Обамы приходят и уходят — давление на Израиль останется

31 марта исполнились шесть лет с того дня, как Биньямин Нетаньяху находится непрерывно на посту главы правительства Израиля.

В январе 2009г., незадолго до выборов, я интервьюировал тогдашнего главу оппозиции, которому все опросы предсказывали скорый переезд в апартаменты главы правительства. Помимо прочего, я спросил Нетаньяху, как он намерен находить общий язык с недавно избранным президентом США Бараком Хусейном Обамой, мировоззрение которого кардинально отличается от его, Нетаньяху , взглядов. «Я немного знаю Америку, совсем чуть-чуть», — ответил он со слегка  покровительственной улыбкой и добавил: «Все будет в порядке».

В порядке не получилось. Не нужно быть заядлым противником израильского премьера, чтобы признать  очевидное: давно уже отношения Израиля и США не достигали таких ледяных температур. Не нужно впадать в преувеличения — всякое бывало за годы партнерства между Иерусалимом и Вашингтоном, но нынешний кризис, безусловно, занимает одно из ведущих мест.

Неуместно было бы все относить на счет отсутствия личной симпатии между Нетаньяху  и Обамой. Симпатии там, разумеется, нет и быть не может, но корни ее отсутствия лежат именно в идеологической полярности двух лидеров. И тема переговоров шести  ведущих держав (в первую очередь, очевидно, США) с Ираном демонстрирует эту полярность как нельзя более ярко.

Из всей предвыборной риторики Барака Обамы в 2008 году более всего мне запомнился тезис о необходимости «разговаривать со всеми».

«Время бойкотов кончилось, мы видели, насколько такая политика недальновидна и неприбыльна», — заверял американцев, а по сути, весь западный мир тогдашний кандидат в президенты США. Ему поверили, и он осуществил  обещанное. В момент написания этих строк, в Лозанне Иран, который до прихода власти в свободном мире Барака Обамы, был одной из ключевых фигур в оси зла, стал партнером по переговорам. Партнером, которому идут на уступки, заключают компромиссы и договариваются.

Израильтяне давно и прочно завоевали титул одной из наиболее страдающих от мании величия наций. Своеобразная политика Барака Обамы многими в Израиле была истолкована, как проявление враждебности к Израилю, даже некоторого юдофобства. Не обходилось и без упоминаний того, что Барак-то все-таки Хусейн, а значит…

Не являясь сторонником политики, проводимой президентом США, все же думаю, что ничего это не значит. Обама просто (хоть эту простоту и не понимают израильские политические лидеры) реализует то, о чем говорил перед выборами. Это осознанный выбор американского президента, это его идеология, и он реализует ее на практике.

Оглядываться ему почти не на кого: Конгресс маловлиятелен в вопросах внешней политики, американские СМИ очень часто относятся к Обаме, как «Гаарец» к Зааве Гальон, а общественное мнение в США (также) занято социально-экономическими вопросами в гораздо большей степени, нежели внешнеполитическими. Это позволяет американскому президенту быть свободным от разного рода ограничений, с которыми сталкивается зачастую премьер-министр Израиля.

Обама пользуется этой свободой очень широко. И, по иронии судьбы, это делает почти неизбежным, почти запрограммированным его конфликт с премьер-министром Израиля, который, хоть и действует в рамках гораздо более жестких ограничений, но, тем не менее, также пытается «не сбиваться» в  действия, которые полностью противоречат его убеждениям. И так сложилась конструкция, которая задолго до того, как были сформированы личные отношения между Нетаньяху  и Обамой, почти гарантировала конфликт между ними. Обама — либерал, Нетаньяху  — консерватор, Обама — сторонник рискованных шагов с целью достижения прогресса в мире, Нетаньяху   выступает за осторожность, особенно на фоне нестабильности, которая возникла в регионе, кстати, в немалой степени благодаря именно политике американского президента.  Обама сторонник диалога всех со всеми, а Нетаньяху  требует от тоталитарных режимов действиями доказать свою «пригодность» к участию в дипломатической сфере.

Справедливости ради надо признать, что Обама — далеко не первый американский президент, пытающийся высаживать абстрактные демократические и либеральные ценности на грубую ближневосточную почву. Достаточно вспомнить, что его предшественник Джордж Буш, который идеологически был гораздо ближе к Нетаньяху , чем к Обаме, вынудил правительство Израиля предоставить ХАМАС право на участие в выборах в Палестинской автономии в январе 2006 года. Итог всем хорошо известен.

На фоне этого непростого узла открытым остается вопрос о том, как должен себя вести премьер-министр Израиля?

Зависимость Израиля от единственного весомого партнера не вызывает сомнений, несмотря на то, что люди, обладающие различными политическими интересами, склонны преувеличивать ее масштабы. Бюджет Израиля составляет порядка 400 миллиардов шекелей (100 миллиардов долларов). Ежегодная американская помощь Израилю оценивается в 3 миллиарда. Думаю, что можно, немного напрягшись, изыскать в бюджете эти самые излишки, которые позволили бы, если не полностью избавиться от необходимости в американской помощи, то заметно понизить ее.

Кстати, такого мнения придерживаются  не только националисты, мечтающие — экие чудаки, право! — чтобы Израиль стал независимым государством не только на бумаге. Аналогичную точку зрения высказывал ни кто иной, как Йоси Бейлин.

Но и сейчас в силах Израиля достойно противостоять давлению извне. Для этого нужно «совсем немного», и об этом я неоднократно упоминал в своих заметках на «Полосе». Израилю необходимо сформировать свою позитивную стратегию. Под таковой я имею в виду осознание того, к чему Израиль стремится и каким хочет быть и видеть себя не послезавтра, а через 15-20 лет. По историческим меркам Обама покинет Белый дом уже «послезавтра». Но если такая стратегия сформирована не будет, Израиль вновь окажется под давлением с самых разных сторон, почти вне связи с тем, кто придет в Белый дом на смену Бараку Обаме.

Недавние выборы доказали, что Биньямин Нетаньяху  вполне способен (еще) сформировать стабильное большинство, готовое пойти за ним и довериться ему, во всяком случае более, чем любому из конкурентов на его место. В ближайшую – возможно, последнюю каденцию на посту главы правительства — Биньямин Нетаньяху  должен начать думать о том, что он оставит после себя в политической истории Израиля. Обеспечение безопасного будущего еврейского государства, противостояние иранской угрозе — это, при всем уважении и осознании важности, не более, чем тактика.

Нужно большее.

Нужен взгляд на годы, возможно, на поколения вперед. И тогда Нетаньяху  сможет сказать, отвечая на давление извне: «мы не банановая республика». Сказать и услышать в ответ поддержку народа.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0