Преступность в России: новые любопытные результаты исследования

Преступность в России: новые любопытные результаты исследования

Предлагаем вашему вниманию пост гостей нашего сайта — политологов Гэвина Слейда (Свободный университет Берлина) и Мэтью Лайта (Университет Торонто). Вместе с этим постом издатели научного рецензируемого журнала Theoretical Criminology согласились предоставить всем читателям рубрики The Monkey Cage все статьи, вошедшие в специальный выпуск, для бесплатного скачивания до 8 июля включительно.

В феврале в Москве было совершено громкое и демонстративное убийство политика и лидера оппозиции Бориса Немцова, который был застрелен рядом с Красной площадью у стен Кремля. Кто стрелял? И если это было заказное убийство, то кто является заказчиком? По горячим следам полиция арестовала нескольких чеченцев — представителей народа, в основном исповедующего ислам, который в 1990–2000-е годы воевал за независимость от России и потерпел в этой войне поражение. После того, как подозреваемые дали признательные показания, им были предъявлены обвинения в убийстве.

По версии прокремлевских комментаторов, убийство было совершено на почве нетерпимости и в ответ на то, что Немцов высказался в поддержку сатирического журнала Charlie Hebdo после терактов, произошедших в Париже за месяц до этого. По утверждению других, антикоррупционная деятельность Немцова затронула интересы крупного бизнеса. Правозащитные организации высказывают сомнения в искренности признательных показаний обвиняемых и утверждают, что они были получены под пытками. Независимые аналитики пришли к единому мнению о том, что дело так и не будет раскрыто, а настоящие преступники не будут найдены.

Убийство Немцова, будучи резонансным политическим убийством, привлекло внимание зарубежных наблюдателей и политологов. Ведь это преступление высвечивает множество вопросов, связанных с правонарушениями и системой уголовного правосудия в России. Например, умышленные убийства стали актуальной проблемой в 1990-е годы, когда резко вырос уровень преступности и правонарушений, однако с тех пор сообщения о преступлениях такого рода исчезли с первых полос газет. Насколько распространены умышленные убийства в сегодняшней России? Как выполняют свою работу органы полиции, прокуратура и судьи, и насколько независимы они в своей работе от представителей властей? Почему так много людей убеждены, что мы никогда не узнаем, кто заказал убийство Немцова? Каким образом взаимодействуют организованная преступность, бизнес и власти? Почему в совершении резонансных убийств «обычно подозревают» чеченцев? Чем отличаются тенденции преступности и практика уголовного правосудия в государствах на постсоветском пространстве?

Запад располагает обширной информацией о политической обстановке в странах, когда-то входивших в состав СССР, однако сведения о правопорядке на территории этих государств практически отсутствуют. С целью восполнить этот информационный пробел недавно был опубликован специальный выпуск ведущего научного журнала по криминологии Theoretical Criminology. В этом специальном выпуске рассматриваются многие вопросы, попавшие в центр внимания вслед за убийством Немцова. Спустя почти 25 лет после распада СССР эта подборка статей показывает, насколько важным является анализ преступности и методов борьбы с ней для понимания хода политических событий в этом регионе, о чем так же свидетельствует движение Евромайдана, вспыхнувшее в прошлом году против правительства Януковича на Украине. Тогда народное возмущение в связи с коррумпированностью постсоветских властей спровоцировало кризис режима, а последовавшие за этим действия силовиков против демонстрантов привели к окончательному падению этого режима. Таким образом, западным обозревателям, проявляющим интерес к государствам на постсоветском пространстве, самое время подробнее изучить состояние дел в этом непростом регионе в отношении преступности и общественного контроля.

Вполне возможно, что многие проблемы уголовного правосудия в странах на постсоветском пространстве западным наблюдателям покажутся знакомыми: злоупотребления представителей органов полиции, проблемы, связанные с наплывом иммигрантов и рост количества преступлений на почве нетерпимости, конфликты между бизнесом и властью, а также кризис доверия в системе исполнения наказаний. Однако в этом регионе эти проблемы приобретают особый местный характер, и поэтому их необходимо решать не стандартными методами, а исследовать с особой тщательностью и с учетом обстоятельств. В статьях, опубликованных в нашем специальном выпуске, рассматриваются четыре основных аспекта преступности и уголовного правосудия, характерных для постсоветского периода. Это наследие советских времен, должностные преступления, насильственные преступления и общественные беспорядки, а также «несоблюдение формальностей и отступление от буквы закона», то есть, использование неформальных отношений с целью обойти закон или ввести в заблуждение работников учреждений. Предлагаем вашему вниманию результаты исследований и факты, вызывающие особый интерес:

— Несмотря на политические реформы, проведенные в России после распада Советского Союза, сегодня россияне еще больше — что вполне обоснованно — боятся полицейского беспредела, чем граждане КНР (Matthew Light, Mariana Moto Prado and Yuhua Wang).

— Реформы системы исполнения наказаний по западному образцу, направленные на улучшение условий пребывания, в действительности встретили сопротивление многих заключенных, которые по-прежнему поддерживают лагерную систему советского образца (Laura Piacentini and Gavin Slade).

— Российские органы полиции искажают статистику умышленных убийств, чтобы скрыть истинный уровень смертности в результате убийств, который, возможно, является одним из самых высоких в мире и указывает на особую жестокость, характерную для взаимоотношений, сложившиеся в современной России в общественной жизни и в быту (Alexandra Lysova & Nikolay Shchitov).

— Численность скинхедов в России выше, чем в других странах мира, и российские власти активно добиваются расположения расистских и крайне националистических группировок, некоторые из которых поддерживают вторжение России на Украину. Правда, в настоящее время Путин опасается того, что ярые расисты могут направить свою агрессию против его же собственного режима (Richard Arnold).

— Несмотря на попытки в постсоветский период реформировать систему уголовного судопроизводства, судьи на Украине и в России по-прежнему не обладают достаточным весом по сравнению с прокурорами, однако небольшая Эстония стала настоящим образцом судебной независимости для всего постсоветского пространства (Peter Solomon).

— В Грузии рост политической конкуренции способствовал снижению коррупции во властных структурах, однако на Украине и в Киргизии в результате политической конкуренции коррумпированность власти лишь возросла (Alexander Kupatadze).

— Хотя Путин и заявляет о том, что очистил органы государственной власти от коррупции, в 2000-е годы условия для взяточничества наоборот стали еще более благоприятными. Неформальные связи между властными структурами существуют в каждом учреждении, что позволяет Путину оставаться у власти. Кроме того, эта сложившаяся система служит препятствием для проведения модернизации в стране (Leonid Kosals & Anastasia Maksimova).

Эти выводы могут стать темой дальнейших исследований и сравнительного анализа. В некоторых случаях понятия, применяемые в западной криминалистике — «убийство на почве нетерпимости», «судебная независимость», «должностные преступления», «коррупция» либо «полицейский произвол» — необходимо выверить еще раз и адаптировать их к меняющейся обстановке на постсоветском пространстве. В других случаях могут потребоваться новые понятия с учетом особенностей преступности в постсоветский период. В связи с рассмотренными в издании проблемами возникают вопросы более масштабного характера: Придут ли страны на постсоветском пространстве к единообразию в вопросах, так сказать, «преступления и наказания», как это сделали другие промышленно развитые страны? И какую роль должны на самом деле играть США и другие западные партнеры в активизации реформирования системы уголовного преследования в бывших советских республиках? США всячески способствовали проведению таких реформ, однако многие из их собственных методов уголовного преследования могут оказаться неэффективными в бывших советских республиках, причем, некоторые из практикуемых в США методов стали предметом резкой критики со стороны специалистов и общественности.

На постсоветском пространстве пока еще много загадок, которые вызывают интерес криминалистов. В статьях, которые будут временно доступны для бесплатного скачивания по указанной ссылке, изучены те направления, по которым развивались эти страны после получения независимости в 1991 году. Еще долго не утихнут рассуждения и споры, вызванные такими резонансными преступлениями, как убийство Немцова или расстрел участников Майдана в Киеве. Однако с учетом характера, обстоятельств и последствий эти события все-таки еще можно квалифицировать и анализировать — как преступления. Поэтому они представляют интерес не только для политологов и журналистов, но и для криминалистов — и, бесспорно, для любого грамотного обозревателя, занимающегося проблемами этого региона — одного из крупнейших и важнейших в мире.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0