Раздвоение государственного сознания

Вчера, смотря трансляцию общения президента Путина с Россией, я вдруг очень четко ощутил корни того странного ощущения, которое возникает при любой попытке оценить положение дел в стране. Это же классическая шизофрения государства Российского. Не в оскорбительном смысле, а в самом прямом медицинском понимании этого слова. Или другими словами раздвоение сознания.

 Успешными и эффективными могут быть совершенно различные модели государственного устройства. Успешность государство вообще крайне слабо зависит от общественной формации или от выбора модели управления. Истории хорошо известны примеры успешных тираний, демократий  и прочих разных «кратий». Как и провальных в том же полном ассортименте. Но у всех успешных государственных проектов была одна общая отличительная черта. Они по своей модели были цельными. Любая попытка на государственном уровне скрестить «ужа с ежом» никогда в истории ничем хорошим не заканчивалась.

Россия исторически всегда была социальным, как это принято говорить, государством. Человеческие объединения всегда играли главенствующую роль в нашей стране. Из-за множества особенностей, включая климатические, общинный характер организации социума всегда был единственным залогом успешного выживания и развития в нашей стране. А у каждой общины всегда есть глава, к которому ее члены имеют право прямого обращения, минуя многочисленные  чиновничьи уровни и препоны. И у нашей страны так было всегда. Челобитчики к царю-батюшке, ходоки к Ленину, индивидуальные или коллективные обращения в ЦК КПСС и лично товарищу ….. Все это вещи одной внутренней природы. В этом смысле прямое общение президента Путина с народом ничем от всего перечисленного не отличается. Да, изменились технологии, формат позволяет осуществлять полноценную обратную связь через масштабнейший социальный опрос из миллионов вопросов и обращений, минуя различные социологические службы, способные по разным причинам исказить реальную картину. Но суть осталась прежней. Общение царя с народом.

И надо сказать, что, понимая всю значимость и полезность такого формата общения, Путин чувствует себя в роли царя достаточно уверенно и свободно. Прекрасно осознает, что требуется от такого общения людям, и каким они хотят видеть в этой роли именно его.
Не уверен, что ему лично приятно выступать в этой роли. То справедливого царя, готового обрушить праведный гнев на нерадивых бояр, то доброго волшебника, раздающего подарки униженным и оскорбленным. Скорее всего ему было бы куда приятнее лично расстрелять из пулемета всех тех, кто заставил граждан обращаться с подобными просьбами лично к нему, а не разрешил все проблемы самостоятельно. Тем не менее он, понимает правила игры, и роль волшебника исполняет вполне убедительно.
Все вышесказанное относится к признакам социального (общинного государства), в котором как государству в целом, так и его главе отводится почетная обязанность организации жизни страны сверху, но до самого низа. И именно этого ждут люди, и именно они возлагают на государство всю полноту ответственности за все в стране, включая их собственные жизни.
Это ни хорошо, ни плохо, это такая модель организации жизненного пространства. И именно в эту модель отлично вписывается огромный чиновный аппарат управления всеми сферами общественной жизни.

Самое удивительное, что если бы эта модель была бы реализована в стране полностью, то ситуация сейчас была бы гораздо лучше. Не уверен, что она была бы близкой к идеалу, но точно лучше. Однако, есть огромнейшая область, в которой эта модель в стране не работает. Более того, не работает не по недомыслию, а по совершенно особым причинам. В этой области реализуется принципиально иная модель управления государством, органически не совместимая с первой. Это корпоративная модель государственного управления, и реализуется она в экономической области.

Весь наш экономически блок управления, начиная с правительства и заканчивая любой компанией с государственным участием, организован на основе корпоративной модели, во главе которой всегда стоит один критерий – прибыль. Соответственно управляющие в этой модели все сплошь экономисты и бухгалтера. В итоге между экономикой и всеми остальными сферами общественной жизни наблюдается огромная пропасть. Даже Путин, начиная говорить на экономические темы, выглядит мгновенно на порядок менее убедительным. Он конечно понимает, о чем говорит, он довольно неплохо разбирается в вопросах, свободно и корректно оперирует экономическими понятиями. Вот только при этих ответах он мгновенно снимает с себя царские регалии и превращается в исполнительного директора на отчете в собрании акционеров. Причем в положении многочисленных ограничений, заданных советом директоров. И сразу же становится неубедительным.

Понимает ли сам Путин такую двойственность? Уверен, что понимает, но не до конца. Если бы понимал полностью, то смог бы ситуацию изменить. Если бы не понимал совсем, не было бы вчера ответа Кудрину, что помимо головы при решении экономических вопросов надо еще и сердце иметь.

Принципиальное и главное отличие управления экономикой в социальной модели от корпоративной    в ответственности и месте государства. В социальной модели роль и  ответственность государства всеобъемлющая. В большинстве вопросов на первый план выходит не экономическая эффективность, а решение наиболее острых проблем социума и направление его по определенному пути развития. В корпоративной модели все иное. Участие государства минимизировано только координацией действий, установлением правил игры и точечной поддержкой начинаний, обещающих быть эффективными. Все остальное отдано на откуп самоорганизации населения.

Повторюсь, и та, и другая модель могут быть эффективными при определенных условиях. Но их комбинация эффективной быть не может в принципе.

Следует отметить, что скорее всего шизофрения государственного устройства в России осознается. Ее даже пытаются слегка лечить. Рост государственного участия в корпорациях и банках, государственный контроль  за поведением крупных компаний и многое иное. Другое дело, что , как это часто у нас бывает, методы крайне топорные. Взять хотя бы частно-государственное партнерство. Которое на практике чаще вырождается в один из двух вариантов. Или рэкет государства по отношению к частнику, когда ему делается предложение по тратам, от которого невозможно отказаться. Или согласованное разворовывание бюджетных денег по частным карманам.

Но такими методами шизофрению не вылечить. Что же до России, то у нее есть только один выход с надеждой на выздоровление. Это создание полноценного социального государства на всех уровнях и во всех областях. Корпоративная модель для нашей страны просто не подходит по множеству объективных и субъективных причин.

LiveJournal

Поделиться в соц. сетях

0