Переворот заказывали? Получите — трансформация протеста

Переворот заказывали? Получите — трансформация протеста

Происходящее сегодня на развалинах некогда самой процветающей и богатой республики СССР привлекает внимание всего мира. Особенно после начала очередного этапа “принуждения к миру” киевского пронацистского режима, захватившего власть почти год назад. Во многом, события на Украине уникальны. Чем и определяется характер этой “странной войны“ – она даже не является войной гражданской в том виде, как её привыкли понимать.

Прежде всего, насилия и кровопролития не хотело подавляющее число граждан Украины. Мало того, 99% населения не понимало, ради чего брать в руки оружие. Люди, бесконечно далекие от геополитических амбиций США, привыкли воспринимать далекую Америку как цитадель демократии, которая нежно и трепетно заботится о каждом землянине, оберегая его от воров и коррупционеров, диктаторов и прочих нехороших властителей. Именно стремление “жить, как в Европе“ явилось стимулом для начала майдана и массовых, но мирных протестов.

Выходившие “против Януковича“ вовсе не желали кого-то убивать. Они даже шины жечь не желали. И уж тем более – забрасывать пацанов-срочников из внутренних войск коктейлями Молотова. Именно поэтому подавляющее большинство участников майдана в ноябре-декабре покинули улицы и площади после подхода “боевых отрядов майдана“, в подавляющем большинстве сформированных из сельских жителей Галиции.

К 22 января 2014 года мирный протест фактически исчерпал себя. Речи Яценюка и Тягнибока больше не заводили толпу. Нужны были жертвы – и они появились. Армянин Нигоян и белорус Жизневский, оба – радикальные националисты, появились вовремя. При их убийстве даже не слишком старались скрыть следы, использовав не стоящее на вооружении МВД оружие. Да это никого и не интересовало. Точно так же, как и расстрелы “небесной сотни“, не расследованные до сих пор. Эти сакральные жертвы майдана цинично использовались для организации вооруженного переворота при полном одобрении и помощи Запада. Раздача печенек высшими должностными лицами США воспринималась как нечто само собой разумеющееся. Как и многочисленные совещания будущего руководства хунты с чиновниками США и Евросоюза.

В результате Янукович убрал с улиц столицы милицию, а гарантии, подписанные лидерами майдана и заверенные тремя главами МИД государств Евросоюза, были немедленно забыты – победоносно и относительно бескровно вооруженный переворот свершился. К вящему удовольствию Запада. И вот тут начались проблемы.

Как оказалось (хотя это было очевидно изначально), большинство жителей тогда еще единой Украины вовсе не желали видеть во главе государства Яценюка с Турчиновым. Еще меньше люди готовы были терпеть откровенных нацистов, понаехавших из Галиции и вместе с немногочисленными своими сторонниками на местах мгновенно начавшими откровенно гадить в городах, сносить памятники, нападать с оружием в руках на местных жителей и принимать в парламенте только им угодные законы. Очень многих испугал пакет законов, одним из которых фактически запрещалось употребление русского языка, принятый немедленно после переворота.

И дело не собственно в языковом законе – он просто давно на просторах Украины стал лакмусовой бумажкой, на которой проявлялось истинное лицо и намерение тех или иных политических групп. Точно так же, как и памятники Ленину. Уже в ночь на 23 февраля прошлого года в Харькове банда откровенных бандеровцев попыталась сломать памятник Ильичу на площади Свободы. Бандиты были избиты и отступили в здание областной обладминистрации, где просидели под охраной милиции вплоть до 1 марта.

Вообще, события в Харькове в то время наглядно показали, “кто есть ху“. Еще не было никаких разговоров о русской армии, жалкие попытки подконтрольных хунте СМИ объяснить протест некими привезенными из Белгорода “титушками“ разбивались о неоспоримый факт – в акциях мирного протеста участвовали до 100 тысяч жителей Харькова одновременно. И именно харьковчане голыми руками выковыривали в первый день весны засевших в облсовете несколько сотен бандеровцев. В том числе и тех, кто успел за неделю приехать “на усиление“ из Галиции – в форме, в касках, с ледорубами, как раз готовых устанавливать “новый порядок“ любой ценой. Что особенно важно в штурмах той Русской весны – ни одного убитого и даже госпитализированного бандеровца. Хотя они-то как раз в людей стреляли из всего – травматические и пневматические пистолеты, петарды и фейерверки, ледорубы и биты – все было пущено в ход – бандеровцы были хорошо вооружены, в отличие от горожан. И тем не менее – без жертв.

Первая большая кровь после вооруженного переворота тоже пролилась в Харькове. Ночью 14 марта боевики “Правого сектора“, уже используя огнестрельное оружие, убили двоих и ранили пятерых горожан, включая и участкового милиционера. Надо ли уточнять, что никто из них не сидит в тюрьме, а главарь Белецкий командует батальоном (уже полком) “Азов“!? Стоит ли удивляться, что жители Крыма, никогда не желавшие видеть нацистов на своем полуострове, поспешили вернуться в Россию, из которой были выброшены помимо своей воли Хрущевым в 1954 году? И заметьте – тоже бескровно.

Точно так же, без массового кровопролития и жертв, на Юго-Востоке горожане занимали городские, областные советы и прочие правительственные учреждения, здания милиции и СБУ. Мало того, часто действуя рука об руку с милицией и местными властями. И по-прежнему, никаких убийств и даже намека на войну. Мало того, требования людей лежали абсолютно в правовом поле – все они требовали проведения референдума, возвращения законной власти, ликвидации банд нацистов. И когда против них бросили танки и бронетехнику, когда в города начали вводить спецназ из Западной Украины, все равно и речи не было о военных действиях. Равно как и о русских войсках. Смешно было о них говорить в первую половину весны, когда люди голыми руками останавливали бронетранспортеры и БМП и гонялись на своих “Нивах“ и “Жигулях“ по полям за отбившимися от стада танками.

Да и военные не злобствовали – предпочитая стрелять поверх голов в те редкие случаи, когда решались применять оружие. Даже в Славянске никакой русской армии и близко не было, на блок-постах стояли пацаны и дедушки с берданками и коктейлями Молотова. Люди по всей стране из недели в неделю делом доказывали свое нежелание проливать кровь. Для развязывания полноценной гражданской войны потребовалось сжечь людей в Одессе, а на восток бросить наспех сформированные на Западной Украине отряды нацистских добровольцев.

Да и назвать происходящее гражданской войной можно с большой натяжкой. Сегодня, спустя почти год, ни для кого не секрет, что ударной силой захватившей власть хунты являются галицаи. Именно здесь набирали боевой актив майдана, именно здесь формировались батальоны добровольцев, именно отсюда идут на фронт наиболее боеспособные и идейно мотивированные части. Именно на бандеровцев опирается режим и именно они сегодня являются движущей силой войны, предотвращая любые попытки людей договориться миром.

И это объяснимо и логично. Ведь абсолютное большинство населения Украины, при всех разногласиях и спорах, хочет по-прежнему жить в одном общем государстве Украина. Просто – без нацистов, без их местной разновидности в виде бандеровцев. Вполне естественно, что наци сопротивляются этому изо всех сил. А учитывая, что Запад выделяет им миллиарды долларов, оказывает политическую и военную поддержку, их усилия имеют успех – развязанная ими война продолжается.

А тот факт, что продолжается она с катастрофическими для них последствиями, определяется именно тем, что по сути “гражданская война“ таковой вовсе не является. Запад поддерживает хунту, опирающуюся на очень малую часть населения Украины, компактно проживающего в Галиции и на части граничащих с Польшей земель, присоединенных к Украине пактом Молотова-Риббентропа всего лишь 75 лет назад. А с учетом Отечественной войны, гитлеровской оккупации и последующего разгрома бандеровского движения, эти земли стали собственно Украиной лет 65-70 назад. Если вспомнить, что все предыдущие столетия жители Галиции были слугами самых разных европейских хозяев, воспитывавших из них холуев, ненавидящих все русское, удивляться нынешней ненависти галицаев к остальным украинцам не приходится. Ведь из них вытравливали все русское с помощью виселиц и концлагерей, меняли не только этику и мораль, но даже и веру. Из жителей этих областей на протяжении ста лет формировали отряды пушечного мяса во всех войнах против русских. Начинали австрийцы перед Первой мировой, создав отряды галицких СС, продолжили гитлеровцы, снова с дивизией СС “Галиция“, заканчивают сегодня уже американцы.

Именно заканчивают. Потому что эти ценности не удается распространить на всю Украину даже силой оружия. Ну не желают люди поклоняться Бандере, исповедовать греко-католицизм и ненавидеть русских. И не желают так успешно, что хунта вынуждена проводить четвертую по счету мобилизацию, бросая в зону АТО все новых и новых новобранцев, таинственно исчезающих в нетях. И никакая помощь России, никакие 5-7-9 тысяч “солдат регулярной армии Российской Федерации“ без массовой поддержки населения ничего решить не в состоянии.

На сегодняшний день единственным фактором, который не позволяет локальным победам ополченцев перерасти в стратегическое наступление, является нежелание пройти по Украине “огнем и мечом“, нежелание нести перенести смерть и разрушение на остальную территорию бывшей Украины. Отсюда и малочисленность вооруженных сил мятежных республик. Их вполне хватает для локальных боевых действий вдоль нынешней линии фронта, но 40 тысяч бойцов катастрофически мало для освобождения всей Украины.

Значительно лучше дождаться того момента, когда противоречия внутри хунты перейдут в форму открытой внутренней грызни с применением оружия. В тот самый третий майдан, который не первый месяц обещают нацисты и к которому они активно готовятся.

Идеальным было бы оттянуть этот момент до мая. К этому времени у войск хунты не только не останется иного желания, кроме как повернуть на Киев, но не останется и боеготовой бронетехники, самоходных артиллерийских орудий и систем залпового огня. Не останется даже ракет к системам “Смерч“ “Ураган“, “Точек У“. А вести контактные бои эта армия не может и сегодня – она просто не желает умирать за очередных миллиардеров, воров и коррупционеров. Тем более, когда в армию загоняют пойманных новобранцев, которые вместо усиления частей сеют в них пораженческие настроения, рассказывая, какой ужас творится в городах, когда все вокруг на глазах дорожает, а предприятия закрываются, безработица быстро растет, преступность зашкаливает, а милиция бездействует.

Другое дело, что на фоне текущих неудач на фронте, переворот может произойти и раньше. До того, как на него решатся Яценюк с Турчиновым. Идти сбрасывать Порошенко могут и рядовые бойцы и командиры. Менее месяца осталось до годовщины вооруженного переворота. Можно не сомневаться, что еще раньше в Киев съедутся тысячи вооруженных нацистов, чтобы отметить годовщину беспорядков на майдане и вознесение на небо “небесной сотни“. Вряд ли среди них найдется хотя бы один поклонник Порошенко, Яценюка или Турчинова – тех, кто не выполнил ни одной своей клятвы и не оправдал ожиданий рядовых бандеровцев. И очень вероятно, что озлобление и ненависть толпы, и толпы уже вкусившей крови и привыкшей убивать, будет направлена в “конструктивное русло“ – их бросят против президента. Просто из чувства самосохранения Яценюку и Турчинову предпочтительнее пожертвовать президентом, которого то ли “разорвет неуправляемая толпа, подогретая агентами Кремля“, то ли застрелит “внедрившийся в ряды патриотов подосланный лично Путиным снайпер“.

Как бы то ни было, неровен час, когда киевский бандеровский режим начнется сыпаться изнутри, после которого неизбежно посыплется власть на местах и начнется развал армии. Для ополчения это будет лучше, чем силой оружия отбивать каждый город, с неизбежной смертью и разрушениями.

Но при любом развитии событий время играет на ополченцев. Пока киевский бандеровский режим пожирает сама себя, ополченцы мятежных республик почти превратились в Вооруженные силы Новороссии. И не суть важно, что никакой Новороссии нет – есть зародыш единой армии, готовый действовать согласованно и согласно принятому плану наступления, а не кагал полевых командиров, любое решение принимающий голосованием. Сегодня в боях эта новая армия крепнет и убеждается в своих силах.

Остальное – дело ближайших месяцев.

Михаил Он специально для Накануне.RU

%d такие блоггеры, как: