С какими сложностями сталкиваются беженцы в России?

20 июня в ООН отмечают Всемирный день беженцев. В прошлом году число вынужденных переселенцев в мире достигло 60 миллионов человек. Это почти на 10 миллионов больше, чем годом ранее.

Число людей, вынужденных покинуть свои дома, стало стремительно расти после начала конфликта в Сирии. Количество переселенцев на территории Европы за год выросло на 51% — до 6,7 миллионов человек. Большая часть из них — сирийцы, находящиеся на территории Турции, и украинцы, бежавшие в Россию.

В Российскую Федерацию едут не только из Украины. Страна принимает беженцев из Афганистана, Сирии, государств Африки и Центральной Азии. О том, как в России справляются с этим потоком людей, в интервью Радио ООН рассказала Галина Негрустуева из московского бюро УВКБ.

— В прошлом году у нас был большой приток беженцев из Украины. Это резко повысило общее число беженцев, и заставило изменить некоторые законодательные акты. УВКБ ООН «мониторит» эту ситуацию в различных регионах и не только в Москве. В частности, мы едем в Саратовскую область, в город Красноармейск, где находится центр размещения беженцев под управлением Федеральной миграционной службы России. Мы специально приурочили эту поездку ко Всемирному дню беженцев. Мы хотели провести этот день с этими людьми, с местным сообществом, и своими глазами увидеть, как живут люди, приехавшие в Россию и ищущие убежище в России. Там есть беженцы с Украины, из стран Африки и Ближнего Востока.

— Как адаптируются в России беженцы из Африки?

— Адаптируются они по-разному. Конечно, есть много препятствий. Препятствия не только юридические, законодательные, когда беженцы, например, не могут зарегистрироваться по месту жительства. Без регистрации по месту жительства они не могут получать медицинскую помощь, другие социальные услуги, хотя имеют на это право. Конечно, низкий уровень толерантности, некое пренебрежительное, а часто и агрессивное отношение к людям с иным цветом кожи — налицо в российском обществе.

Даже если эти люди имеют все юридические основания, живут здесь много лет, говорят по-русски и имеют русских жён, им очень непросто. Работодатели относятся к ним с большим подозрением. Такому человеку трудно устроится, например, врачом, даже при наличии хорошего образования. Интеграция не всегда проходит успешно.

Мы заказывали исследование в 2014 году на тему «Интеграция беженцев в России». Проводились различные интервью с беженцами, с представителями иммиграционных органов и с неправительственными организациями, которые работают с беженцами. Все они говорили в один голос о большом количестве юридических, социальных и бытовых проблем для интеграции беженцев. Особенно африканских.

— Есть какие-то примеры успешной интеграции?

— Есть примеры успешной интеграции. Вот мы знаем о том, что в Санкт-Петербурге уже давно есть такая организация «Африканское единство». Ее руководитель уже давно является гражданином России. Да, есть примеры, но они настолько единичные, что, наверное, говорить о тенденции пока рано.

Африканские беженцы не составляют большинство, даже если мы не будем говорить о большом числе украинских беженцев. Они все равно стоят на третьем, четвертом и пятом местах. Все-таки добираться до России далеко, и люди едут туда, где они имеют какие-то связи, каких-то знакомых.

— Массовый исход из стран Северной Африки и Ближнего Востока Россию не затрагивает?

— Из стран Африки — пока не затрагивает. Что касается Ближнего Востока, конечно, есть большое число сирийских беженцев. Они вышли на третье место среди всех беженцев, которые ищут убежища в Российской Федерации. Процесс начался не сегодня, а раньше, как только разгорелась война в Сирии — то есть в прошлом году мы уже это ощутили.

Нынешние иммиграционные тенденции, которые мы наблюдаем сейчас в Южной Европе, напрямую Россию не затронули.

— Можно ли говорить о том, что поток беженцев из Украины на сегодняшний день иссяк или остановился?

— Ситуация очень нестабильная. Люди приходят и уходят. Границы практически прозрачные в тех пунктах, например, где работают представители ОБСЕ. Каждые две недели мы знакомимся с отчетом, которые ОБСЕ публикуют у себя на сайте.

Наши сотрудники неоднократно бывали в Ростовской области, так как там наибольшее число беженцев. В одном месяце, допустим, на сто человек меньше пересекают границу, в другом месяце — больше. То есть это затянувшаяся ситуация, которая пока не нашла своего решения.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0