Россия бряцает оружием, чтобы не пустить Украину на Запад

Количество случаев нарушения перемирия на востоке Украины достигло максимального уровня с тех пор, как в феврале были подписаны соглашения Минск-II, и президент Петр Порошенко предупредил, что война может возобновиться «в любой момент».

Высокопоставленные чиновники США обвиняют Россию в том, что она вновь стягивает войска к границам Украины и перемещает их в пограничной полосе, при этом растет обеспокоенность международной общественности в связи с тем, что в каждом случае возобновления вооруженных столкновений возрастает опасность начала полномасштабной войны.

Проблема состоит в том, что, несмотря на снижение интенсивности вооруженных столкновений после подписания минских соглашений, выполнение политических договоренностей, рассчитанных на более длительную перспективу, еще только началось и проходит довольно напряженно. Сложилась тупиковая ситуация. И чем больше будет затягиваться процесс выполнения условий соглашения, тем выше вероятность возобновления вооруженного конфликта.

Немногим более года после аннексии Крыма Москва — за исключением небольшого числа приверженцев «жесткого курса» — не собирается захватывать очередные украинские территории. И хотя Кремль, возможно, оказывает поддержку сепаратистам в их попытках захватить еще несколько населенных пунктов — в частности, портовый город Мариуполь — чтобы повысить жизнеспособность подконтрольных сепаратистам Донецкой и Луганской «республик», позволить себе большего она не может.

Действительно, испытывая экономические трудности из-за санкций и падения цен на нефть, Москва делает все возможное, чтобы не брать на себя финансирование Донбасса. Ее цель, скорее, состоит в том, чтобы помешать Украине в реализации планов по дальнейшей интеграции в ЕС и НАТО, используя в качестве рычагов давления сепаратистские «республики».

А это означает либо навязывание Украине боснийского варианта политического урегулирования, что превратит страну в недееспособное государство и предоставит восточным регионам право вето на вступление в НАТО, либо приведет к замораживанию конфликта таким образом, что Украина станет для Запада «костью в горле».

Не исключено, что целью концентрации российских войск у границ Украины является не подготовка реального наступления, а стремление оказать на Киев давление, чтобы он соблюдал условия соглашений Минск II — а также вызвать беспокойство на Западе, чтобы тот тоже начал давить на украинские власти.

Дело в том, что России было бы на руку соблюдение февральских минских соглашений. Они оказались более выгодными для России и менее выгодными для Украины, чем соглашения, подписанные в сентябре.

Пророссийские сепаратисты добились для себя очень важных уступок, согласно которым они не обязаны передавать Киеву контроль над 450-километровым участком украинско-российской границы до конца этого года. Кроме того, согласно договору, передача контроля над границей была поставлена в зависимость от передачи Украиной власти регионам и принятия закона, гарантирующего «особый статус» территориям, подконтрольным сепаратистам.

В результате Россия получит возможность контролировать процесс проведения конституционных реформ. К тому же, дополнение к минским соглашениям II, в котором уточняется, что именно предусматривает «особый статус», диктует условия, крайне неприятные для Киева. Сепаратистские районы получат возможность создавать собственные отряды милиции, а также назначать судей и прокуроров. Киев при этом теряет право снимать с должности представителей местной власти.

Это не будет совсем как в Боснии. Но, как утверждает старший научный сотрудник Международного института стратегических исследований (IISS) Сэмюэл Чарап (Samuel Charap), в этом есть элементы «конфедеративного» устройства, в котором центральные власти лишены верховенства над региональными властями. «Возможно, Путина это вполне устраивает, но я не знаю, устраивает ли это Украину», — говорит Чарап.

В марте Верховная Рада приняла закон об особом статусе Донбасса. Но этот закон содержит дополнения: особый статус будет предоставлен лишь после того, как в сепаратистских районах будут проведены свободные выборы в соответствии с законодательством Украины, причем перед выборами с территории Донбасса должны быть выведены все «незаконные вооруженные формирования».

Москва и лидеры сепаратистов выразили недовольство, заявив, что хотя в февральском минском соглашении проведение выборов предусмотрено, подобные условия в них не оговариваются.

Как утверждают высокопоставленные украинские чиновники, они полностью соблюдают условия минских соглашений. Они заявляют, что проведение выборов имеет большое значение, поскольку позволяют выбрать законные власти, с которыми Киев сможет взаимодействовать и которые придут на смену «уголовникам», захватившим власть в результате организованного сепаратистами непризнанного властями голосования в ноябре прошлого года.

Представители западных правительств и организаций склонны полагать, что если конфликт на востоке можно будет урегулировать, то у действующих киевских властей все еще есть все шансы на то, чтобы превратить Украину в процветающее государство с эффективной системой управления.

В результате в отношениях Киева и Москвы сохраняется напряженность. Россия надеется, что демонстрация военной силы заставит Украину соблюдать условия соглашений.

Однако возобновление вооруженного конфликта может разрушить все надежды на то, что в результате пересмотра Евросоюзом санкционной политики в июне или в конце года западные санкции будут сняты — что теоретически могло бы произойти, если бы условия минских соглашений соблюдались полностью.

А пока Киев делает ставку на то, что вероятность продления санкций и необходимость финансировать Донбасс — Украина прекратила бюджетные выплаты на Донбассе осенью прошлого года — вынудят Россию принять украинский вариант урегулирования конфликта.

Опасность заключается в том, что в ходе войны в Грузии в 2008 году и конфликта на востоке Украины Москва с предельной ясностью дала понять, что вступление любой из этих стран в НАТО станет «красной чертой». И пока Россия не почувствует, что вероятность этого полностью исключена, она может счесть, что проблемы, которые по ее мнению относятся к основным принципам безопасности, гораздо важнее, чем экономический ущерб от расширения санкций.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0