Примирение невозможно

Примирение невозможно

Президент Польши Комаровский, видите ли, осудил героизацию бандеровцев евромайдановской Украиной. Ему не нравятся законы от 9 апреля, которые приняла Верховная Рада. Мол, как же так, теперь примирение между Польшей и Украиной невозможно.

Ну что можно сказать по этому поводу?

У Уильяма Фолкнера в «Реквиеме по монахине» есть очень интересное рассуждение о том, почему негры американского Юга, получив от Линкольна во времена Гражданской войны свободу от рабства и гражданские права, даже и через 100 лет так и не обрели ни свободу, ни гражданские права в полном объеме и испытывают расовую дискриминацию. Великий писатель считал, что для этого нужно, чтобы эту свободу им дали еще и белые американского Юга. Наследники конфедератов должны были согласиться видеть в неграх равных себе. Без это ни примирения, ни свободы для черных не будет никогда.

Руководство Польши видит в Украине своего союзника. Союзника против России

Примирение должно произойти не только в верхах, но и в низах. Без этого оно просто невозможно.

Вот и я, когда смотрю на неудачные попытки руководства Польши и Украины примириться, предпринимаемые последние 10-15 лет (вспомните, что еще в 2003 году примирялись Квасьневский и Кучма), говорю, что это невозможно сделать, если примирение не произойдет между польским и украинским обществами. А этого никогда не будет. Поэтому все нынешние и будущие попытки тщетны. Сейчас объясню почему.

Давайте только сначала разберем, кому надо, а кому не надо это примирение? Отвечаю: примирение нужно только Польше. Польша будирует все эти исторические темы, у нее есть претензии к Украине. Только она чувствительна к тем историческим отрезкам времени, которые становились трагедией для поляков.

Тут и Катынь, тут и Волынская резня, тут и УПА, тут и начало Второй Мировой, тут и послевоенное переселение поляков из Восточных Кресов (Западной Украины и Западной Белоруссии).

На Украине все не так. Центральной и Юго-Восточной Украине, например, деятельность Армии Крайовой до одного места. До одного места ей и УПА.

К этим регионам Украины все эти польско-украинские разборки не имеют совершенно никакого отношения. Поэтому когда говорят о польско-украинском историческом примирении, имеют в виду польско-западноукраинское примирение, потому что между собой воевали с одной стороны граждане Польши, а с другой – украинские жители Галичины и Волыни. Ни Донбасс, ни Слобожанщина, ни Сиверщина, ни другие исторические земли Малороссии и Новороссии с поляками в 20 веке не воевали. Так что они к этой теме равнодушны. Мало того, они скорее на стороне поляков, чем западенцев.

Политический украинец – это «офисный хомячок»

Руководство Польши видит в Украине своего союзника. Союзника против России. Украина нужна Польше, которая мечтает быть лидером в Балтийско-Черноморском альянсе, направленном против России.

Но проблема заключается в том, что на Украине самыми последовательными врагами России, а значит и естественными союзниками Польши являют галичане и волыняне.

Причем галичане и волыняне самых радикальных националистических воззрений – попросту говоря, необандеровцы (напомню, что Организация украинских националистов родилась в Галичине, а Украинская повстанческая армия – на Волыне). УПА запрещена в России.

Так как поляки очень чувствительны к историческим вопросам, то они не могут обойти тему Волынской резни, когда в 1943 году бандеровцы вырезали до 100 тысяч этнических поляков. Без этого украинцы не могут стать для них полноценными союзниками.

Польша понимает, что добиться осуждения от Украины (читай, от западных украинцев) всех этих националистических «художеств» и безобразий бандеровцев нельзя.

Поэтому поляки согласны хотя бы просто на «историческое примирение».

Но вот чего поляки категорически не приемлют на Украине, так это прославления своих исторических врагов – украинских националистов – на  государственном, официальном уровне. Они просят украинцев этого не делать, но нынешние украинские власти этого сделать никак не могут. Вот поэтому никакого реального исторического примирения между Украиной и Польше произойти никак не может.

Поляки согласны хотя бы просто на «историческое примирение»

Почему нынешний официальный Киев никогда не откажется от прославления бандеровцев, хотя большинство руководства Украины да и сами украинские граждане в своем подавляющем большинстве русскоязычны и русскокультурны? 

Во-первых, потому, что бандеровцы герои для Галичины и Волыни, самых патриотически настроенных регионов Украины.

Во-вторых, потому что остальная Украина (по преимуществу русскоязычная) их боится и одновременно в них нуждается.

Евромайдан победил не благодаря мирному протесту (так бы он никогда не победил бы), а благодаря украинским радикалам, наследникам Бандеры и Шухевича из «Правого сектора» и других сотен самообороны второго Майдана. Именно украинские националисты, самые милитаристски настроенные товарищи в украинском обществе, задают в нем тон.

Это единственное мужское, воинственное начало на Украине. Нынешнее украинство делится на два течения: культур-украинство и политическое украинство. К первым принадлежат те граждане, для которых Украинская идея является ценностью сама по себе, и для которых украинская культура является родной. Бандеровцы – это и есть культур-украинцы. Политический же украинец – это, как правило, русский западник, для которого ценна не Украинская идея сама по себе, а идея европейского выбора Украины.

Он хочет быть не столько украинцем, сколько европейцем. Вся полнота власти на Украине принадлежит именно политическим украинцам. Порошенко – это политический украинец.

Политический украинец в основной своей массе – это «офисный хомячок». Он не умеет и не хочет лично воевать. Он хочет, чтобы с «пророссийскими террористами» в Донбассе сражались бандеровцы.

Поэтому отказ от услуг бандеровцев для политического украинца означает и отказ от сопротивления «российской агрессии», как внешней, так и внутри страны. Именно бандеровцы из «Правого сектора» держат в страхе пророссийские элементы в украинском обществе и парализуют их волю к сопротивлению. Если бы не страх перед террором Харьков, Одесса, Запорожье, Днепропетровск уже давно бы восстали, и мы бы с вами были бы свидетелями Русской весны-2. Именно бандеровцы убили Бузину и заставили пророссийских активистов, остававшихся еще на Украине, массово ее покидать.

Вот отсюда и политическое признание бандеровцев на официальном уровне: отказ от 23 февраля, как традиционного главного армейского праздника страны, и перенос его на 14 октября, дату рождения Украинской Повстанческой армии. Отсюда и чествование, и официальное признание заслуг исторических бандеровцев. Отсюда и вроде как извинения Порошенко за свои слова о «циничных бандерах».

Поляки, слава Богу, всех этих обстоятельств не понимают, поэтому и дальше будут предъявлять претензии Украине. А это для нас хорошо, так как в польском обществе будут расти антиукраинские настроения, которые сведут на нет создание прочного польско-украинского союза.

Александр Чаленко, Украина.ру

actualcomment.ru

Поделиться в соц. сетях

0