Недипломатичный дипломат

Душным июньским вечером во вторник Джон Маккейн с пеной у рта критиковал действия администрации Обамы в условиях украинского кризиса.

«Это такой стыд и позор, что мне трудно сдерживаться», — заявил этот республиканец из Аризоны, после чего приступил к перечислению предполагаемых ошибок Белого дома.

Он заканчивал сравнение Барака Обамы с Невиллом Чемберленом (Neville Chamberlain), когда один репортер прервал его новым вопросом: что думает сенатор о главном американском дипломате, назначенном разбираться с этим конфликтом?

Маккейн сделал паузу, после чего его поведение резко изменилось.

«Я восхищаюсь ею, — заявил он о Виктории Нуланд, главном американском дипломате по Европе. — Она очень, очень умна».

Бурное одобрение Нуланд со стороны  Маккейна разделяют многие на Капитолийском холме, в том числе, немалое количество демократов. Но есть одно место, где Нуланд вызывает гораздо более неоднозначные чувства: это Европа, тот континент, где она по роду своей деятельности обязана формировать прочные и доверительные отношения.

В интервью Foreign Policy европейские коллеги называют Нуланд «наглой», «прямой», «напористой», «резкой», «грубой» и время от времени «недипломатичной». Но они также подчеркивают, что их недовольство этим американским дипломатом вызвано реальными политическими разногласиями, в частности, ее стремлением поставить оружие на Украину, которая отражает поддерживаемое Россией восстание. Белый дом также не одобряет ее устремления.

«Она действует не так, как большинство дипломатов, — сказал один европейский представитель. — Она больше похожа на идеолога».

Огромный парадокс Виктории Нуланд заключается в том, что те самые качества, которые сделали ее суперзвездой в Вашингтоне, превратили ее в скандальную фигуру в Европе, причем в тот самый момент, когда трансатлантические связи испытывают невероятное напряжение.

Нуланд, являющаяся карьерным работником внешнеполитической службы, была назначена впередсмотрящим Госдепартамента по украинскому кризису и боссом всех 50 американских послов в Европе и Евразии. В условиях, когда продолжаются боевые действия на Украине, унесшие жизни 6 400 с лишним  человек и опустившие российско-американские отношения на рекордно низкий уровень со времен холодной войны, Нуланд приходится проводить многие месяцы, летая через Атлантику в попытке сформировать и сохранить единый ответ Запада на агрессию Москвы.

Ее популярность в Вашингтоне отчасти объясняется той агрессивной риторикой, которую она задействует, когда бранит русских и требует от европейцев проведения более жесткой линии.

В марте она обвинила Москву в том, что та установила «царство террора» в Крыму и на востоке Украины. За несколько дней до этого Нуланд первой из американских официальных лиц публично назвала «вторжением» кремлевские действия на украинской территории. Она регулярно в пух и прах разносит «Россию и ее сепаратистских марионеток» за «невообразимое насилие и мародерство», и обещает, что заставит российского президента Владимира Путина заплатить за дальнейшую эскалацию. Давая показания в конгрессе, Нуланд сравнила процесс переговоров с европейцами с попыткой «собрать в стадо кошек». А в прошлом году в результате утечки в сети появилась знаменитая аудиозапись ее телефонного разговора с американским послом на Украине, в котором она говорит: «Наср..ть на Евросоюз».

«Она обычно не выбирает выражений, — сказал сенатор-демократ от Коннектикута Крис Мерфи (Chris Murphy), гордящийся своим прогрессивным подходом к внешней политике. — Я страстный фанат «Тори»».

Несмотря на скромную должность помощника госсекретаря по европейским и евразийским делам, Нуланд долгие годы является важным игроком в американской внешней политике, работая как на неоконсервативных республиканцев, так и на либеральных демократов. Во времена администрации бывшего президента Джорджа Буша она была главным заместителем советника по национальной безопасности у вице-президента Дика Чейни. А перед приходом на свою нынешнюю должность Нуланд работала у Хиллари Клинтон официальным представителем Госдепартамента.

«Будучи самым заметным членом уникального, кто-то даже скажет, невероятного союза Дик Чейни — Хиллари Клинтон, она заслужила доверие как демократов, так и республиканцев», — заявил госсекретарь Джон Керри в сентябре 2013 года на церемонии приведения Нуланд к присяге при вступлении в должность.

Из-за ее прочных связей с Клинтон и влиятельными республиканцами многие обозреватели полагают, что карьера Нуланд будет идти по восходящей вне зависимости от того, какая партия в 2016 году одержит победу. Поэтому она очень важный дипломат, за деятельностью которой надо следить.

***
Но для начала ей надо преодолеть целое минное поле проблем в своей нынешней должности.

Жалобы европейцев на стиль дипломатической работы Нуланд искренни и повсеместны, однако следует отметить, что у нее сейчас невероятно слабые карты.

Нуланд часто встречается с высокопоставленными европейскими руководителями, которые старше ее по должности, и высказывает им такие вещи, которые они не желают слышать.

В условиях столь мощного кризиса многие из этих деликатных задач по идее должна решать босс Нуланд, заместитель государственного секретаря по политическим делам Венди Шерман (Wendy Sherman). Но Шерман занимается делами исключительной важности, возглавляя американскую делегацию на ядерных переговорах с Ираном, в силу чего Нуланд обладает необычной для помощника госсекретаря свободой действий и влиянием.

Столь существенная степень самостоятельности вызывает у ее собеседников навязчивую идею о том, что она является главным тараном ястребов в администрации Обамы — справедливо такое убеждение или нет.

«Многие европейцы, и уж точно Москва, ненавидят Нуланд, и это еще одна причина, по которой ее политические поклонники на Капитолийском холме обожают этого дипломата», — сказал осведомленный в данном вопросе сотрудник конгресса.

В Европе многие считают Нуланд ведущим сторонником поставок оружия Киеву, против которых резко возражают немцы, венгры, итальянцы и греки, опасающиеся расширения конфликта с Москвой.

Белый дом также против предоставления летальной военной помощи Киеву, поскольку Москва обладает так называемым «эскалационным превосходством», то есть, может пересилить и наголову разгромить украинскую армию вне зависимости от того, какую помощь ей предоставят Соединенные Штаты.

Нуланд не единственный чиновник из администрации Обамы, выступающий за вооружение Украины. Но в Европе она стала олицетворением такой политики благодаря важнейшему событию, произошедшему в феврале в Мюнхене на ежегодной конференции по безопасности.

В начале форума Нуланд и генерал Филип Бридлав (Philip Breedlove) устроили неофициальный брифинг для американской делегации, в состав которой входил примерно десяток законодателей из палаты представителей и сената. Без ведома Нуланд и Бридлава в зал, где проходил брифинг, проник журналист из немецкой газеты Bild, опубликовавший репортаж, который наделал шума в Германии, однако не привлек особого внимания англоязычной прессы.

В этом сообщении говорится, что Нуланд и Бридлав оказывали давление на американских законодателей, призывая их поддержать поставки оружия Украине и всячески принижая те дипломатические усилия, которые прилагали в России канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд.

«Мы не в состоянии поставить оружие в таком количестве, чтобы Украина могла победить Россию. Наша цель не в этом, — заявил Бридлав. — Но мы должны попытаться поднять для Путина цену на поле боя».

Нуланд добавила: «Хотела бы призвать вас использовать слова «оборонительные системы», когда вы рассказываете о том, что мы будем поставлять для противодействия наступательным системам Путина».

Высокопоставленный чиновник из администрации оспорил такую характеристику брифинга, но один из присутствовавших на нем законодатель, член палаты представителей Майк Ромпео (Mike Pompeo) (республиканец из Канзаса) подтвердил сообщение репортера Bild в интервью, данном Foreign Policy. «Когда я был на Мюнхенской конференции, выступавшие перед американской делегацией высокопоставленные чиновники из администрации очень четко дали понять, что они за предоставление оборонительного оружия Украине», — сказал он.

Этот американский конгрессмен рассказал Foreign Policy, что данная встреча была в первую очередь направлена на то, чтобы «успокоить Европу» в отношении тех вариантов действий, которые рассматривал Белый дом. По его словам, выступавшие подчеркивали, что никаких решений пока не принято, и старались «опровергнуть наиболее тревожные слухи, циркулировавшие в Европе, скажем, о том, что Соединенные Штаты собираются принять участие в боевых действиях на Украине».

Каковы бы ни были нюансы, многие европейцы после этой конференции пришли к выводу, что Нуланд наплевать на их обеспокоенность по поводу провоцирования эскалации с Россией, и что она идет не в ногу с Обамой, создавая путаницу.

«Нуланд является  сторонницей жесткой политики и поставки вооружений, — написал авторитетный немецкий журнал Der Spiegel. — В отличие от президента Обамы, у нее есть четкое представление о том, что необходимо делать».

Белый дом отказался от комментариев по поводу этой статьи.

Отвечая на вопрос о том, почему Нуланд выступает за поставку оружия на Украину, официальный представитель Госдепартамента Джон Кирби (John Kirby) однозначно выступил на ее защиту. «Госсекретарь безмерно уважает помощника госсекретаря Нуланд и прислушивается к ее советам и оценкам в это критическое для трансатлантических отношений время, особенно что касается усиления нашей поддержки Украине», — заявил он Foreign Policy.

***
Хотя американские законодатели явно находятся в контрах с Белым домом, в обеих партиях существует уверенность в том, что Нуланд все говорит правильно.

«Это освежающие заявления, — сказал член палаты представителей демократ Элиот Энгел (Eliot Engel), работающий в комитете по иностранным делам и тоже присутствовавший на конференции в Мюнхене. — Мне кажется, мы должны поставить оборонительное оружие Украине. Я не верю в доводы о том, что Россия в любой момент может разгромить Украину. … Я считаю, что это пораженческая позиция».

Воинственную точку зрения Энгела разделяет большинство законодателей в палате представителей и в сенате.

В декабре демократы и республиканцы в конгрессе подавляющим большинством голосов приняли закон, дающий президенту право предоставлять Украине летальную помощь, в том числе, боеприпасы, разведывательные беспилотные летательные аппараты для применения в войсках, а также противотанковое оружие. Президент согласился подписать этот закон только потому, что он не обязывает его предоставлять такую помощь, чего он пока не делает. На этой неделе сенат применил новую тактику, включив в свой законопроект о военной политике положение о том, что половина из 300 миллионов долларов помощи на обеспечение украинской безопасности будет приостановлена до тех пор, пока 20 процентов  из этих средств не будут потрачены на поставки Киеву оружия смертельного действия.  Белый дом выступил против этого положения, опасаясь, что такая помощь приведет лишь к усилению кровопролития на Украине и даст Путину оправдание для новых насильственных действий.

Хотя неприязнь между Нуланд и ее европейскими коллегами отчасти объясняется политическими разногласиями такого рода, свою роль в этой враждебности явно играет ее жесткий стиль работы.

«Кое-кто считает, что напористость Нуланд просто бьет через край и является чрезмерной, по крайней мере, для приглушенной дипломатической атмосферы в Европе», — говорит старший научный сотрудник Школы передовых международных исследований (School of Advanced International Studies) при Университете имени Джонса Хопкинса Федерига Бинди (Federiga Bindi).

Сторонники Нуланд заявляют, что это жестокость из милосердия, которая как раз и нужна для реализации мер Вашингтона в ответ на российскую аннексию Крыма, осуществленную в прошлом году.

Стратегия Белого дома заключается в сплочении  Европы против России посредством целого комплекса карательных, но не военных мер. Они включают: американские и европейские экономические санкции, направленные против российских государственных отраслей энергетики, финансов и вооружений, и введенные в сентябре прошлого года; исключение России из «Большой восьмерки», а также призыв к лидерам союзнических стран не приглашать Путина в свои столицы и самим не посещать Россию на уровне глав государств.

Но сохранить единство Европы — это непростая задача.

Что касается сдерживания России военными средствами, то здесь европейцы кто в лес, кто по дрова. Прибалтийские государства за агрессивные ответные действия, а Италия с Грецией предпочитают более дипломатичные подходы. Между тем, Германия и Франция, являющиеся самыми влиятельными членами ЕС, ищут некое промежуточное решение проблемы.

Что касается санкций, то здесь у европейских лидеров гораздо меньше энтузиазма, чем у США, потому что  их страны поддерживают давние и выгодные отношения с российскими компаниями. Из-за санкционной политики французский сельскохозяйственный экспорт и итальянская туристическая индустрия уже потеряли большие деньги.

Когда европейские страны нарушают общий строй, им приходится нести ответ перед Нуланд, что не всегда заканчивается хорошо.

Так, в середине марта Нуланд поехала в Рим, когда премьер-министр Италии Маттео Ренци встретился с Путиным во время поездки в Москву, которая стала первым официальным визитом лидера крупной европейской страны после присоединения Россией Крыма.

Итальянцы демонстративно не подчиняются западной политике по изоляции Путина. Нуланд, которая стала первым вашигтонским визитером в Италии после поездки Ренци, столкнулась с трудной задачей, поскольку ей пришлось оказывать давление на Рим. Как сказал один дипломатический источник, из-за резкой брани Нуланд ее итальянские партнеры обиделись и разозлились.

Высокопоставленный представитель администрации говорит, что такой сигнал просто необходимо было подать. «Политика администрации состоит в том, чтобы рекомендовать лидерам союзнических стран не приглашать Путина в свои столицы и самим не посещать Россию на уровне глав государств, — заявил этот представитель. — Высокопоставленные руководители всех уровней выражали итальянцам свою озабоченность по поводу планов Ренци».

Признавая серьезность возникшего противостояния, этот представитель добавил, что Нуланд передала свое послание «с разочарованием, а не с раздражением».

Такого рода жестокость из милосердия Нуланд особенно нравится американским официальными лицам.

«Она говорит все, как есть, — отметил Энгел. — Никаких околичностей, никакой фальши».

***
Нуланд, бегло говорящая по-французски и по-русски, объясняет свою склонность к ругательствам тем временем, которое она в 20-летнем возрасте провела на советском рыболовецком траулере, когда изучала русский язык.

Будучи дочерью прославленного профессора Йельского университета, ныне покойного Шервина Нуланда (Sherwin Nuland), и женой известного неоконсервативного журналиста Роберта Кагана (Robert Kagan), Нуланд давно уже живет в окружении влиятельных и искусных собеседников.

Каган, ставший соучредителем проекта «Новый американский век» (The New American Century) и одним из основных сторонников катастрофического вторжения в Ирак, не новичок в искусстве обижать европейцев. В начале 2000-х он написал ставший весьма известным очерк о нарастании противоречий между США и Европой в вопросах внешней политики. Когда дело доходит до применения военной силы, заявил он, возникает впечатление, что американцы — с Марса, а европейцы — с Венеры.

На церемонии вступления  в должность Нуланд вспомнила работу Кагана, проникновенно говоря о своем браке: «Он — мой Марс, он — моя Венера, он — моя планета Земля».

В прошлом году Нуланд и Каган рассказали корреспонденту Politico, что влюбились друг в друга, «разговаривая о демократии и роли Америки в мире» на одном из своих первых свиданий.

Поскольку Нуланд замужем за Каганом, большинство европейцев считают ее республиканкой, хотя ее воинственное отношение к России не является уникальным в администрации Обамы.

Как говорят американские чиновники, другие высокопоставленные руководители — тоже за поставку оружия Украине. Среди них — Керри, министр обороны Эштон Картер, вице-президент Джо Байден и партнер Нуланд по Мюнхену генерал Бридлав. Картер даже публично изложил свои предпочтения. «Я очень сильно склоняюсь в этом направлении, так как мне кажется, что мы должны поддержать защищающих себя украинцев», —сказал он в феврале, выступая в сенатском комитете по делам вооруженных сил.

В администрации есть еще два влиятельных голоса по Украине: это старший директор Совета национальной безопасности по европейским делам Чарльз Купчан (Charles Kupchan) и старший директор по России и Евразии Селеста Уолландер (Celeste Wallander). Говорят, что на взгляды Купчана и Уолландер серьезно влияет их научная работа. Купчан давно уже скептически относится к НАТО, а его сомнения относительно военного решения кризиса являются важным интеллектуальными оплотом против наиболее воинственных предложений, проникающих в Совет национальной безопасности.

Несмотря на то, что взгляды Нуланд на украинский кризис не выходят за рамки господствующей тенденции в Госдепартаменте, ее репутация как самого драчливого ястреба в умах европейцев в ближайшее время вряд ли изменится. Во многом это вызвано тем, что она никогда не искупит свои былые прегрешения, которые сделали ее знаменитой: тот частный телефонный разговор в 2014 году, в котором она пренебрежительно отозвалась о Евросоюзе, когда разворачивалось политическое противостояние между украинской оппозицией и бывший президентом Виктором Януковичем.

По иронии судьбы, тот телефонный разговор является  одним из самых известных, но наименее понятых аспектов деятельности Нуланд на посту помощника госсекретаря.

Как говорят дипломатические источники по обе стороны Атлантики, вопреки широко распространенному мнению СМИ, бранное выражение Нуланд никак не было связано с ее недовольством по поводу отношения ЕС к режиму Януковича или с ее точкой зрения на это объединение из 28 стран.

То знаменитое «Fuck», которое услышал весь мир, на самом деле было результатом технических разногласий, берущих свое начало в январе 2014 года. В то время сотни тысяч протестующих на Майдане требовали отставки Януковича после того, как дружащий с Москвой президент нарушил свое обещание подписать соглашение об ассоциации с ЕС, и выражали недовольство по многим другим поводам.

Американские представители давили на Януковича, призывая его вышвырнуть действующую власть и создать техническое правительство, включив в его состав лидеров оппозиции. После нескольких недель сопротивления Янукович смягчился и предложил оппозиции две важных должности в новом правительстве, что стало крупным дипломатическим прорывом. Однако оппозиция, обеспокоенная тем, что этот хитрый политик может ее переиграть, хотела, чтобы посредником на переговорах стала третья сторона — в идеале Евросоюз. Когда ЕС отказался от посредничества, Нуланд, пользуясь выражениями, о которых она потом пожалеет, порекомендовала отодвинуть европейцев в сторону, и вместо них поручить это дело ООН.

«Я думаю, что было бы здорово скрепить все это, и чтобы ООН помогла это скрепить, — сказала тогда Нуланд. — И знаешь, наср..ть на Евросоюз».

Канцлер Германии Ангела Меркель назвала высказывание Нуланд по телефону «совершенно недопустимым», а Госдепартамент позднее заявил, что Нуланд впоследствии извинилась за свои слова перед ключевыми партнерами из ЕС.

Большинство полагает, что утечку информации организовали российские разведслужбы, чтобы вбить клин между ЕС и США.

Но пока эта стратегия не дает результата, потому что США и ЕС сохраняют единство по вопросу санкций, пусть и весьма шаткое. В среду ЕС принял решение продлить санкции против России еще на шесть месяцев, проигнорировав активное лоббирование со стороны Москвы. Тем не менее, предполагаемая шпионская уловка задала тон весьма непростым взаимоотношениям Нуланд с ее европейскими коллегами.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0