Шахматная партия Путина против Европы

Шахматная партия Путина против Европы

Хозяин Кремля Владимир Путин прибегает к лавированию, кого-то он игнорирует, с кем-то он любезничает, он ведет переговоры и торгуется — спустя год после обострения ситуации на Украине экономические отношения между Россией и Западом находятся на низкой точке. Великая империя переживает рецессию, рубль существенно потерял в цене. Поэтому покупательная способность российских потребителей сильно сократилась.

Лишь вопросом времени было то, что Москва начнет искать для себя новых союзников и торговых партнеров, хотя те русские, которым задавали вопросы западные журналисты, постоянно и упорно подчеркивали, что веденные санкции никакого воздействия не оказывают.

Это именно то послание, которое хозяин сам Кремля Путин хотел бы распространить во всем мире — с помощью рукопожатий с новым крупными союзниками из Китая или из Турции, из Бразилии или Венесуэлы. В борьбе с сотворенной собственными руками рецессией Путин пытается создать мир без Европы. Насколько это ему удается? Наши корреспонденты сообщают.

Латинская Америка: одних говяжьих стейков недостаточно

Бразильские производители мяса в августе прошлого года получили неожиданный подарок из России: российские власти за один день предоставили 90 бразильским скотобойням разрешение на экспорт в Россию говяжьих стейков, куриных ножек и свиных тушек. Это самая хорошая новость года, подчеркнул Франсиско Турра (Francisco Turra), президент бразильского Союза производителей куриного мяса и свинины ABPA. Он имел в виду сообщение о российских санкциях, введенных против экспортеров пищевых товаров из Соединенных Штатов и Европы.

Радость бразильских экспортеров мяса была понятной, поскольку хорошие новости из Москвы по поводу торговых переговоров между южноамериканскими экспортерами и российскими импортерами приходят нечасто: Россия, не колеблясь, изменяет по собственному усмотрению и в свою пользу критерии импорта.

С таким подходом постоянно сталкиваются все государства Латинской Америки. Не удивительно, что торговля между этим континентом и Россией всегда оставалась на низком уровне. Кроме того, слишком похожими являются экспортные палитры обоих государств, в которых доминирующее положение занимают сырьевые товары.

Путин получает политическую поддержку от стран Латинской Америки

Уменьшилось и военное влияние России в этом регионе. Во времена бума сырьевых товаров в Южной Америке и высоких цен на нефть Россия имела возможность активно выступать в Латинской Америке в том числе как источник финансирования для закупки военных товаров: Россия поставила сотни тысяч автоматов Калашникова, десятки боевых самолетов и легких военных судов не только в Венесуэлу, где Уго Чавес взял на себя роль Кубы как бастиона борьбы против американского империализма.

Чили, Бразилия, а также Перу по-прежнему закупают оружие в России — в первую очередь потому, что оно доступно по цене. В 2013 году страны Латинской Америки приобрели у России военную технику на сумму 1,3 миллиарда долларов. Однако в настоящее время Венесуэла, сталкивающаяся с серьезным экономическим и политическим кризисом, вынуждена заниматься другими проблемами, а не закупками вооружений — в этой стране не хватает продуктов питания и медикаментов из-за значительного сокращения валютных запасов. Кроме того, у Москвы нет теперь прежнего финансового игрового пространства для щедрого финансирования оборонного экспорта.

Поэтому Путин в январе вынужден был отказать Николасу Мадуро, когда он во время продолжавшейся две недели поездки с целью поиска кредиторов даже два раза заглядывал в Москву.

В 2008 году военно-морские силы Венесуэлы вместе с Россией и Кубой провели маневры в Карибском регионе. А руководимая представителями левых сил Никарагуа хочет контролировать торговлю наркотиками на море с помощью советских военных и якобы намерена даже приобрести для этого российские истребители МиГ. Кроме того, Россия планирует создать там небольшую военную базу в Карибском бассейне.

Однако в результате кризиса в Венесуэле, а теперь и в России военное влияние Москвы в Латинской Америке ослабло. В первую очередь продолжаются риторические усилия Москвы: Россия не смогла создать ни новых военных баз в этом регионе, о чем было много разговоров (например, в Аргентине), ни достойных упоминания совместных предприятий в области энергетики, добычи нефти и инфраструктуры.

Однако в политическом отношении Путин может рассчитывать на поддержку стран Латинской Америки: когда в марте 2014 году Генеральная ассамблея ООН значительным большинством осудила присоединение Россией Крыма, такие управляемые левыми силами страны как Боливия, Венесуэла, Куба и Никарагуа оказались в числе 11 государств, проголосовавших против этой резолюции. Кроме того, Аргентина, Бразилия, Уругвай и Эквадор воздержались при голосовании.

Тем не менее российский внешнеполитический пропагандистский аппарат пытается скрыть дефицит фактического влияния в Латинской Америке — в интернете размещено немало псевдонаучных статей российского происхождения, в которых хвастливо рассказывается об усилении влияния России в Латинской Америке, а также о растущем беспокойстве по этому поводу со стороны Соединенных Штатов.

Китай: заигрывание с частичным успехом

Великодержавные амбиции: здесь и заканчивается сходство между Россией и Китаем. Газета Die Welt недавно рискнула предположить, что в 2025 году Москва и Пекин создадут новый блок в качестве альтернативы Вашингтону, Брюсселю, Берлину и Лондону. Однако следует учитывать следующее: это иллюзия, о которой пока не осмеливается мечтать даже сам Путин.

На самом деле китайско-российская торговля почти не выросла, несмотря на заключенные в 2014 году договоренности (рост составил всего на 0,4%). По данным официального статистического ведомства Китая, его экспорт в Россию все же увеличился на 5,5% и составил 23,48 миллиарда долларов. Однако импорт из России сократился больше чем на 20% и составил 4,19 миллиарда долларов. Причина этого — обвал цен на нефть и природный газ. Это особенно сильно повлияло на Россию, которая в высокой степени зависит от энергетического сектора.

А если кто-то попытается поискать позитивные примеры сотрудничества между Пекином и Москвой, то больших цифр он не обнаружит: когда Москва в качестве реакции на экономические санкции прекратила ввоз мяса, рыбы, овощей и молочных продуктов из Евросоюза и Соединенных Штатов, Пекин одобрил создание новых таможенных постов на своей границе с Россией, а также открыл недалеко от Владивостока оптовый рынок. Прорывные шаги выглядят иначе.

После падения железного занавеса Китай и Россия различным образом развивались в экономическом отношении. Россия сильно зависит от сырьевых товаров, тогда как Народная Республика превратилась в мировую мастерскую, и Пекин все больше делает ставку на финансовую силу и растущую финансовую индустрию. Китайская экономика, ВВП которой составляет около 9 триллионов долларов, почти в пять раз больше ВВП бывшей сверхдержавы (около 2 триллионов долларов). Это, конечно, партнерство, однако назвать его равноправным нельзя.

И поэтому Пекин предпочитает не распространяться о партнерстве. Москва больше нуждается в Пекине, чем наоборот. Пекин отнюдь не был в восторге от аннексии Крыма, поскольку как раз в это время он заключил соглашение с Киевом. Однако открытой критики в адрес России со стороны китайского руководства не последовало.

Российские предприятия, если не считать таких энергетических гигантов как Газпром и Роснефть, почти не работают в Китае. Большого потока китайских инвестиций пока нет. Слишком велики риски, а еще есть такие проблемы как бюрократия, коррупция и введенные Западом санкции.

Тем не менее на энергетическом рынке это сотрудничество процветает — и в этой области можно говорить о большом успехе нового союза. Именно здесь после ссоры с Западом был совершен прорыв. В мае 2014 году обе страны заключили гигантский газовый контракт на сумму 400 миллиардов долларов, а также договорились о строительстве столь нужного Пекину трубопровода, который будет проложен через всю Сибирь к китайской границе.

Северная Европа и прибалты: между страхом и давлением

В Северной Европе после аннексии Крымского полуострова явно усилился страх по поводу возможной российской агрессии. В Финляндии, Швеции, Норвегии и Дании в последние несколько месяцев неоднократно фиксировались нарушения национального воздушного пространства российскими военными самолетами. Учебные атаки на Стокгольм и Хельсинки вызывали протесты соответствующих правительств.

Но, в отличие от Франции, где Москва предоставляет финансовую помощь право-популистскому Национальному фронту, Путин пока не пытался оказывать влияние на политические партии в северных странах. Вместе с тем находящаяся в Парламенте Швеции Левая партия поддерживает тесный контакт с Москвой, однако пока нет оснований говорить о каком-то влиянии России.

Иначе выглядит ситуация в прибалтийских странах — в Эстонии, в Латвии и Литве: там после достижениями ими независимости от тогдашнего Советского Союза существует русское меньшинство. В Латвии доля этнических русских самая высокая и составляет 26%. В Латвии, а также в соседних Эстонии и Литве, растет озабоченность по поводу того, что Россия под предлогом защиты русского меньшинства может совершить нападение, как это было в Крыму. Поэтому большинство населения этих стран приветствует размещение в Прибалтике сил быстрого реагирования НАТО.

Большинство этнических русских, проживающих в прибалтийских странах, имеют самые тесные связи с Россией — они смотрят российское телевидение, читают российские газеты. Поэтому не удивительно, что там очень высока поддержка Путина.

Многочисленные проведенные опросы свидетельствуют о том, что этнические русские в прибалтийских государствах поддерживают аннексию Крыма, а также борьбу пророссийских повстанцев на востоке Украины против правительства в Киеве, однако они не хотят стать частью России. «Нам, русским, хорошо живется в Прибалтике — мои дети являются гражданами страны, и они хотят остаться в Латвии. Россия получила свой Крым и это хорошо, но сюда русские никогда не вторгнутся», — говорит одна женщина в Риге.

Однако латвийский политолог Андрис Спрудс (Andris Sprids) с тревогой следит за событиями на Украине. В Прибалтике в любое время может взвиться российский флаг, и русские могут попросить о помощи, считает он. Поэтому он уже давно требует, чтобы правительства прибалтийских государств отреагировали на российскую пропаганду за счет создания своих собственных передач на русском языке на радио и телевидении. «Только так мы сможем установить контакт с русскоговорящими людьми», — подчеркивает он.

Но пока — и в своей оценке Спрудс не одинок — закончились провалом попытки Москвы настроить русскоговорящие меньшинства в прибалтийских государствах против правительств в Таллине, Риге и Вильнюсе. Преимущества жизни в Евросоюзе и в станах-членах НАТО, — свободное перемещение и общая валюта — перевешивают у абсолютного большинства этнических русских в Прибалтике. Хотя в каждой из трех прибалтийских стран есть партии в парламенте, получающие поддержку из Москвы, раскола в обществе в Эстонии, Латвии и Литве не произошло.

Турция: Путин и Эрдоган ищут поддержки друг у друга

Эти два президента хорошо друг друга понимают. Это можно заметить при каждой встрече между Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом. С 2000 года, когда Турция и Россия создали Координационный совет, главы этих государств встречаются не реже одного раза в год. Хотя Россия и Турция являются традиционными соперниками в таких регионах как Средняя Азия, Ближний Восток и Балканы.

Запас их стратегической общности является ограниченным. Тем не менее Путин и Эрдоган пытаются найти друг у друга поддержку — в том числе и в личном плане, потому что они во многом похожи. Если образ действия Путина напоминает эпоху царской империи, то Эрдогана обращен в сторону османского прошлого. В обоих государствах подобные процессы происходят на фоне стремительного сокращения демократии и все более агрессивной внешней политики. Для Европы подобный параллельный процесс уже сейчас создает значительные проблемы.

Сближение между двумя странами продвинулось бы намного дальше, если бы между Турцией и Россией не было существенных расхождений в геостратегических интересах. В сирийском вопросе позиции этих стран диаметрально противоположны: если Эрдоган с самого начала гражданской войны в Сирии добивается свержения режима Асада, то Путин является самым близким союзником этого деспота из Дамаска.

Еще одним спорным вопросом является аннексия Крыма — Турция считает себя покровителем крымских татар, принадлежащих к семье тюркских народов. Кроме того, Анкара обеспокоена растущим влиянием России в Черном море. Нет согласия между этими странами по вопросу о Косово, а также конфликта по поводу Кипра.

Тем не менее Эрдоган и Путин полны решимости вывести за скобки существующие разногласия. Ничто не должно омрачать мужскую дружбу. Это было заметно во время визита российского президента в Анкару в декабре прошлого года. Турция повысила эту простую рабочую встречу, на которую Путин взял с собой десяток российских министров, до уровня помпезного государственного визита.

Эрдоган, со своей стороны, все организовал по максимуму с точки зрения протокола. Однако речь в данном случае идет не только о политическом родстве характеров, которые объединяют этих двух политиков, делающих ставку на силу. Речь идет о весьма конкретных интересах. Россия является крупнейшим поставщиком энергоносителей для Турции. Около 60% импортируемого природного газа Турция получает из России, и таким образом для государственного концерна «Газпром» она является вторым по важности покупателем. После ввода в строй трубопровода «Турецкий поток», о создании которого объявил в декабре Путин, доля Газпрома на рынке в Турции увеличится до 70%.

Анкара пытается стать более независимой от импорта энергоносителей, но и здесь Россия уже вставила свою ногу в дверь — российская государственная корпорация «Росатом» в настоящее время ведет строительство первой турецкой атомной электростанции Аккую на побережье Средиземного моря, стоимость которой составит 20 миллиардов долларов. Росатом, кроме того, станет оператором этой атомной электростанции, которая будет покрывать 6% потребности Турции в электроэнергии. И в валютных вопросах стороны идут навстречу друг другу: крупные двусторонние проекты теперь будут финансироваться в лирах и рублях, а не в долларах или в евро.

В прошлом году объем торговли между Турцией и Россией составил около 35 миллиардов долларов. Таким образом Россия после Германии является вторым по значимости торговым партнером Турции. Путин и Эрдоган поставили перед собой амбициозную цель — к 2020 году товарооборот между двумя странами должен увеличиться больше чем в три раза и составить 100 миллиардов долларов.

Турция получает выгоду от того, что она не является членом Евросоюза и поэтому не должна придерживаться санкций, введенных Брюсселем против Кремля из-за конфликта на Украине. В результате в прошлом году она смогла почти в пять раз увеличить экспорт в Россию рыбы и мяса птицы. На фоне войн и конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке, вызвавших заметное сокращение экспорта Турции, экономические связи с Россией становятся еще более важными.

И в личном плане Путин и Эрдоган обнаруживают сходство друг с другом. У обоих политиков не так много друзей в мире. Запад пытается их изолировать, что способствует их сплоченности. С точки зрения Путина, хорошо и то, что Турция в этом году председательствует в группе G-20 и что в ноябре ее саммит будет проходить в Стамбуле. Эрдоган позаботится о том, чтобы у Путина было достойное место за столом переговоров.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0