После Майдана впопыхах открывались дела, в которых не было состава преступления

После Майдана впопыхах открывались дела, в которых не было состава преступления



112.ua

Влащенко: На этой неделе было много событий по части ведомства Министерства внутренних дел. И сегодня эти события мы будем обсуждать с одним из самых ярких спикеров этого сегмента, народным депутатом Украины Антоном Геращенко.

Здравствуйте, Антон Юрьевич. Я начну с последнего, что взбодрило электорат и народные массы. СМИ пишут о закрытии уголовного дела против Всеукраинского банка развития, который связывают с именем Александра Януковича. И также о закрытии  части дел, которые связаны с бизнесом известных людей. Как вы можете это прокомментировать?   

Геращенко: Конкретно материалы этого дела я еще не изучал. Но собираюсь это сделать как народный депутат в ближайшие дни. Я буду также рекомендовать министру внутренних дел, как в прошлом его советник, а сейчас как член Коллегии МВД, забрать материалы этого дела в Главное следственное управление, где находятся квалификационные следователи, и дать оценку тому, есть ли в данном деле состав преступления или нет. Бывали случаи, когда зачастую возбуждались уголовные дела против оппозиции, в которых не было состава преступления, для того, чтобы запугать. Могу сказать, что были случаи после победы Майдана, когда впопыхах начинались какие-то дела, в которых тоже могло не быть состава преступления. Поэтому здесь надо взвесить все за и против, и самое главное — чтоб общество знало правду. Нужно рассказать не просто, что было дело против банка, а в чем состав преступления. Состав преступления включает в себя такое понятие, как объективная и субъективная сторона. Субъективная — это кто совершил преступление: бухгалтер, директор, владелец. А объективная сторона — в чем состояло преступление: это была кража денег, обман, мошенничество и т. д. По тем новостям, которые в СМИ, невозможно понять, что там произошло.

Мы вышли на Майдан, потому что молодая команда и Саша-стоматолог разворовывали страну. И вдруг приходит известие, что, оказывается, нет состава преступления. И выглядит это довольно странно.

Новая Верховная Рада, новый комитет Верховной Рады по законодательному обеспечению работы правоохранительных органов, секретарем которого я являюсь, провели совместное заседание с комитетом по борьбе с коррупцией 10 декабря, на котором сказали, что неудовлетворительно идет работа МВД с Генеральной прокуратурой по расследованию преступлений по Майдану. Было высказано мнение, которое я активно тиражировал, поддерживал, о том, что дела надо было возбуждать не только по отдельным случаям убийств, избиений и т. д. Нужно было создать одно большое дело Генеральной прокуратуре под названием статья 255 УК — создание преступной организации Януковича, в рамках которой министры, генеральные прокуроры и прочие должностные лица совершили огромное  количество преступлений против народа Украины. А потом эти эпизоды выделять. Так вот, только три дня назад генеральный прокурор Украины Ярема сказал, что Генеральная прокуратура поняла, что так и надо сделать. Для этого надо было десять месяцев?

Вчера сотрудники одного из батальонов забрали из больницы главу «Укрспирта» Михаила Лабутина. Просто похитили. У нас, вообще, кто-то контролирует деятельность батальонов?

По этому батальону только два месяца назад числилось около семидесяти криминальных правонарушений. Те люди, которые похитили человека, должны отвечать по статье 146 УК — похищение человека. До пяти лет лишения свободы (если этого человека не повредили, не побили и т. д.) —  такое криминальное производство есть по этому делу. Данное лицо будем искать. Но, насколько мне известно, там все это касается концерна «Укрспирт», и лицо, которое похитили, является председателем правления этого государственного концерна, по отношению к которому на сегодняшний момент идет очень много вопросов, как работал «Укрспирт» последние десять месяцев. У нас проблема в том, что по всем государственным предприятиям,  где  есть деньги, там почему-то воруют.

Милиция не знает, где сейчас «сердечник» находится?

Найдем. У нас все чиновники с виду здоровые, но как только начинается проблема с законом, они сразу же болеют. Причем и милиционеры, и прокуроры. Для меня непонятно, как эти люди работают на своих местах, если они такие больные? У нас Кодекс о труде дает возможность четыре месяца болеть, или даже до полугода. У нас приходят новые министры, грузины, литовцы, хотят уволить кого-то, непрофессионалов, — не могут. Все идут на больничный.

Еще она резонансная история этой недели — убийство трех милиционеров. Убийца уже мертв. Сегодня некоторые СМИ уже начали писать, что это какой-то  был деятель шоу-бизнеса, что это был тихий человек, что соседи говорят, что никакого наркопритона там не было. Как трех вооруженных милиционеров мог застрелить один деятель шоу-бизнеса? Почему милиционеры в его квартире оказались без понятых?

Этот деятель шоу-бизнеса в свое время получил 7 лет за торговлю наркотиками. Можно торговать наркотиками и быть деятелем шоу-бизнеса. Он умел неплохо стрелять, имел опыт стрелковой подготовки. О притоне в квартире речь не шла. Человек занимался оптовой торговлей дорогостоящими наркотиками в клубах. Это кокаин, героин. Килограмм таких наркотиков — 100-150 тыс. долларов.

Милиционеры его забрали в отделение, а потом, почему-то, поехали с ним домой. Почему они вошли к нему в квартиру без понятых?

Вот этот вопрос как раз и расследуется сейчас следователями прокуратуры. Потому что все случаи, когда происходят такого рода действия, изучаются милицией, прокуратурой. И им дается оценка. Что касается того, что при задержании данное лицо было убито, могу сказать, что он действительно оказывал сопротивление, и милиционеры должны были стрелять в ответ, иначе могли бы сами погибнуть. Но здесь нет мотивов мести или еще чего-то, потому что те люди, которые его задерживали,  это спецподразделение, которое личных претензий к данному человеку не имело. Если бы он сдался, то попал бы под суд и  получил бы пожизненное заключение.

Сама по себе ситуация, когда один человек может расстрелять трех милиционеров, говорит о том, что милиционеров нужно готовить к таким вещам?

Безусловно, нужно готовить. Но не исключено, что эти милиционеры хорошо знали его и не ожидали, что он поступит таким образом. Я думаю, что он понимал, что его ждет тюрьма, и поэтому хотел их подстрелить.

Еще одна история этой недели — задержание женщины-террористки, 30-летней луганчанки, которая оставила взрывчатку в центре города, но ее там забрали. Что это за женщина? Кто посылал ее?

Этим делом занимается СБУ. Могу сказать только, что на территории РФ, а теперь уже и на территории, оккупированной террористами Путина, созданы лагеря для подготовки разведывательно-диверсионных групп.  Задачи которых — нарушение инфраструктуры Украины, террористические акты для создания страха и паники. Команды на такие вещи даются в центре, в Москве. На сегодняшний день команды давались создавать только теракты, без жертв. Как мы это видели по Одессе, по Харькову. Хотя в Харькове, когда был взрыв в пабе, только чудом люди не погибли. Задача стоит — создать атмосферу ужаса, паники, страха, террора. Пока не убивать людей. Потому что понимают, что украинцы уже ненавидят Россию, россиян. Я только что с вокзала приехал, провожал друзей, и молодая пара попросила с ними сфотографироваться. Они оказались из Дзержинска, это город, который в пяти километрах от Горловки. Они сказали, что помнят эту дату, 21 июля, как день освобождения Дзержинска. «Спасибо, что Дзержинск освободили, и мы не на той, темной, стороне».

Всю неделю шла дискуссия между Семенченко и фондом Ахметова по поводу гуманитарного груза. Почему гуманитарный груз нельзя пропускать?

Для начала уточним вопрос, что такое гуманитарный груз. Гуманитарный груз — это тот груз, который раздается бесплатно нуждающимся, или это товары и услуги, которые продаются через сети магазинов, принадлежащие известному донецкому олигарху? По моей информации, там значительный процент, точнее, главная часть, шла на продажу, а не гуманитарная помощь. Надо отделять бизнес от благотворительности. Второй вопрос, что на сегодняшний день законы никак не различают ту территорию, которая занята террористами и нами. Есть закон о Крыме как об оккупированной зоне, однако даже этот закон не запрещает поставку в Крым каких-либо товаров, кроме военного назначения. В этом вопросе много политики, много эмоций. Но скажу вам откровенно, что те люди, которые останавливали конвой, я многих знаю этих ребят, их побратимы находятся в плену. Их там больше 600 человек, которые живут в нечеловеческих условиях. И когда только одну фуру из двадцати не пропустили неделю назад, то обменяли на 20 тел убитых наших военных.

А почему этим вопросом занимается народный депутат Семенченко, а не правоохранительные органы?

Народный депутат Украины, как и президент, — это высшая должность нашего государства. Поэтому каждый народный депутат может изучить любую сферу вопросов, которые есть. Вопрос того, почему на Донбасс идет потоком алкоголь, табак, которые получают террористы, действительно, имеет место быть. Мое глубокое убеждение, что мы должны разработать закон, который четко определит, какие дальнейшие взаимоотношения с данной территорией, которая временно оккупирована террористами Путина. В этом законе нужно описать, что вот эти вещи мы разрешаем поставлять, а эти не разрешаем. 

В данном случае имело место подозрение, что этот груз для террористов?

Было подозрение, что это не гуманитарная помощь, а просто товары, которые идут по бизнесу.

А оказалось что, на самом деле?

Алкоголя и табака там не было. Там были продукты питания. На сегодняшний момент туда можно пропускать все, что не запрещено в целом в Украине – оружие,  наркотики и т. д. Но справедливо ли то, что мы поставляем на Донбасс тот же алкоголь, сигареты, которые потом выкуривают и выпивают боевики, хвалясь своей безнаказанностью. Пусть себе везут из Ростова сигареты и табак, только они там дороже.

Ярема в одном из интервью сообщил, что в результате проведения  фоноскопической экспертизы нет состава преступления у тех людей, которых мы считали сепаратистами.

Он назвал Добкина, в том числе.

Как вы относитесь к таким филологическим изысканиям Генпрокуратуры?

Правильное слово — это не фоноскопическая экспертиза, а экспертиза  фонетическая, т.е. та, которая говорит смысл слов и выражений. Статья 110 УК, которая подразумевает призывы к нарушению территориальной целостности Украины, то, что в просторечье называется сепаратизмом, она подразумевает публичный призыв  к отрыву какого-то региона от Украины. Например, тот, кто выйдет завтра на Крещатик и скажет, что он требует присоединить Черниговскую область к России — это лицо, подпадающее под данную статью. Если же это лицо скажет что-то по-другому, и не будет прямого призыва, публичного, к нарушению территориальной целостности, то это не будет нарушением закона. Тут надо брать конкретную фразу, сказанную тем или иным лицом. Вот, скажем, какую фразу имели в виду в отношении этих лиц?

Есть часть роликов, участие в программах НТВ, РТР, там было достаточно много.

У меня есть предложение. Давайте посмотрим такой ролик, и я скажу свое мнение. По каждому ролику, по каждой фразе. Это будет конкретно.

А вот эта знаменитая поездка в Госдуму, где был призыв конкретный: «Вмешайтесь, помогите».

Конкретно сама поездка не является фактом нарушения. Кстати, очень многие депутаты, из тех, кто ездил, там харьковские были депутаты, переизбраны. Они успешно переизбраны избирателями Харьковской области, которые считают, что это нормально, в условиях агрессии РФ, приезжать в Госдуму. Это все равно, что в 1942 году депутаты Английского парламента после бомбежек Лондона приезжали бы в рейхстаг к Гитлеру и спрашивали у него: «Как у вас дела?». Есть свои особенности украинские. У нас народ очень добрый, до сих пор.

Поговорим о реформе. Ваша коллега Згуладзе, анонсируя необходимость реформ, рассказывала, как в Грузии они это делали. Она говорила о нулевой толерантности к коррупции. У нас же сегодня не посажен ни один сотрудник правоохранительных органов. Какой инструментарий будет для того, чтобы это делать?

После принятия нового Уголовно-процессуального кодекса, который у нас называли кодексом Портнова, а на самом деле это Кодекс, который от нас хотел Евросоюз, —   преступления, которые не являются насильственными, лица, их совершившие, имеют право на то, чтобы выйти под залог. Когда задерживают на взятке кого-то, то, вполне прогнозируемо, суд ему присуждает полмиллиона гривен залога, и этот человек выходит. Поэтому посадить его на время следствия нельзя. После чего идет следствие.

Если мы не умеем их охранять, когда они выходят под залог, может, их не выпускать?

Сумма залога должна быть настолько ощутима для этого лица, чтоб оно жалело, что этот залог будет потерян. Например, был такой замначальника Госсельхозинспекции, который был взят на взятке примерно 400-500 тысяч гривен. Ему залог назначили в 80 тысяч. Потому что по документам у него зарплата мизерная. Но при этом все понимают, что доходы его семьи, родных позволяют выплатить эти деньги. С другой стороны, это по-европейски. Не сажать за преступления, которые не убийства,  не изнасилования, в период следствия,  в тюрьму. Но здесь есть нюанс. Одно дело, когда человек, выходя на свободу, начинает заметать следы, договариваться с теми, кто подал на него заявление. Мне недавно звонили журналисты из Одессы, это было известное дело в Одессе: пять лет назад сын депутата Горсовета, пьяный, на машине, пять человек таранил и одного человека убил. Это дело было закрыто три года назад. Потому что в таких делах, как правило, с родными договариваются, дают им деньги. Хотя, по закону, по правильному, лицо все равно должно нести ответственность,  уголовную, независимо от того, удовлетворены родные или нет. Потому что наказуем сам факт нарушения правил — нахождение в пьяном виде за рулем.

В Грузии начали с реформы ГАИ. С чего начнем мы?

С реформы ГАИ. На следующий год планируется внедрение электронных систем, которые должны будут заменить работу инспектора с палочкой, и будет то же самое,  как в Грузии и во всех цивилизованных странах Европы. Для этого я, как секретарь комитета по регулированию правоохранительной деятельности в правоохранительных органах,  готовлю законопроекты, которые позволят в дальнейшем  штрафовать на основании видеозаписи. Но я хочу сказать следующее. Пять лет назад, когда при Луценко ввели «Визирь», помните? Какая была волна возмущений! Он некалиброванный. Он не такой. Он не сякой. Так я не понимаю. Гаишник — он нехороший? Он взятку берет. И радар… Так вот, давайте мы сделаем хорошие радары. Откалибруем их…

Да. Давайте откалибруем!

И будет так. Проехал на красный свет — через 30 секунд на телефоне «эсемесочка»: «Вы нарушили такой-то перекресток, в таком-то месте, зайдите на такую-то ссылочку, посмотрите видеозапись вашего нарушения. Штраф — такой-то».

Люди возмущались тогда не реформе, а бестолковости ее проведения.

У нас возмущаются всегда и все, потому что никто не хочет ничего менять. Знаете, почему эта реформа провалилась? Я сейчас вам расскажу большой секрет. Это интересно. Когда ввели эти «Визири» при Луценко, прокурорам областей приходило по 30 штрафов,  их водителям. И прокуроры  начальникам ГАИ бросали в лицо эти штрафы и говорили: «Вы что, охренели? Платите быстро за меня и делайте так, чтобы этих штрафов не было!». И гаишники платили штрафы за прокуроров, губернаторов. Вот вам пример. Проблема — в головах.

Понятно. В Грузии был один полицейский на 100 человек. Грузия маленькая страна — они могли себе это позволить. У нас, по такому соотношению, будет 400 000. Это — очень много полиции.

У нас на сегодняшний день… Вот вы оперируете непроверенными данными, взятыми непонятно откуда.

Какими, какими непроверенными данными? Я же не сказала, сколько у нас есть на сегодняшний день. Я спросила: можем ли мы себе позволить 400 000!

На сегодняшний день сотрудников органов внутренних дел, т.е. милиционеров – 172 000 чел. Планируется их дальнейшее сокращение, приведение к европейской норме: 300 человек на 100 000 населения. Это значит, что в перспективе у нас за несколько лет на 40-миллионную страну будет 120-125 тыс. полицейских.

Как будете проводить переаттестацию?

Брать самых лучших, самых умных. При этом параллельно повышаем заработную плату, в разы, потому что… давайте мы о другой стороне реформы грузинской поговорим!  В милиции ж первая реформа — подняли зарплату в 2 раза! И начали увольнять негодяев и коррупционеров!

Я не об этом хотела спросить у вас. В Грузии платили 500 долларов, и это была страна, где 25 долларов — это была большая зарплата. У нас, по крайней мере, в Киеве, 500 долларов — это средняя зарплата любого менеджера среднего звена. Наша страна находится на грани экономической пропасти. За счет каких средств вы будете поднимать зарплату?

Я пример приведу. Сегодня министр написал в фейсбуке информацию о том, что арестован конвертационный центр, который находился под «крышей» одного из банков. Миллиарды гривен они «прокрутили» за год. Это означает, что они ушли от налогов примерно на сто миллионов гривен. Там, по «эсемескам» собирали,  по-моему, на 160 млн грн. Вот только один такой центр утаил налогов на сто млн грн в этом году. И т. д. и т. д. А в предыдущем году, при Саше Януковиче или там сыне….

Он же ни в чем не виноват. Мы же уже все выяснили.

Нет. Секундочку. Мы говорили о том, что нужно поднять конкретные материалы конкретного дела. Давайте не манипулировать этими вопросами.

Но закрыли же дело поэтому…

О чем это было, вы знаете?  Я, например, не знаю. Давайте разберемся. Я еще раз повторяю. Давайте смотреть в суть вопроса, а не жонглировать какими-то… Я займусь этим вопросом. Я же сказал.

Вот, кстати, по поводу конвертационных центров. Я тоже читала этот пост. Если эти центры существуют — значит, на них есть спрос. Не нужно ли нам создать такую систему, когда б необходимость в них отпала? Ведь бизнесмены у нас злословят, что самый большой конвертационный центр — это Нацбанк, который делает рефинансирование на три миллиарда, а на следующий день продает доллары по 15,8 непонятно кому.

Я хочу сказать нашим телезрителям следующее. В этой стране за все отвечают Президент и 421 депутат Верховной Рады. Так вот. У нас создан комитет по финансовой и  банковской деятельности. Этот комитет просто обязан принять меры для того, чтобы выяснить ситуацию, а депутаты имеют право доступа к любой информации, в т. ч. и к государственной тайне. Что происходит у нас в Национальном банке? Почему выдаются те или иные кредиты тем или иным лицам? Куда тратятся деньги от этих кредитов? Если та информация от СМИ, что деньги выдаются определенным банкам, а эти банки их используют для закупки долларов и для дальнейшего роста курса, правда, то тогда эти люди, которые в этом участвуют, мягко говоря,  не дружат с головой. Они работают против всего народа Украины, потому что они делают нищими всю страну. В ближайшее время комитет должен пригласить Гонтареву на отчет, и на этом отчете сделать выводы: то ли то, что происходит — фактор внешних сил — посмотрите на Россию. У них тоже скачет доллар. Т.е. есть и объективные факторы, и есть субъективные факторы. Вот с объективными факторами побороться нельзя, а с субъективными можно. Можно поменять фамилию управляющего. У нас, кстати, санкций нет. У нас есть ситуация с Россией, которая крупнейший внешнеторговый партнер, которая постоянно влияет на внешнеэкономическую ситуацию в нашей стране. То по газу, то по сыру, молоку и т. д. И плюс у нас три тяжелые промышленности осталось на территории, занятой террористами. Шахты залиты водой, металлургические заводы остановились. Только на Алчевском металлургическом комбинате работали 22 тыс. человек. Сейчас завод стоит, они безработные. Раньше комбинат имел оборот больше миллиарда долларов.

Много разговоров идет о чистоте рядов милицейских. Эта ситуация накапливалась многие годы. Меня просили у вас спросить о том, что на пустыре, возле метро на  проспекте Бажана, планируется строить новый торгово-развлекательный центр. Говорят, что строить нельзя там, в принципе, по Генплану. Но, по данным активистов общественных, эту ситуацию активно лоббирует Дарницкая милиция.

Начальник Дарницкой милиции был отстранен в тот день, когда он не сумел нормально решить вопрос о… т.е. задача силовика избежать кровопролития. А он не сумел это профессионально организовать, чтобы развести людей. Там были защитники той стройки и были нападавшие на эту стройку. Моя позиция в данном вопросе — решение вопросов по стройкам  должно быть таким: тот, кто имеет право на строительство, законное, тот имеет право строить. Тот, кто строит самовольное строительство — не имеет право строить. Их нужно наказывать, нагло и бесцеремонно снося незаконное строительство, чтоб никому неповадно было. Когда этот случай на Осокорках произошел, я запросил все документы, изучил их, и оказалось, что участок выдан в 2009 году. Пять лет все это проектировалось. Есть разрешения на все. Но могу прямо говорить, что в Киеве существует группа лиц, которые сделали бизнес вымогательского характера. Т.е. пришли, сломали забор, потом еще раз сломали, а потом говорят: «Хотите, чтоб у вас все было хорошо, заплатите нам 100-200 тыс. долл.».  

Т.е. там все законно?

Конкретно по стройке у метро «Осокорки», там есть документы все необходимые. Давайте возьмем эту группу лиц, которая сносит заборы, поставим план — три забора в день, и за месяц сделаем так, что больше ни один инвестор не зайдет. Там же еще есть другая сторона вопроса. По документам этого центра, там после его строительства будет 100  рабочих мест. У нас что, безработица побеждена? Может, надо еще строить. Вот это место, о котором мы говорим, там до жилья еще метров 250-300.

Активисты говорят, что в Генплане есть какие-то особые значки, которые запрещают там строить.

Я бы делал так. Вот есть вопросы города Киева. Я бы собирал круглый стол, телекамеры, прямой эфир, представителей застройщика, юристов. Если касается крышевания, то начальник поплатился своей должностью. На мой взгляд, там просто группа лиц пытается заниматься вопросами, связанными с вымогательством.

Что будет с законом о люстрации? Его проблема, мне кажется, в том, что вовремя не были наняты профессиональные люди, которые бы отстроили его так, чтобы не было вопросов.

Такого рода законы никогда не могут удовлетворить всех. Тем более, когда этот закон удаляет от власти тех, кто много лет был при власти. Я принципиально с этим законом согласен. Он дает дорогу молодым людям. Главное, чтоб те, кто придут на смену, не стали хуже тех, кто ушел. В целом, я считаю, что этот закон правильный. Мы его немного подкорректируем, и считаю, что люстрация в Украине уже дает свои плоды. Например, новоназначенный начальник милиции Киевской области, 35-летний  Вадим Троян, это результат того, что он пришел после люстрации. Начальник милиции Донецкой области, Вячеслав Аброськин, который полгода с автоматом в руках ловил террористов, тоже результат работы закона о люстрации. Сейчас восемь начальников областных отделений милиции ушли, и подбираются новые карты.

Будучи правой рукой Авакова и его другом, вы имели абсолютный доступ к информации. И сейчас имеете, по всей видимости. И возможность полноценно участвовать в реформе. Зачем вы подались в депутаты?

Реформа подразумевает два аспекта. Законодательный и исполнительский. Чтобы реформа прошла, надо, чтоб через парламент прошли грамотные, разумные законы. А для этого нужно, чтоб депутаты были уверены, что то, что они голосуют — это правильно. Поэтому я пошел в парламент, чтоб убеждать моих коллег реформировать не только милицию, но и всю правоохранительную систему Украины. Так, чтоб она служила интересам народа, а не была источником выгоды или источником репрессивного механизма.

Как часто вы бываете в министерстве?

Через день. Последний раз встречался с Згуладзе в ее кабинете, в 10 вечера. Она работает допоздна. Сейчас изучает всю структуру министерства, знакомится с начальниками департаментов, управлений. Обменялись мнениями. Видим, что впереди — блестящее будущее Министерства внутренних дел и реформирование всей системы правоохранительных органов.

Ходят слухи, что Кернес продает «Националь», следовательно, собирается покидать Харьков. Это правда?

Кернес — это человек интересов. Он не любит никаких мест и не любит ничего, кроме самого себя, в этой жизни. Возможно, он продает гостиницу, потому что она ему стала больше не интересна. Я подал в прошлую пятницу запрос на генерального прокурора от Верховной Рады о том, почему уже десять месяцев нет результатов по расследованию дела,  по которому Кернесу было предъявлено подозрение. Это дело о похищении и избиении, при участии Кернеса, двух активистов харьковского Евромайдана. Вот ждем ответа в течение 15 дней по закону. Есть очень интересный вопрос по банку «Золотые ворота». Там председатель правления этого банка вышел с собакой погулять и пропал. А один из соучредителей, Вишневский, человек очень богатый, он приехал в Харьков из Израиля и через неделю  решил покончить жизнь самоубийством. Те, кто его знал, говорят, что этого не может быть. Этот человек — жизнелюб. У таких людей, даже когда очень плохо, есть чемоданчик с миллионом долларов. Вишневский имел непосредственное отношение к тому банку, к которому имел отношение человек, о котором мы говорим.

Ваша любимая книга?

«Граф Монте-Кристо»

Почему?

Это пример человека, который долго терпел, самообразовывался и добился своего.

Вы себя ассоциируете с графом Монте-Кристо?

В том числе.

Где живет ваша семья?

В Киеве.

Какое оружие у вас в машине сейчас?

У меня сейчас нет оружия.

Что для мужчины важнее — деньги или власть?

Любовь.

Вам нравится нынешний зам. Авакова  Катерина Згуладзе?

Нравится.

Верите ли вы в то, что она сможет провести реформу?

Уверен, что так и будет. Вместе с министром и с поддержкой Верховной Рады, которую мы поможем обеспечить.

Боялись ли вы милицию, когда вы не имели отношения к ней?

Безусловно. Я считал, что это карательный, репрессивный орган, но никак не правозащитный.

Любимая еда?

Много вариантов. Сейчас я приехал из «Макдональдса». Я и там люблю бывать.

Любимый алкоголь?

Вино. Красное, сухое. Но по жизни вкусы менялись.

Считаете ли вы себя по-прежнему спикером МВД?

Я считаю, что я тот человек, который говорит правду и объясняет людям, что не  все, что им преподносится с экранов телевидения и из соцсетей, есть правда на самом деле. И не все те, кто об этом пишут, знают и допущены к этой информации.

Чем вы в себе недовольны?

Геращенко: Надо похудеть.

Если бы я вас попросила, как человека с воображением, сравнить Арсена Авакова с каким-то животным: волк, собака, медведь, еще кто-то. С каким бы животным вы бы его сравнили?

С котом.

Влащенко: Обременительна ли вам ваша публичность?

Мне она доставляет только приятные ощущения, поскольку те, кто меня встречает на улицах, или хотят сфотографироваться, или жмут мне руку.

Но это же приятно?

Приятно, потому что я людям ничего плохого не делаю. Я правду говорю.

Численность вашей охраны?

У меня нет охраны.

Т.е. вы ходите по улицам без охраны? А кто это с вами сейчас приехал?

Это мой товарищ. Не видел много лет.

Три самые большие проблемы в Украине?

То, что у нас до сих пор к власти приходят люди не по их личностным качествам и умениям, а по личностным отношениям и кумовству. С этим надо ставить решительный край. Следующая проблема — это то, что у нас любят валить на других какие-то проблемы, не желая разобраться в их сути. И третья — постоянное нежелание говорить людям правду, т.е. постоянное желание говорить полуправду. В итоге это приводит к тому, что в обществе есть постоянное недоверие к власти: к судебной, исполнительной, и к Верховной Раде. С таким уровнем доверия, который сейчас есть у власти (там какие-то проценты), невозможно строить справедливое общество. Поэтому или власть исполнительная, законодательная и судебная станет такой, которой доверяют (и мы над этим работаем), или о Европе мы можем забыть.

Спасибо большое, Антон.

 

http://112.ua/interview/posle-maydana-vpopyhah-otkryvalis-dela-v-kotoryh-ne-bylo-sostava-prestupleniya-164038.html

Поделиться в соц. сетях

0