Плюсы и минусы соглашения по ядерной программе Ирана

14 июля, спустя два года с начала напряженных переговоров Ирана с группой «5+1», наконец был выработан текст соглашения, которое называют итогом всего переговорного процесса. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф и Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини зачитали текст декларации, и вскоре как в прессе, так и в политическом руководстве разных стран стали говорить об окончании ядерного марафона. Зачитанный текст и само опубликованное соглашение прокомментировали многие. В частности, свое мнение относительно согласованного текста озвучили президент США Барак Обама и его иранский коллега Хасан Рухани. Слова, сказанные американским лидером в ходе прямого телеобращения, в очередной раз привлекли внимание всего мира: его заявления в некоторой степени шли в резонанс тексту соглашения. В интервью с иранским ведущим специалистом по вопросам стратегии Мохаммадом Фархадом Колейни (Mohammad Farhad Koleini) корреспондент сайта Irdiplomacy обсудил суть достигнутого соглашения и дальнейшие перспективы стран-переговорщиков.

Irdiplomacy: Как вы оцениваете итоговую декларацию переговоров?

Мохаммад Фархад Колейни: Перед тем как поговорить об итоговой декларации, считаю уместным поблагодарить иранскую группу переговорщиков за приложенные ими усилия. Стоит отметить, что дискуссии с их участием длились много часов, и все это время они должны были не терять бдительности. В прошлом подобный стиль обсуждения мы могли видеть на переговорах об ограничении стратегических вооружений между США и СССР, достижении компромисса между арабскими государствами и Израилем и создании Европейского Союза. Переходя к вашему вопросу, необходимо отметить, что на практике следует оценивать итог переговоров, или то, что принято называть первоначальным соглашением. Нам еще предстоит увидеть, как будут развиваться события, поскольку существуют самые разные факторы: роль МАГАТЭ, реакция американского Конгресса, выпуск новой резолюции Совета Безопасности ООН, характер отмены санкций и так далее. Посмотрим, насколько Соединенные Штаты будут следовать подписанному соглашению — да и вообще все страны группы «5+1» исполнять обязательства, прописанные в этом документе. В своем выступлении после зачтения текста декларации Барак Обама сосредоточился на нескольких факторах, в том числе условиях соглашения в отношении ядерного сдерживания и мнении самого Вашингтона о текущей внешнеполитической ситуации. Между тем в зачитанной декларации Верховный представитель Евросоюза исходит из совсем других принципов: упор ставится на выработку взаимодействия между сторонами и запуск нового этапа в отношениях Ирана с международным сообществом. В связи с этим официальные заявления, сделанные Бараком Обамой и Джоном Керри, разительным образом отличаются от того, что отметила в своей речи Фредерика Могерини. С другой стороны, все мы видели, что до самой последней минуты господин Лавров по тем или иным причинам не присутствовал на коллективной фотосессии, что само по себе требует отдельного внимания. В любом случае одним из этапов переговорного процесса является принятие новой резолюции Совета Безопасности ООН, в которой все моменты должны быть подробно прописаны и за исполнением которой следует установить полный контроль. На данном этапе иранским дипломатам необходимо регулярно докладывать о всех нюансах Верховному лидеру страны и информировать обо всем общественность через СМИ.

— Какие плюсы и минусы для участников переговорного процесса несет в себе этого итоговое соглашение?

— Как указал в одном из своих выступлений президент Ирана Хасан Рухани, нынешний этап представляет собой некий переходный период, в течение которого предстоит сломать стену недоверия. Американцы считают, что Иран должен пройти через некий переходный период особой прозрачности. Подобные выводы делаются на основании заявлений, сделанных в ходе переговоров и вошедших в окончательный документ, который якобы состоит из почти сотни страниц. Особое внимание следует обратить на выводы, которые делаются в информационных бюллетенях или заявлениях официальных лиц уже после заключения соглашения. Нам еще предстоит понять, как они трактуют для себя текст этого документа, какие с их стороны последуют действия для его выполнения. Уже сейчас, например, наблюдаются странные отличия. В настоящий момент мы понимаем, что в случае выполнения соглашения и проявления профессионализма наши оппоненты отчасти могут отказаться от резкой критики в наш адрес и создать новые условия для сотрудничества.

— По всей видимости, с самого начала переговорного процесса стороны планировали принять совместную декларацию, чтобы таким образом избежать каких-либо противоположных толкований. Почему же сейчас нам опять приходится слышать заявления Обамы, которые в некоторой степени противоречат совместной декларации?

— Заявления, сделанные Обамой, отчасти были направлены на то, чтобы сохранить лицо. Главной целью американского президента было не допустить возможной критики со стороны конгресса. Однако в другой части своего выступления он использовал термин «вражда с Ираном», это нельзя оставить без внимания. Ранее в своем послании по случаю иранского Нового года Обама выражался несколько иначе. Конечно, американский дипломатический аппарат прекрасно осведомлен обо всех посланиях и обращениях своего президента. Иранская сторона будет действовать осмотрительно. Дипломаты попытаются сделать собственные выводы о заявлениях Обамы после зачтения декларации и ответить на них в свое время.

— Каким будет ваш прогноз относительно развития событий в ближайшие дни или месяцы?

— Израильское лобби активно работает в Америке уже много лет. В ходе переговоров по иранской ядерной программе оно сосредоточило внимание не на республиканцах, а на симпатизирующих ему демократах. Одновременно с этим израильское лобби работает над тем, чтобы внести свои исправления в соглашение, которое сегодня принято называть итоговым. Создается впечатление, что сейчас эти силы лишь увеличивают напор, поскольку их цель — не допустить реализации данного соглашения.

Разумеется, мировое сообщество отчетливо осознает: Тель-Авив вовсе не заинтересован в том, чтобы ситуация в регионе и во всем мире развивалась в сторону большей стабильности и сотрудничества в плане безопасности. Можно сказать, что вся двуличность политики Нетаньяху сейчас становится явной. Израильский премьер сейчас не знает, с какой карикатурой обращаться к миру с трибуны ООН, и американское общество это осознает.

Вместе с тем нам еще предстоит узнать, какие действия предпримет МАГАТЭ. Одновременно с этим определенные круги действуют под влиянием некоторых подозрительных объединений, которые стремятся омрачить ситуацию в психологическом плане, точно такие же попытки мы наблюдали с их стороны и ранее. Отдельно взятые деятели прилагают усилия для того, чтобы рассматривать иранскую проблему вне рамок деятельности МАГАТЭ и убедить в этом ведущие страны мира. Еще одним направлением является дезинформирование мировых средств массовой информации. Даже существует вероятность того, что одновременно с этим в целях подрыва намеченных программ ситуация в регионе будет намерено обостряться, как это было, например, в ходе «шестидневной войны», или же некоторые региональные страны могут предпринять определенные действия по отношению к Йемену. По сути эти силы могут пойти на такие меры, которые изменят сложившийся расклад, поставят на повестку дня новые угрозы стабильности или подорвут баланс, установившийся в отношениях между Ираном и группой «5+1». Все это возможные сценарии. События, которые последуют в ближайшие два месяца, породят еще больше вариантов развития ситуации. Именно эти сценарии и будут задавать тон происходящим событиям.

— Как повлияет соглашение на баланс сил в регионе и позиции разных стран Ближнего Востока?

— То, что Иран в основном добивается отмены санкций на поставку ему вооружений, по сути проявляет стремление Тегерана установить баланс сил в регионе. Если ставка делается на сохранение этих санкций, то получается, что колоссальная помощь, которую западные страны оказывают некоторым арабским государствам и Тель-Авиву, нацелена на ослабление позиций Ирана в регионе. Они пытаются предоставить своим друзьям возможность заигрывать с террористами и оказывать им поддержку, сделать так, чтобы в плане безопасности Иран оказался в изоляции. По этой причине иранским переговорщикам необходимо постоянно сохранять максимальную бдительность и держать ситуацию под контролем. То, что они намерены поэтапно добиваться отмены санкций на поставку вооружения, чисто внешне является юридическим вопросом, однако на деле это испытание, которые продемонстрирует отношение иранских дипломатов к своей стране. С другой стороны, военная мощь Ирана не зависит от воли некоторых стран. Исламская Республика имеет свой собственный потенциал и уже доказала собственную силу. Она никогда не будет ждать, чтобы другие страны диктовали ей принципы ее безопасности.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0