Шпионский скандал: что занимает СДПГ, или вопрос характера

Шпионский скандал: что занимает СДПГ, или вопрос характера

Однажды критика в адрес Буша позволила Герхарду Шредеру (Gerhard Schröder) выиграть выборы в бундестаг. До сих пор партия СДПГ вспоминает об этом. Потому что в безвыходном положении всегда есть надежда на то, что, дистанцируясь от Америки, можно получить много голосов избирателей. Это еще раз получает подтверждение и сейчас, когда разгорелся шпионский скандал с участием Агентства Национальной Безопасности США.

У Социал-демократической партии Германии (СДПГ) — славные традиции, которыми она обязана Августу Бебелю (August Bebel), Курту Шумахеру (Kurt Schumacher), Эриху Олленхауэру (Erich Ollenhauer), Вилли Брандту (Willy Brandt), Гельмуту Шмидту (Helmut Schmidt) и Герхарду Шредеру. Фракция СДПГ отвергла гитлеровский закон «О чрезвычайных полномочиях» от 1933 года, коленопреклонение в Варшаве «запустило» Новую Восточную политику, а другие европейские государства сегодня завидуют немецкой программе «Агенда 2010». Но когда соратники вспоминают молодые годы, то выпячивают грудь вперед. Особенно в связи с одним великим событием, когда Герхард Шредер сказал «нет» войне в Ираке. Уже очень давно его отказ стал метафорой, свидетельством мужества, силы духа, миролюбия, национального самосознания. Противоположное поведение характеризуется как трусость, лицемерие, вассальная зависимость и раболепие.

В данный момент такая контрастная метафорика находит свое блаженно демонстрируемое возрождение в связи со шпионским скандалом, в котором участвовало Агентство Национальной Безопасности США. Уже в начале августа 2013 года Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) провел историческую параллель. Председатель СДПГ написал следующее: «Ровно одиннадцать лет назад Герхард Шредер сказал “нет” войне в Ираке. Что было очень “неудобным” решением. Но правильным. Я хотел бы пожелать, чтобы Ангела Меркель немного проявила мужества, которое в то время показал федеральный канцлер по отношению к США». Генеральный секретарь СДПГ Ясмин Фахими (Yasmin Fahimi) высказалась в том же ключе: «Мы не должны допустить того, чтобы мы стали вассалами США. Немецкий канцлер не должна раболепствовать перед США. Герхард Шредер наглядно продемонстрировал, как страна может демонстрировать твердость, когда речь идет о фундаментальных интересах Германии».

«Впервые я горжусь тем, что являюсь немцем»

1 августа 2002 года стало решающей датой изменения убеждений в «безоговорочной солидарности» с Америкой после террористических атак 11-го сентября 2001 года, а также после двух деликатных красно-зеленых «голосов» за участие Германии в войне (война в Косово без мандата ООН и война в Афганистане). Через семь недель должны были состояться выборы в новый Бундестаг. Но у красно-зеленых был низкий рейтинг внутри страны. Безработица так и осталась на высоком уровне. За конкурента — премьер-министра Баварии Эдмунда Штойбера (Edmund Stoiber) из Коалиции — готовы были проголосовать более 40% граждан Германии.

В тот день канал ZDF брал интервью у Герхарда Шредера. Тележурналист Вольф фон Лоевски (Wolf von Lojewski) спросил его, есть ли у него как у иллюзиониста «запасной вариант» в виде кролика в шляпе, чтобы победить на выборах. На что канцлер резко ответил, что речь идет не о кролике или о другом животном, а о содержании. Затем он на первом месте упомянул «тревожные новости с Ближнего Востока как опасность начала войны».

Таким образом, была задана тема, и неделя за неделей риторика Герхарда Шредера становилась все более четкой. Под оглушительные аплодисменты он пообещал своим адептам: «Во время своего срока эта страна не будет находиться в чьем-либо распоряжении для каких-либо авантюр». Члены организации «Молодые социалисты» пылко поддерживали «Товарища Босса». Их тогдашний шеф Нильс Аннен (Niels Annen) говорил об огромном количестве электронных писем, которые он ежедневно получает. Их тональность, по словам Аннена, была такой: «Вы не должны дрожать!». Для СДПГ все лучше становились результаты опросов, в то время как оппозиция беспомощно лавировала между шоковым остолбенением и демонстративным проамериканским курсом.

В итоге выборы выиграли красно-зеленые, хотя разрыв был минимальным. Критика в адрес Буша со стороны Шредера вызвала бум популярности. (Для полноты сведений, ему помогло наводнение на Востоке Германии: тогда он в резиновых сапогах и дождевике мог воскресить свой нимб деятельного человека). «Впервые я горжусь тем, что являюсь немцем», — удивительно прямолинейным казалось данное предложение от представителя левых сил.

С тех пор социал-демократы знают, что в безвыходной ситуации у них остается надежда на то, что дистанцируясь от Америки — и неважно, главой Белого дома является Джордж Буш или Барак Обама (Barack Obama) — можно не только набрать голоса, но и усилить разногласия внутри союза между сторонниками трансатлантических воззрений и национал-консерваторами. С тех пор члены Коалиции знают, что в кризисные времена избиратели могут «наказать» за слишком хорошее отношение к конкретному американскому правительству. Потому что Германия, которая сегодня «предпочитает» мир и объявляет его, черпает силы и самосознание из следующего факта: «Другие народы — могущественные. Мы, немцы, нравственный народ».

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0