Причины изменения стратегии США на Ближнем Востоке

Ввиду того, что после распада биполярной системы Америка стала единственной сверхдержавой, или, если пользоваться терминологией политологов, даже гипердержавой, стратегия этой страны на Ближнем Востоке представляет для государств региона большое значение. Дело в том, что объединение этой державы с каком-либо региональным игроком может изменить существующую систему отношений на Ближнем Востоке и таким образом отразиться на интересах всех остальных стран этого региона. В связи с этим изучение новой американской стратегии в ближневосточном регионе имеет исключительное значение для Ирана.

Соединенные Штаты считают Ближний Восток сферой своих жизненных интересов по нескольким причинам, ведь, как известно, национальные интересы этой страны находятся далеко от ее собственных географических границ. К числу этих причин относятся колоссальные запасы углеводородов на Ближнем Востоке, составляющие около 40% от их общего объема во всем мире, наличие в этом регионе стратегически важных районов, в том числе Ормузского пролива, значимость которого для торговли трудно переоценить, нахождение там таких правительств, которые поддерживают политический курс США, и, конечно же, Израиля. Для этого имеются и другие причины, о которых привыкли говорить сами американские политики, включая сюда борьбу с терроризмом и многое другое.

Таким образом, анализ стратегии Америки в данном регионе можно считать весьма актуальным. Как пишет в своей статье «Ближневосточный баланс зрелых держав» (The Middle Eastern Balance of Power Matures) директор частной разведывательно-аналитической организации «Стретфор» американский политолог Джордж Фридман (George Friedman), региональная стратегия Америки до начала 2000 года заключалась в непосредственном присутствии и вооруженной борьбе за свои жизненно важные интересы. В качестве примера этого можно привести военную помощь США Ираку в период его войны с Ираном в 1980–1988 годах, заключение военных пактов и строительство постоянных военных баз в региональных странах, нападение на Ирак и Афганистан, а также присутствие американских авианосцев в Персидском заливе.

Тем не менее, вопреки рекомендациям одного из основателей американской концепции внешней политики Томаса Джефферсона о нейтралитете США и неучастии в делах других стран, основанием для такого присутствия можно считать то, что эта страна ставит соблюдение своих интересов выше, чем принцип о невмешательстве, учитывая и то, что на тот период Соединенные Штаты еще не имели такую мощь, как сегодня.

Результаты реализации этой стратегии, то есть непосредственное военное присутствие США ради защиты национальных интересов, заслуживают особого внимания, поскольку они могли создать условия для смены американского курса.

Во-первых, быстрыми темпами растет неприятие к Америке со стороны народов ближневосточных стран, особенно тех, где дислоцированы американские военные части. Проблема состоит в том, что в большинстве этих стран был установлен недемократический режим, чуждый тем ценностям, о которых заявляют Соединенные Штаты. Все же американцы, ставя свои интересы выше нравственности, используют демократические лозунги только когда им это бывает нужно, но на практике сами нарушают их, как это происходит, например, в Саудовской Аравии, Бахрейне и других странах. Именно по этой причине народы региональных стран с каждым днем начинают все больше ненавидеть Соединенные Штаты и американские политики прекрасно понимают, что в скором времени власть в этих странах все равно окажется в руках народа. Таким образом, получается, что одна из причин изменения американской стратегии заключается в желании США защищать свои интересы в будущем.

Во-вторых, американское правительство с его бюджетом в размере несколько триллионов долларов тратит колоссальные средства на военные нужды, но при этом не в состоянии объяснить своим гражданам, особенно средним слоям, для каких целей это делается. Для политиков США стало настоящей проблемой то, как доказать общественности необходимость столь колоссальных затрат, ведь подчас они противоречат принципам самой Америки. К тому же существуют другие альтернативные способы, которые повлекут сокращение расходов, но все равно будут содействовать реализации тех же задач, поэтому необходимость в трате больших сумм отпадает сама собой.

В-третьих, основанием для смены американской стратегии может являться формирование в регионе опасных экстремистских группировок, подобных тем, которые сейчас существуют в Афганистане (Талибан и «Аль-Каида») и в Ираке (ИГИЛ), а также влияние их на другие страны под лозунгом борьбы с Америкой. Эти группировки, несмотря на то что их финансируют сами Соединенные Штаты, через посредников закупают нефть у покровительствующих им властей и тратят собственные доходы от нефти на свое развитие. Иногда, по крайней мере внешне, они действуют вопреки интересам Америки, вынуждая ее публично заявлять о свой позиции по этому поводу. За счет этого ей удается добиваться нечто большего, чем непосредственное долгосрочное присутствие собственных военных сил в регионе, вплоть до того, что баланс между США и подобного рода оппонентами меняется в пользу последних.

В-четвертых, причиной смены стратегии может быть увеличение численности солдат, которые после возвращения с войны в одной из ближневосточных стран начинают страдать от разного рода душевных и психологических заболеваний, не поддающихся лечению. Наличие таких людей наносит серьезный ущерб авторитету американских властей и негативно влияет на политическую, социальную и культурную обстановку в стране.

Ввиду всех указанных причин кажется резонным предположить, что для США продолжение прежней стратегии является ущербным. Кроме того, принимая во внимание то, что для этой страны крайне важно сохранить свой либеральный иммидж, сохранение старого политического курса наносит ему решительное поражение, поэтому изменение американской стратегии имеет под собой все основания.

Альтернативная стратегия

Учитывая все перечисленные условия, следует сказать, что изменение упомянутой стратегии нужно осуществлять таким образом, чтобы сохранение курса на защиту собственных интересов для Соединенных Штатов требовало гораздо меньших расходов (по крайней мере по нескольким основным направлениям). В связи с этим Фридман формулирует задачи новой американской стратегии на Ближнем Востоке следующим образом: «опосредованное присутствие и установление баланса сил». Два эти принципа должны составить основу новой стратегии США в регионе, ведь они помогут не только оставить в тайне участие американцев в подготовке тех или иных событий в региональных странах, но и позволят значительно сократить расходы по сравнению с предыдущим периодом.

В своей статье политолог отмечает такой момент, что новая стратегия гораздо сложнее чем та, которая использовалась в период холодной войны, потому как на Ближнем Востока Америка одновременно вынуждена думать и о балансе сил, и об обеспечении собственных интересов, но не может себе позволить прямого присутствия. В связи с этим будут создаваться такие условия, при которых ей придется в одном месте, например, в Йемене, помогать Саудовской Аравии в плане предоставления разведывательных данных и военных консультантов, а в другом, допустим, в Ираке, вести войну против ИГИЛ, созданного теми же саудитами, и таким образом поддерживать шиитское правительство Багдада, склонное к сотрудничеству с Ираном. Разумеется, присутствие американских сухопутных войск при этом не предполагается.

С одной стороны, эта новая стратегия нацелена на укрепление тех сил, которые поддерживают Америку в ближневосточном регионе. Имеется в виду то, что они смогут автоматически осуществлять военные операции с учетом американских интересов. К числу таких стран относятся Израиль и Саудовская Аравия. Конечно же, Соединенные Штаты не смогут укреплять своих региональных игроков, если полностью устранятся от участиях во всех политических процессах. В чрезвычайно критической ситуации, когда эти страны будут не в состоянии реализовать поставленные перед ними задачи, США вновь вернутся к прежней стратегии и примут непосредственное участие в событиях региона. Однако пока этого не произошло, эти страны под прикрытием американцев обязаны прилагать все свои усилия для достижения поставленных перед ними задач. С другой стороны, необходимо сохранять баланс сил в регионе таким способом, чтобы действующая там система имела максимальный потенциал для полного обеспечения интересов США. Это означает, что пока региональные страны, за исключением Израиля, будут во внутреннем идеологическом и политическом противоборстве уничтожать национальный потенциал друг друга, лишая себя возможности превратиться в будущем в региональную державу, они всегда будут оставаться зависимыми от Соединенных Штатов в плане обеспечения собственной безопасности. Разумеется, при возможности они будут пытаться уничтожить идеологию шиизма, в рамках которой в регионе удалось действительно построить прогрессивное демократическое государство (Исламскую Республику Иран).

По мнению автора упомянутой статьи, лозаннское соглашение Ирана с «шестеркой» международных посредников как раз и является демонстрацией данной стратегии, поскольку США намерены на основе этого документа снизить риск начала войны со страной, отношения с которой оставались враждебные на протяжении всех последних 35 лет, и создать баланс сил в регионе.

Другими проявлениями данной стратегии США можно считать их тайное соглашение с талибами и приход к власти в Ираке шиитского правительства.

Конечно, существуют серьезные сомнения относительно того, что Америка, по крайней мере, внешне, внесет какие-либо изменения, например, в плане присутствия и курсирования своих военных кораблей. Своим традиционным союзникам США непременно продолжат внушать мысль о том, что по-прежнему оказывает им поддержку, однако на практике будут непосредственно вмешиваться в ситуацию только в условиях острого кризиса. Как уже было отмечено, на этом фоне Иран может воспользоваться создавшимися условиями наилучшим для себя способом и добиться от своего оппонента самых значительных преимуществ, какие только существуют на данный момент. Дело в том, что Иран пользуется активной поддержкой мусульманской общественности региональных стран и даже Америка осознает, что его влияние на Ближнем Востоке растет с каждым днем. К тому же ничего другого ей просто не остается.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0