Одобрен проект статей соглашения Азиатского банка

Соглашение об образовании Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ), наконец, подписано. Статьи соглашения были одобрены в понедельник 50 странами-учредителями. До открытия банка в конце нынешнего года осталось только добрать персонал и распахнуть двери перед бизнесменами.

И хотя в документе на 34 страницах расписывается, какими пакетами акций и правом голоса обладают 50 стран-учредителей (а также семь, ожидающих вступления), и описывается управленческая структура банка, в нем мало говорится о главном назначении организации. «Целью банка станет способствование устойчивому экономическому развитию, создание материальных благ, улучшение сети инфраструктуры в Азии посредством инвестиций в ее строительство и другие промышленные сектора, а также продвижение регионального сотрудничества и партнерства».

На официальном сайте АБИИ пока говорится только о том, что банк будет уделять внимание проектам, связанным с энергетикой, электроснабжением, транспортным сообщением, телекоммуникациями, сельской инфраструктурой, сельскохозяйственным развитием, водоснабжением, улучшением санитарных условий, защитой окружающей среды, городским развитием и логистикой.

По-видимому, вопрос о том, на каком регионе будут сосредоточены усилия банка, во многом остается на усмотрение Совета управляющих, директоров и других топ-менеджеров этой организации, чей головной офис находится в Пекине. Пока мы знаем лишь, что интересы АБИИ лежат в «Азии и Океании».

Некоторые находят интересным тот факт, что Нью-Дели и Москва являются следующими после Пекина держателями акций данного банка. Индийская доля еще раз напоминает о том, что Индия — седьмая по величине экономика в мире. Третья позиция, занимаемая Россией (15-я экономика в мире), воспринимается скорее как важная в стратегическом плане. «Я вижу это как часть процесса по смене политического курса Кремля в сторону Азии, а также стратегического сближения России и Китая во многих сферах, — заявил бывший вице-президент Goldman Sachs Кеннет Кертис в интервью The Business Times. — Кроме того, РФ является важным игроком в Средней Азии и ключевым в Восточной Азии».

Как отмечает The Moscow Times, «Россия заняла значимую позицию в банке благодаря тому, что Москва улучшает свои дипломатические и экономические связи с азиатскими странами на фоне конфронтации с Западом из-за украинского конфликта. Кроме того, Россия приложила усилия для выстраивания отношений вне рамок международных финансовых организаций, которые были созданы при поддержке США после Второй Мировой войны».

«Кроме того, важно то, что Москва будет ключевым членом в так называемом Банке БРИКС (или Новый банк развития, НБР БРИКС), в который также войдут Китай, Индия, Бразилия и Южная Африка», — отметил бывший высокопоставленный чиновник МВФ.

Существуют мнения, что такое важное положение Индии и России в АБИИ скорее случайность, чем намеренность. «Единственные, кто в финансовом плане подходят на второе и третье место в подобной организации, это Япония и США, однако никто из них не готов вступить в нее сейчас», — считает высокопоставленный американский чиновник.

«Обеим обещали первые места в банке, Японии — второе, США — третье», — добавил он. Тем не менее, многие считают, что еще до того, как страны начали подписывать бумаги о вступлении, было ясно, что Токио и Вашингтон настроены против идеи такого банка из-за его системы «управления» и по другим причинам, и не собираются становиться соучредителями.

В соответствии со Статьями соглашения, Китай будет обладать 26% голосов и 30% акций, Индия — 7,51% голосов и 8,5% акций, а Россия — 5,93% голосов и 6,6% акций, сообщил китайский дипломатический источник.

(Разница между голосами и акциями заключается в том, что 15% голосов были равно распределены между всеми соучредителями организации вне зависимости от доли в капитале. Таким образом, сгладится влияние главных держателей акций.)

Данное правило ограничивает тройку лидеров 40% голосов, что не позволяет им диктовать свою политику, так как Статьи соглашения для принятия решения требуют «три четверти всех проголосовавших». Тем не менее, они обладают контрольным пакетом акций, а Китай еще и правом вето.

В соответствии со Статьями соглашения, банк может создавать любое необходимое количество «специальных фондов» для прямого финансирования проектов особого назначения. Такие фонды есть, например, у Азиатского банка развития (АБР), и они в основном финансируются Японией.

В дополнение к уставному капиталу, равному 100 миллиардам долларов, у АБИИ будет возможность занимать средства, которой обладают другие международные учреждения по развитию. Однако, по крайней мере, поначалу, банк будет получать заемные средства в основном из Китая и Гонконга, а не от других международных рынков капитала.

