По ком горят колокола

В ночь с 14 на 15 марта 2004 года, прямо у стен Кремля бушевал грандиозный пожар. Только что избранный президентом России Владимир Путин обращался к нации, невольно озираясь назад, бросая взгляды на багрово-красное зарево за своей спиной. Ровно 11 лет спустя, когда кажется, что если хорошо прислушаться, то уже слышен в Москве гул артиллерийской канонады, — смысл предзнаменования неотвратимо ясен. Эра Путина началась с пожара в Манеже, закончится пожаром в России.

Сэмюэл Хангтингтон, в начале 90-тых годов писал о ельцинской России, как о расколотой стране. Двадцать лет спустя, по итогам титанического «вставания с колен», расколотая страна превратилась в пороховой погреб с искрящей электропроводкой. И не стоит задаваться вопросом, рванет, или нет. Рванет и скоро.

В 70-тые годы прошлого века на Западе вышла нашумевшая книга Сорбонского профессора Элен Каррер Д’Анкосс, которая так и называлась — «Расколотая империя». В ней потомок белоэмигрантов писала о том, что, как и всем прошлым многонациональным империям, России (СССР) также не избежать распада. Д’Анкосс утверждала, что главным драйвером процесса станет рост самосознания мусульманских народов и их религиозный ренессанс.

СССР действительно развалился довольно скоро, однако, развалили его отнюдь не мусульмане, которым советский атеистический режим не позволял жить по шариату, а прибалты, которые хотели в Европу. Казалось, что главный ее прогноз не сбылся — большинство восточных в цивилизационном отношении регионов либо остались в составе РФ, либо находились в сфере влияния России до степени, за которой уже начинается отсутствие суверенитета.

Однако всему свое время — сегодня становится очевидным, что Д’Анкосс и Хангтингтон были правы: линия разлома России будет проходить по межрелигиозному водоразделу. Во многом повторяя сценарий распада Югославии. Причем, надо понимать что, в ходе двух чеченских войн, первый акт драмы уже сыгран. Второй разгорелся на Донбассе. Третий, судя по событиям в Москве, уже не за горами.

Чеченский узел

Довольно призрачный шанс на бескровный демонтаж империи был упущен, когда Россия развязала войну, чтобы удержать Чечню в своем составе. Это ей удалось. Но в качестве побочного эффекта «победы» — вместо светской и дружественной к России страны, которую хотел построить чеченский лидер Джохар Дудаев, на Кавказе появляется мощное повстанческое движение, ориентированное на исламский интернационал. Оно давно вышло далеко за пределы Чечни, являясь одним из определяющих политику факторов в Дагестане, и пустило глубокие корни в других регионах РФ — Татарстане и особенно в Башкирии.

Сегодняшний кризис в Кремле говорит о том, что не за горами то время, когда к этому движению могут присоединиться и тяжеловооруженные отряды Кадырова. Пусть на первый взгляд это и кажется совершенно нереальным сценарием. Кадыров все еще считается ставленником Москвы, и чуть ли не верным псом Путина. Однако, не все так однозначно. О взаимной «симпатии» между кадыровцами и силовиками из славян было известно давно. Открытых конфликтов не возникало лишь потому, что Путин всегда принимал сторону кадыровцев. После убийства Немцова этого он уже сделать не сможет.

Станислав Белковский пишет, что у Путина нет иллюзий по поводу того, кто убил Немцова. Но если он признает это публично и сдаст Кадырова, на Северном Кавказе может произойти дестабилизация. «Силовики впервые открыто пошли в атаку на Кадырова, и если Путин будет его жестко прикрывать, и не даст довести дело до конца, то конфликт будет очень серьезным», — считает Белковский. А в этой ситуации Кадыров оказывается один на один с вооруженным подпольем, которое, судя по декабрьскому нападению на Грозный, не преминет воспользоваться ситуацией. И на два фронта Кадырову воевать будет не с руки.

Надо полагать, что ему известна судьба товарища Наджибуллы, афганского ставленника СССР. И самое главное, как прервалась его жизнь: говорят, что взявшие Кабул талибы разорвали его между двумя автомобилями. А останки таскали по всему городу на бампере. Однако в отличие от Наджибуллы, которого ненавидели в Афганистане буквально все, и который без опоры на русские штыки был стопроцентно обречен, не стоит недооценивать уровень популярности Кадырова в Чечне, да и в целом Кавказе. О контактах Кадырова с саудитами, которые были основными спонсорами антироссийского сопротивления на Кавказе во времена первой и второй чеченских войн, известно всем.

В последние несколько лет дружба Кадырова с саудовским домом стала особенно тесной. А в 2014 году общение стало вызывающе частым. Совпадение, наверное. Но все же не стоит слишком уж доверять заверениям Кадырова в верности России и Путину лично. В тот самый момент, когда лидер Чечни поймет, что его связь с Кремлем уже не гарантирует ему ничего кроме проблем, он может превратиться в одного из главных сепаратистов, а может и джихадистов на Кавказе.

Ведь именно в этом качестве Кадыров и начинал свою стремительную политическую карьеру — почему бы не вспомнить прошлое. Новую войну на Кавказе, Россия, у которой, как оказалось, недостаточно ни материальных, ни человеческих ресурсов даже на захват Донбасса, выиграть просто не в состоянии. Ситуацию отягощает тот факт, что на Кавказе раньше с Россией воевали только чеченцы, а война носила характер национально-освободительной и не особо затрагивали другие кавказские народы.

Новая война будет иметь религиозный характер. И не только выйдет за пределы Чечни — прежде всего в Дагестан. Она подожжет и другие мусульманские регионы РФ, где за последние 10 лет салафитский ислам распространялся пугающими темпами. Впрочем, не только мусульманские — Москва и другие города-миллионники сегодня — это потенциальный очаг исламского радикализма.

В Московском регионе, куда за последние 10 лет въехало не менее 3 миллионов иммигрантов из беднейших стран Центральной Азии, уровень распространения салафизма существенно выше, чем на их родине. Местные священнослужители сетуют на то, что их прихожане, уезжая в Москву на заработки «традиционными» мусульманами, домой возвращаются «ваххабитами». Война — это особое состояние сознания, которое уже заразило миллионы людей в России стараниями кремлевской пропагандистской машины.

По данным издания Jane’s Defence Weekly, не менее ста тысяч граждан России инфицированы войной уже в прямом смысле, — именно в такое число оценивают эксперты россиян, которые успели в той или иной роли принять участие в войне на Донбассе. Накачка военной истерии в связи с конфликтом на Донбассе в России достигла таких масштабов, что эта энергия разрушения должна будет найти выход. Но канализировать ее, «стравить пар» на Украине не удается. Украина оказалась сильнее, чем она о себе думала, а Россия слабее, чем думали о ней. Поэтому колоссальный заряд разрушительной энергии, как бумеранг вернется туда, откуда был послан.

Ростовская область, ближайший к Кавказу регион РФ, превращенный в военный лагерь для вторжения на Украину, станет плацдармом для другой войны. Национализм крупнейшего имперского народа чаще всего и выступает в роли тарана, сокрушающего государство — вне зависимости от того, чего добиваются сами националисты — его сохранения или распада. Попытка крупнейшей имперской нации построить собственный национальный проект, неизбежно вступает в противоречие с национальными проектами других народов. Россию ожидает период распада, в котором и русский национализм обязательно отыграет свою ключевую партию.

Справедливости ради стоит сказать, что почти нигде этот процесс не обходился без войны. И, по иронии судьбы, в те моменты, когда нужен был Ганди, у руля оказывались милошевичи, ельцины и путины. Роль русских праворадикалов в конфликте на Донбассе, особенно на его первоначальном этапе, известна. В конфликте внутри России исламофобия и ксенофобия являются определяющими факторами. Посему, где бы ни воевали будущие участники гражданской войны в РФ — в Айдаре или в отряде у Моторолы, вернувшись в Россию, они будут готовы к схватке с противником.

У украинского читателя может возникнуть вопрос: «каким образом гражданский и межнациональный конфликт в России может касаться Украины?». Есть опасения, самым прямым. В 1618 году войско украинского гетмана Сагайдачного вместе с запорожскими казаками брало приступом Москву со стороны Арбатских ворот. Как раз неподалеку от озарившего своим пламенем путинский президентский срок сгоревшего в 2004 году Манежа. Кто знает, как оно еще обернется в будущем.

ИноСМИ

 

%d такие блоггеры, как: