Почему Еврокомиссия накинулась на Google и Газпром?

Почему Еврокомиссия накинулась на Google и Газпром?

Апрель 2015 года останется в истории Европейского Союза как месяц, когда Европа захотела напомнить, что является мировой торговой державой и достойна уважения. С приходом комиссии Юнкера в Брюсселе явно что-то изменилось. Теперь европейские власти активнее и непреклоннее отстаивают конкурентные правила единого рынка. Всего за неделю Еврокомиссия возбудила процедуры против двух представителей крупнейших и самых известных мировых предприятий, Google и Газпрома. Если эти инициативы будут доведены до конца, обеим компаниям могут грозить астрономические штрафы. В связи с чем в Москве и Вашингтоне самым пристальным образом следят за развитием событий. Обама лично выступил с критикой протекционизма на фоне отсутствия в Европе предприятий, способных конкурировать с американскими гигантами. Реакция президента Путина тоже, наверняка, не заставит себя долго ждать.

Брюссель обвиняет Google и Газпром в одном и том же?

Да, в обоих случаях речь идет о злоупотреблении доминирующим положением, пусть и с разными вариациями. Google обвиняют в использовании доминирующего положения его поисковой системы в Европе для продвижения собственных сетевых услуг в ущерб всем остальным. Газпром же, как утверждается, пользуется своим положением для введения дискриминационных цен в восьми странах Восточной Европы, которые сегодня являются членами ЕС. На европейском рынке нельзя устанавливать разные цены для разных клиентов, потому что это нарушает закон.

Чем рискует Европа, когда идет против двух этих компаний?

Прежде всего, нужно отметить, что такое совпадение — отнюдь не случайность: Европа хочет показать, что может выдвинуть обвинение как против российской, так и американской компании. Однако риски в обоих случаях не назвать одинаковыми.

В случае Google все может закончиться крупной ссорой или даже потерей репутации. Но ведь американцы и сами принимали суровые меры против французских банков, когда те нарушали нормы их законодательства.

Газпром же — крупнейший экспортер газа в мире, и тут риски куда существеннее. Пойти против Газпрома значит пойти против Путина, который превратил компанию в политическое оружие. Это будет воспринято как провокация. Кроме того, Европа сильно зависит от российского газа: всего на Россию приходится 33% газового импорта ЕС, но в некоторых восточноевропейских государствах этот показатель доходит до 100%. Кроме того, это противостояние происходит на фоне кризиса в отношениях с Россией по украинскому вопросу. Поэтому здесь все куда неопределеннее и рискованнее. Но это лишь делает честь Европейской комиссии.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0