Похоже, что разработкой политического курса АБИИ будет заниматься президент банка (скорее всего им станет бывший заместитель министра финансов Цзинь Лицюнь (Jin Liqun)) вместе с одним или несколькими вице-президентами. У банка будет также Совет директоров (состоящий из 12 членов), который не будет постоянно находиться в штаб-квартире, а Совет управляющих, который должен назначать директоров, будет проводить уставные собрания раз в год.

На чем же сосредоточат свое внимание главные держатели акций (среди них уже упомянутая тройка лидеров, а также Германия, Южная Корея и Австралия) еще предстоит определить, однако внимание Китай, по всей видимости, будет сосредоточено на Евразии.

Си Цзиньпин неоднократно заявлял о том, что создание АБИИ связано с учрежденным ранее в этом году Фондом Шелкового пути, в который Китай вложил 40 миллиардов долларов. Его основная задача будет заключаться в инвестировании в транспортную, энергетическую и другие отрасли, связывающие Европу и Азию.

По словам председателя КНР, инициатива «один пояс, один путь» (Экономический пояс Шелкового пути и Морской Шелковый путь) будет обеспечивать взаимную выгоду, приведет к более тесной экономической интеграции, даст стимул развитию инфраструктуры, создаст новый рост экономики и занятости.
Сочетание этих двух инициатив будет служить на благо формирования так называемого «нового континентализма» в Евразии (континентализм — обычаи; характерные для того или иного континента, — прим. перев.). Этот термин был предложен экспертом по Северо-Восточной Азии Кентом Колдером (Kent Calder), который возглавляет Центр Райшауэра по изучению Восточной Азии при Университете Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University). «Я думаю, Китай настроен серьезно», — заявил он в интервью Business Times.

В своей книге «Новый континентализм» (The New Continentalism) профессор Колдер пишет: «Китай весьма настойчиво строит инфраструктуру от своего восточного побережья по направлению к западу, например, высокоскоростные железнодорожные магистрали и сверхвысоковольтные линии электропередач, и для этого есть ряд внутренних причин».

По мнению некоторых экспертов, подобные цели будут преследовать и АБИИ вместе с Фондом Шелкового пути. А интерес Казахстана (и других стран Средней Азии, которые входят в число акционеров АБИИ) в создании нового банка развития заключается в том, чтобы в дальнейшем развивать сотрудничество в Евразии, которое может расшириться вплоть до Европейского инвестиционного банка (ЕИБ).

Профессор Колдер говорит: «Я думаю, что геополитические изменения (в регионе, который тянется от Северо-Восточной Азии через Среднюю Азию вплоть до Европы) очень важны. Распад СССР, быстрый рост Китая, кризис на Украине и отдаление от Европы толкают Россию в объятия КНР, ведь Азиатская часть континента кажется более открытой, поэтому с ней нужно укреплять отношения».

Г-н Колдер также указывает на то, что в последние месяцы были открыты новые железнодорожные линии между Европой и Китаем, а также на российско-китайский проект строительства нефтепровода. Это служит доказательством того, что сотрудничество между странами становится более конструктивным.

«Именно на этом фоне в прошлом году Си Цзиньпин во время визита в Казахстан заявил о желании Китая создать Среднеазиатский банк развития», — отмечает Син Юйцин (Xing Yuqing), эксперт по региональным вопросам в Национальном институте политических исследований (National Graduate Institute of Policy Studies) в Токио.

Однако вскоре глава КНР объявил о намерениях Китая создать АБИИ и Фонд Шелкового пути. «Теперь про Среднеазиатский банк развития ничего не слышно. Все дело в геополитике, ведь Средняя Азия — это сфера влияния России».

Пока неясно, насколько АБИИ готов разделить с Фондом роль финансирования инфраструктурных проектов в Евразии. Однако некоторые считают, что у Европы под руководством Великобритании, которая поспешила стать одним из соучредителей банка ранее в этом году, есть такие мысли.

Члены Евросоюза заинтересованы в предоставлении финансовых, а также инфраструктурных и логистических услуг АБИИ, а Великобритания и Люксембург еще и в выделении места под создание региональных отделений банка. Как говорят источники, это, возможно, было еще одним мотивом для них как можно скорее стать участниками проекта.

Тем временем Всекитайское собрание народных представителей (парламент КНР) ратифицировало создание НБР БРИКС, штаб-квартира которого находится в Шанхае. В задачи этой организации входит инвестирование инфраструктурных и других проектов развития в странах БРИКС, и, по сообщениям, каждая страна будет иметь равное количество голосов в управлении банком. Его первоначальный капитал составит 50 миллиардов долларов.

Нужно будет еще разобраться с распределением обязанностей между АБИИ, Фондом Шелкового пути и НБР БРИКС (не говоря уже об их отношениях с такими международными организациями, как Азиатский банк развития и Всемирный банк), но они, скорее всего, вряд ли будут перекликаться.

ИноСМИ

%d такие блоггеры, как: