Новые грани мирового терроризма: уроки для Украины

Недавно всю юго-восточную Азию буквально всколыхнула новость о массовой гибели подростков в школе для детей военных в пакистанском Пешаваре. По разным данным, боевиками было убито от 146 человек, из них почти 137 — дети. Ответственность за произошедший теракт уже взяла на себя пакистанская ветка исламского движения Талибан.

Сразу же следует отметить то, что местные власти преуспели в процессе установления личностей боевиков и их лидеров, спланировавших теракт, однако на этом их успехи заканчиваются. Массовая гибель детей и подростков – это скорее жестокая закономерность внутренней политики контр-терроризма, проводимой Пакистаном в последние пару лет. Государство, желающее по-мирному разойтись с боевиками Талибана, досадно просчиталось, наивно полагая, что может безболезненно сосуществовать с террористической организацией.

Новости по теме: В Пакистане ликвидировали командира, организовавшего нападение на школу в Пешаваре

После событий 2011 г., когда вследствие антитеррористической операции США в Пакистане был убит глава Аль-Каиды Усама бен Ладен, местные власти не уделили должного внимания проблеме возрастания ячеек талибов на территории своей страны. Начиная с 2013 г., Пакистан вообще официально сообщал, что высшее руководство готово проводить двусторонние переговоры о мирном разрешении конфликта с лидерами боевиков. Именно тогда в американских СМИ появились первые материалы о расширении подпольной сети Талибан в Пакистане. Однако Исламабад не прислушался к мнениям военных экспертов о том, что подобное сосуществование с террористами таит в себе немалую угрозу. Об этом впору задуматься и украинским политикам, невзирая на встречи в Минске.

Последние заявления Пакистана в Совбезе ООН по поводу судьбы индийского Кашмира очень напоминают российскую риторику относительно украинского Донбасса: «кашмирцы имеют право на самостоятельность, а индийские власти там – это оккупанты». И если ситуация в части регионов Донецкой и Луганской областей (т. н. «ДНР» и «ЛНР») близка к гуманитарной катастрофе по причине боевых действий, то в северном Кашмире эта катастрофа уже произошла – вследствие мощного наводнения в сентябре этого года. Разумеется, что Пакистан будет пытаться «погреть руки» на этом, так как его риторика не меняется, а теперь – после трагедии в Пешаваре – Исламабаду необходимо срочно решать вопрос с талибами.

Новости по теме: Власти Пакистана планируют в ближайшие недели казнить около 500 осужденных за терроризм

Какие же варианты у Пакистана? Их можно выделить несколько.

Разумеется, что из-за терактов с огромным количеством жертв в Пешаваре факт присутствия боевиков Талибана в стране властям уже никак не скрыть. Сообщество (как местное, так и мировое) ждет от Исламабада жестких контр-террористических мер. Последний их уже начал активно принимать. Так, на высшем уровне принято решение о создании на базе армии спецкорпуса по борьбе с терроризмом численностью 5 000 человек. Как заявил пакистанский премьер Наваз Шариф, новые подразделения (5 отрядов по 1000 чел.) будут базироваться в столичном регионе и 4 других – Синде, Пенджабе, Балохистане и Кхибер Пакхтунхве. Кроме того, в данный момент в ряде городов на севере страны в рамках проведения антитеррористической операции задействовано почти 10 000 солдат регулярной армии. Таким является один из возможных вариантов внутренней политики Пакистана в сфере противостояния терроризму.

В данном ключе нельзя не вспомнить об экстренных мерах властей Украины в условиях сопротивления терроризму на востоке. А это и возрождение Нацгвардии, и появление добровольческих батальонов, и активная контр-террористическая деятельность СБУ. Сейчас уже заключаются договора о поставку Украине иностранного вооружения и идут толки о существенном увеличении численности ВСУ. Но это все только сейчас – после добрых полугода развития терроризма на Донбассе. Открытым остается вопрос – почему же власти медлили ранее? Ведь в зоне АТО тоже уже погибло почти полсотни детей. Но ведь Украина – это не Пакистан, живущий с Талибаном. Нам не нужен свой Пешавар.

Новости по теме: В Пакистане полиция задержала подозреваемых в нападении на школу

Однако возможен и второй вариант поведения Исламабада в сложившейся ситуации. Это экспорт терроризма за пределы Пакистана. И здесь наиболее вероятным регионом может оказаться именно индийский Кашмир. Условия весьма подходящие: обедневшая провинция, разрушенная инфраструктура, массовое недовольство местного населения политикой центральных властей (в Дели). Ввиду конкретной тактики угроз от Пакистана Индии в связи с непризнанием последней права жителей Кашмира на самоопределение, Исламабад вполне реально может предложить талибам «коридор» в Индию в обмен на «пассивность» своей армии при проведении антитеррористической операции. Подспорье для террористической деятельности в Индии также имеются: в некоторых северо-восточных регионах до сих пор орудуют группировки партизан-маоситов. Буквально вчера они напомнили Дели о себе серией терактов в штате Ассам, убив почти 50 гражданских лиц, в основном женщин и детей.

В плане экспорта терроризма в соседнюю страну, здесь Пакистану может подать пример РФ, усердно занимающаяся этим под видом посылки гумконвоев на Донбасс. Но вместе с этим Исламабаду стоит учесть, что Кашмир – не Донецкая и Луганская области. Развитой инфраструктуры и промышленных мощностей в Кашмирской долине нет, и поэтому все обеспечение боевиков ляжет на Пакистан, а награбить в разрушенных наводнением селах что-то существенное вряд ли удастся. В любом случае, Исламабаду, не в пример Кремлю,придется отправлять гумконвои гораздо более существенные. Да и транспортная система в Кашмире – не просто степные дороги Донбасса, а индийская граница – все же на замке.  

Как полагает американский эксперт по Юго-восточной Азии Дениэл Маркей, «чудовищные события, произошедшие в школе Пешавара, несущественно повлияют на тесные связи правящей верхушки Пакистана с лидерами исламских террористов». В подкрепление своих слов, Маркей указывает на «удивительную неактивность» армии и спецслужб Пакистана в рамках проведения антитеррористической операции против талибов.

Именно поэтому не стоит полагаться на сугубо антитеррористический курс Исламабада даже после Пешаварской трагедии. Ведь ранее Пакистан уже был готов сесть за стол переговоров с боевиками. А ведь мечты об индийском Кашмире и укрепление связей с агрессивным Кремлем – это не пустой звук для Исламабада.

Государство обязано защищать своих граждан. Не только силой оружия, но и словом дипломатии. Однако на примере Пакистана мы видим, как дорого обошлась его гражданам наивность государственных мужей и вера в победу дипломатии особенно тогда, когда по ту сторону – террористы вне семьи и Родины.

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику «Мнение», ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

http://112.ua/mnenie/novye-grani-mirovogo-terrorizma-uroki-dlya-ukrainy-166788.html

Поделиться в соц. сетях

0