Почему в Раде подрались нардепы

Почему в Раде подрались нардепы

Кулачные бои. Расквашенные носы. Истерики в прямом эфире. В четверг, 12 февраля, депутаты украинского парламента воевали и словами, и кулаками. Нервозное ожидание итогов Минской встречи сказалось, наверное, на всех украинских гражданах, независимо от уровня доходов. Но не только этим объясняется повышенная физическая активность депутатов в этот день. То, что коалиция трещит по швам, — не новость. Правда, партнерам пока что удается, найдя «попутчиков» на стороне, своими вылазками не вредить общему единству. И в этом смысле, бурная физическая активность имеет свои коалиционные выгоды. Однако это игра на грани фола. И за кажущимся балаганом просматриваются контуры вполне серьезных внутрипарламентских процессов.

Во-первых, эта сладкая «борьба с коррупцией». Тема ошеломительно продуктивная, гарантирующая, что политсила не будет вытеснена на задворки политпроцесса. Достаточно вспомнить, что, если и не победить, то, как минимум, повоевать с коррупционной гидрой обещали на выборах все без исключения политические силы. Сейчас подготовка к блицкригу на коррупцию выходит на финишную прямую, скоро будет назначен директор Антикоррупционного бюро. Соответственно, главным борцом с коррупцией будет, по умолчанию, этот человек. Тем же, кто в парламенте, останется, разве что, принимать активное участие в процессе (но на вторых ролях) и вспоминать былые заслуги. Или атаковать директора Антикорбюро, угрожая увольнением. Поэтому легче всего увидеть то, что на поверхности: Егор Соболев («Самопомощь») и Вадим Ивченко («Батькивщина») не поделили конкретную поправку к конкретному законопроекту. Не побоюсь утверждать, что многосерийная драка была выгодна двум сторонам, так как, оба пострадали за интересы народа. Вряд ли действо было постановочным, уж слишком раскаленной была атмосфера в сессионном зале с самого утра. Но выкрики о «битве с коррупцией в буквальном смысле» говорят о многом.

Во-вторых, повод для драки. Формально это законопроект 1159 «О некоторых мероприятиях относительно усиления роли территориальных общин в управлении земельными ресурсами». Он предполагает наделить органы местного самоуправления нарезать земельные части (паи) в натуре, что, в соответствии с действующим законодательством, является компетенцией районных госадминистраций. Егор Соболев выступал «против». Вадим Ивченко — «за». Вина Вадима Ивченко, по словам Егора Соболева, в том, что была инициирована травля в СМИ и что «батькивщинец» агитировал среди «Самопомочи» поддержать проект 1159. Со своей стороны, Вадим Ивченко объяснил происходящее корпоративными интересами некоторых групп, но, От прямых обвинений воздержался. Глядя на разбитые носы и губы, невольно вспоминаешь: «Земля – это единственное, за что стоит бороться и даже умереть». В данном случае, пафос уместен. Потому что, столкновение между двумя депутатами стало лишь выплеском эмоций, бурлящих на уровне местных властей и правительства. Представьте, законопроект 1159 предполагает коммунальную собственность  (совета соответствующего уровня, громады) на большинство земель, расположенных вне пределов населенных пунктов. Сейчас истиной в последней инстанции является Госкомзем, венчая даже и не вертикаль, а настоящую пирамиду райкомземов. Фактически, монополией на земресурсы владел Кабмин. Решение о землеотводе принимает сельсовет (райсовет), но все остальное – в ведении райгосадминистрации. И, – важнейший нюанс, без которого драка между депутатами представляется мальчишеской бессмыслицей! – границы многих населенных пунктов в Украине до сих пор не определены. За примерами далеко ходит не нужно: Киев и Киевская область. Неопределенность порождает проблемы. Назову всего одну, для наглядности хватит с лихвой: Беличанский лес. Так вот, все, что за пределами населенных пунктов, этими землями распоряжается правительство.

И, конечно, землеотвод превращается в тянитолкай между местным советом и органами исполнительной власти, а также Госкомземом. Коррупционных уловок – масса. Местные советы, де факто, лишены возможности развивать населенные пункты, так как, во многих случаях, повторюсь, их граница не определена или определена недостаточно четко. Определить ее (границу) раз и навсегда не позволяют прорехи в нашем законодательстве.

И вот, эту сложную, многоступенчатую и противоречивую схему предлагается упросить.  Логически рассуждая, именно местные советы и должны «нарезать» паи, ведь они лучше знают подведомственную территорию. Но, в таком случае, правительство потеряет инструмент контроля землеотвода и земресурсов. А все взятки потекут золотыми реками в местные советы. Вы представляете, какие прибыли сулит проект 1159 местным элитам! И как скрипят зубами в госкомземе! Это же битва за землю, а у нас битвы за землю всегда были жесткими.

Так что, драка – это схватка за очень серьезные ресурсы. Попытка запятнать проект состоялась. Насколько она успешна, сложно судить, но документ вмиг стал резонансным. Для Егора Соболева пока что этого достаточно. Что касается лоббистов проекта 1159, они тоже не внакладе, поскольку, местные элиты. Заинтересованные в принятии документа, получили сразу два сигнала: «мы за это дело крови не щадим» и «видите, как тяжело его проводить через зал».

В-третьих, двухсерийная драка свидетельствует о серьезнейших разногласиях внутри коалиции. В клинч вошли «Самопомич» и «Батькивщина». После того, как соратники Юлии Тимошенко поддержали Виктора Шокина на пост Генпрокурора, а РПЛ и «Самопомич» ушли «в отказ», возникла реальная угроза мощной фронды внутри коалиции. И, если тяготеющая к респектабельности «Самопомич» вряд ли вступит в открытый альянс с РПЛ, то с «Батькивщиной» как раз эта фракция может заключить оборонительный и наступательный союз. Юлия Тимошенко, на данный момент, в свете скорого освобождения Надежды Савченко, слишком яркая персона, чтобы ее с фракцией вот так отпускать из коалиции. Поэтому между потенциальными союзниками и вбит клин. Олег Березюк поспешил извиниться за всю фракцию и за Егора Соболева, спасая реноме «Самопомочи». Вряд ли этот инцидент может помешать фракциям сдружиться. Но сепаратные переговоры, если таковые ведутся, затормозит.

Драка имела серьезный резонанс. Впервые за последние 10 лет депутатов могут лишить права заседать в зале на пять календарных дней. Так предложил Регламентный комитет. Но спикер Владимир Гройсман, жестко отреагировавший на инцидент, по неведомой причине, проект об отлучении драчунов  на 5 дней в четверг на голосование не вынес.  (Кстати, Гройману тоже досталось: Олег Ляшко, Олег Березюк и Борислав береза обвинили его в нарушении Регламента и Конституции при голосовании проекта о праве граждан на справедливый суд).

Зато другие конфликты 12 февраля в парламенте не остались без промежуточных финалов. Они не были так эффектны и кровавы, но имели не меньшее, а иногда и большее значение.

Первый – усмирение Олегом Ляшко своей фракции. Лидер Радикальной партии добился того, что Сергей Мельничук лишился должности заместителя председателя парламентского комитета по нацбезопасности и обороне. Важно не столько это, сколько прецедент, усиливающий влияние лидеров фракций на своих подопечных. Императивный мандат в розницу.

Второй – сложная игра вокруг законопроекта по дерегуляции. Его приняли в целом только после проникновенной речи спикера Владимира Гройсмана. И то только потому, что Гройсман пообещал «доработать по поправкам и найти компромисс». Судя по нервной реакции заместителя председателя комитета по промышленной политике Александры Кужель, отказавшейся докладывать проект из-за «хотелок» «Нарфронта», в принятом законе будут коррективы, о которых некоторые заинтересованные узнают постфактум.

Наконец, еще одна драка. Тоже на утреннем пленарном заседании, толкотня между депутатами в секторе, где сидят «Батькивщина», РПЛ и частично «Самопомич». Бурный протест против принятого закона о ликвидации УБОП.

Не слишком ли часто за 12 февраля в хрониках парламентских битв фигурировали эти три фракции?

Парламентская традиция такова: умножение конфликтов случается или перед выборами, или в состоянии предраскола (коалиции). В любом случае, драки будут случаться чаще. Возможно, что крови не будет, но боевитость никуда не денется. Не исключено, депутатам, помимо прочего, еще и стыдно: люди воюют реально, а они сидят в теплом зале и, внешне, не отягощены трудами. И именно этот мотив можно воспринимать как позитивный. Если бы только драки в парламенте были столь же продуктивными, как и драки в зоне АТО.

112.ua

 

%d такие блоггеры, как: