Разговор с разведчиком

Разговор с разведчиком

Под колесами старательно лавирующего на подъеме между ухабами редакционного микроавтобуса, «бусика», крошится и осыпается мергель. Внизу — поселок Пионерское, вокруг дачи, а прямо, сразу за ведущим к Северскому Донцу обрывом, раскинувшаяся за рекой «зеленка», где затаились танки вооруженных сил Украины.

Едем в гости к командиру разведвзвода 1-й отдельной казачьей сотни Станично-Луганского района Виктору Плешакову с позывным «Дон». Мужику хорошо за пятьдесят, добровольцем приехал на войну из Питера и с лета 2014 года находится на передовой. За последние бои в районе Дебальцево два бойца его подразделения получили правительственные награды.

О личном составе, местных жителях и билете в один в конец

Люди во взводе разные. За два наши корреспондентских приезда мы видели здесь и мужиков под 60 и совсем зеленых мальчишек. Все добровольцы, других людей здесь нет. Есть и местные, и ребята из России. Все добирались за свой счет, ехали в неизвестность, толком не зная в какое конкретно подразделение они попадут. Кто-то что-то услышал, посоветовал, так и прибивались.

«Был у нас парнишка из Комсомольска-на-Амуре. Сейчас он в отъезде, решает домашние проблемы, но скоро должен вернуться. Так вот он, чтобы приехать сюда, на войну, продал машину. С Дальнего Востока дорога не дешевая весьма. Что-то оставил жене и поехал – в никуда, не зная даже, к кому и куда попадет. А когда случились у него семейные проблемы, то мы всем миром ему деньги на обратную дорогу домой собирали. В один конец парень билет взял», — рассказывает об одном из своих бойцов взводный.

Личный состав быстро наладил отношения с местными жителями.

Почти одновременно с журналистами на позиции взвода пришла пожилая хозяйка дачного участка, принесла миску домашних пирожков. Потом взяла одного из бойцов и повела его в сад – учить, как и где подвязывать виноград.

«Самой уже тяжело, а ему еще пригодится», — пояснила она со смехом.

О задачах разведвзвода

Позиция взвода отлично подходит для решения его основной задачи – ведения разведки и наблюдения. «Наш» берег намного выше противоположного, и вся «зеленка», где находятся подразделения киевских силовиков, ныне бесцветно именуемые «противником», отсюда – как на ладони. Это позволяет бойцам на оборудованных на высотах наблюдательных постах круглосуточно эффективно следить за активностью на «той» стороне. Но и встретить незваных гостей взвод вполне может.

«Задачи меняются от ситуаций по периметру. С той стороны — Станица, здесь река Северский Донец, – рассказывает Виктор. – Этот берег наш, тот берег их, вплоть до реки Деркул – границы с Россией. Вот я здесь с августа,  когда здесь линия фронта стабилизировалась по Донцу. Мы периодически туда-сюда ездим, где не хватает народу, приезжаем, помогаем. Например, в феврале было всем жарко под Дебальцево, мы отправляли людей туда. Три недели стояли в Санжаровке, а на четвёртую поехали уже в Дебали…

О концентрации украинских войск

В районе Станицы Луганской, в непосредственной близости от передовой, ВСУ сконцентрировали сотни единиц бронетехники, установок залпового огня, самоходной и ствольной артиллерии. Только за одну ночь 27 марта украинские силовики стянули к линии соприкосновения порядка 200 самоходных артиллеристских установок (САУ).

«У нас здесь доминирующие высоты, этот берег высокий, тот берег низкий, видно всё очень хорошо километров на 10, — говорит командир разведвзвода. — Тем более в «зелёнке», когда еще листа не было, видно великолепно. ВСУ достаточно казённо выполняет задачи по маскировке, реально люди воюют из-под палки. Если смотреть внимательно и день за днём, можно увидеть практически всё, что должно было выводиться на 50 километров (от линии соприкосновения в рамках Минских соглашений), здесь».

«В углу Деркула и Донца всё нашпиговано техникой. Бронетехники немеряно. Лично видел 2 «Смерча», а это даже не «Град». Тут удобное место, дороги есть хорошие для армейской техники и «зелёнка». Капониры у них ещё с осени, мы наблюдали, как они это всё себе рыли. Чтобы скрыть передвижение метров в 300 выкапывается траншея, куда техника заходит, и капониры, как ячейки стоят», — рассказывает Плешаков.

«До нас доходила информация, что 200 «саушек» загоняли. Батальон танков я видел лично — две большие колонны, минут сорок шум движков. Приличная колонна, машин на 100 — танки, «Уралы», службы обеспечения, связисты, все подряд. Батальон зашел, обеспечение, кроме этого, личный состав на чём-то возится», — продолжает он.

«Например, мы отсюда видим кусок поляны, туда заезжает «Урал» с полевой кухней, он её отцепляет и уходит. Полевая кухня-это минимум рота, понятно, что полевая кухня просто так на поляне стоять не будет. Там есть люди, их надо кормить. Вот таких вторичных признаков очень много, если их анализировать, то складывается вполне реальная картинка – техники много», — поясняет разведчик.

О Минских договорённостях и ОБСЕ

Вопросы о соблюдении Киевом Минских соглашений и деятельности представителей ОБСЕ в Донбассе здесь, в окопах, провоцируют потоки ненормативной лексики. Бойцы уверены, что Украина использует все эти дипломатические потуги лишь в качестве дымовой завесы для прикрытия перегруппировки и сосредоточения сил.

«ОБСЕшники к нам приезжали, куриц считали на предмет того, как живут местные жители, — смеется Виктор. – Еще поездили по магазинам…»

«Я спрашиваю: а вас не интересует техника украинская? Вот — в трёх километрах, дам бинокль, покажу. Если не поленитесь полдня посидеть, увидите передвижения. Утром прогревают технику, видно дымы. Никто особо не таится, тем более от ОБСЕшников, потому что, было бы желание увидеть, они бы увидели. Естественно, никакого желания они не проявили. Они и так это всё знают. Тут сплошное нарушение Минских соглашений. Все про это знают, кто должен интересоваться. И ОБСЕ в том числе», — уверен он.

О причинах стягивания техники

Разведчики считают, что этот участок линии соприкосновения, в треугольнике между Северским Донцом и Деркулом, киевские силовики используют в качестве отстойника для накапливания техники и даже гипотетически не стоит говорить о том, что отсюда может быть развернуто какое-либо наступление на Луганск.

«Думаю, что эта группировка не атакующая. Пока, на мой взгляд, это просто отстойник, потому что если перегонять ту же танковую колонну на 50 км, при том состоянии техники, которая у них, то половина танков просто не дойдёт. А потом если их нужно будет вернуть, ещё половина от дошедших в пути сломается. Также — большой расход ГСМ. Технику же вводят не ландыши нюхать, а для боевого применения. То есть, как я вижу, их цель — сохранить технику в непосредственной близости от потенциального театра военных действий», — пояснил командир разведвзвода.

Скептически он относится и к разговорам о возможном понтонном форсировании Донца и слухи об украинских учениях взводный не поддерживает.

«Понтоны у них точно есть, без вопросов. Но река разделена: тот берег их, этот наш. Чтобы проводить учения надо 2 своих берега, это не соответствует действительности», — считает он.

О режиме прекращения огня

«Обстрелы по нашей территории ведутся постоянно, – рассказывает Виктор. — У нас, грубо говоря, каждую ночь весело. Работают миномёты, БМП-1, «зушки» (зенитные установки). Дистанция самая рабочая – до 2 км. Они знают, что у нас есть ПТУРы. Вот периодически их танчик выйдет на полянку и стоит «заманухой». Постоял, мы не повелись, он и уехал. А так стандарт 82-мм — «Васильки» (автоматические минометы). Наводчик у них, кстати, хороший. Гоняли тут нас на карьере – выехали 3 «Василька», отработали по 5-6 залпов. Мы бегали по окопам как сайгаки. Там много чего есть и серьёзного калибра. Правда, ночью идентифицировать невозможно».

«Периодически, чаще, чем хотелось бы некая неопознанная бронетехника обстреливает наши нп (наблюдательные пункты). Они прекрасно понимают, где мы сидим. Тем более, здесь мергель, глина, — мы с осени окапывались и наверняка у них есть опытные наблюдатели. Периодически им надо нас пинать, чтобы мы не расслаблялись», — рассказывает он.

О боях между ВСУ и «нациками»

«А ночью тут вообще концерты бывают. У «них» возникают перестрелки среди своих — ВСУ с Нацгвардией. Тут нелюбовь конкретная. И это происходите регулярно. В Станице постоянные ночные бои у них были зимой. До нас доходила информация, что ребятам из ВСУ нужно получить корочки участников боевых действий. Не ручаюсь за достоверность, но у меня такая информация: чтобы получить корочку надо поучаствовать в боестолкновении. Поэтому ночью начинают пулять по берегу, отражать атаку «сепаратистов». Поотражали — всё нормально. Сделали записи, по боекомплекту отчитались. Потом приезжают нацгвардейцы и начинают выяснять, не было ли это инсценировкой», — сообщил командир разведчиков.

ЛуганскИнформЦентр

Поделиться в соц. сетях

0