Следующая цель Путина — страны Балтии

Россия очевидно готовит вооруженное нападение на государства Балтии. Нападение, скорее всего, может быть внезапным, стремительным и открыто военным, а не постепенным и скрыто нагнетаемым, как «гибридная война» в восточной Украине. Однако ни в коем случае это нападение не может быть неожиданным.

В какой бы лжи ни упрекали президента России Владимира Путина, в его делах просматривается последовательное соответствие программным речам. Путин назвал развал СССР величайшей геополитической катастрофой 20-го века и обещал восстановить Россию как мировую сверхдержаву. В 2008 году Россия оккупировала часть территории Грузии и уже пятый год реализует масштабную программу по модернизации армии.

Россия никогда не признавала, что СССР оккупировал государства Балтии, в ходе больших военных учений в 2009 и 2013 годах имитировала захват территории Балтии и оборону против дополнительных сил НАТО, включая «превентивный» ядерный удар по Варшаве. А с начала украинской войны военная активность России в непосредственной близости от границ стран Балтии усилилась драматичным образом.

Бывший директор Бюро по защите Конституции Янис Кажоциньш считает, что «гибридная война» готовилась для Латвии и Эстонии и была бы реализована в 2017 году, если бы Майдан, который мог привести к жизненно опасному для Путина уходу Украины из сферы влияния Москвы, ни вынудил бы его в прошлом году пустить в ход такой сценарий на Украине.

Впрочем, удержание Украины под своим влиянием не является конечным пунктом в стратегии Путина по восстановлению империи. Главное препятствие для его планов — НАТО и самое сильное в военном смысле государство альянса США. Агрессия против стран Балтии, на которую партнеры по НАТО не смогут должным образом ответить, потому что не захотят начинать мировую войну с ядерным государством, может стать концом Организации Североатлантического договора и обеспечит России доминирующее положение в Европе на десятилетия.

Политики и военные командиры стран НАТО это, очевидно, осознают. Их необычайно откровенные предупреждения в последнее время о возможном нападении России на государства Балтии могут означать, что угроза реальна.

Предупреждения

В начале февраля бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен сказал, что конфликт «не из-за Украины». Путин хочет восстановить Россию как сверхдержаву, поэтому его цель подорвать солидарность НАТО и вернуть доминирование России в Восточной Европе. «Велика вероятность, что он нападет на страны Балтии, чтобы проверить 5-й параграф НАТО», — предупредил бывший руководитель альянса.

На прошлой неделе начальник Генерального штаба армии США Мартин Демпси сравнил агрессию России на Украине с пожаром, который может охватить Восточную Европу, и указал, что главная стратегическая цель Путина заключается в расколе НАТО. Демпси подтвердил, что США будут защищать страны Балтии, если они станут следующей целью Путина.

В минувшую среду премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что Россия может попытаться вторгнуться в страны Балтии. В том случае, если Европа не сможет дать надлежащий отпор Путину на Украине, последствия будут «глубоко разрушительными», и его следующей целью могут стать Балтия или Молдова, прогнозирует британский премьер.

Беспрецедентно откровенное высказывание Кэмерона о российской угрозе для стран Балтии последовало за такими же беспрецедентно откровенными заявлениями политиков и военных командиров государств-членов НАТО пару недель назад после Минского соглашения о перемирии на востоке Украине, которое Россия не выполняет.

На прошлой неделе министр обороны Великобритании Майкл Фэллон говорил о «реальных и сиюминутных угрозах», о том, что Россия может попытаться дестабилизировать Латвию, Литву и Эстонию с использованием аналогичной тактики, как в Крыму и в восточной Украине, и что НАТО должно быть готово к «любого вида агрессии со стороны России, в какой бы форме она ни проявлялась». Российские танки на Украине, полеты российских военных самолетов над Британскими островами и российские подводные лодки в Северном море, а также похищение сотрудника спецслужб Эстонии в сентябре прошлого года Фэлллон охарактеризовал как только «разогрев».

Сразу после этого заместитель командующего силами НАТО в Европе британский генерал Адриан Брэдшоу предупредил, что Путин может попытаться захватить территорию страны-члена НАТО, к тому же, применить тактику не скрытой интервенции, а явное военное вторжение в надежде, что НАТО не захочет эскалации конфликта. По мнению Брэдшоу, для такого вторжения Россия может использовать одно из частых необъявленных военных учений у границ государств Балтии.

Прямой начальник Брэдшоу командующий силами НАТО в Европе Филипп Бридлав в среду назвал «агрессию России на Востоке» первой из главных угроз европейской безопасности и заявил, что США вместе с союзниками обеспечивают «эффективные ядерные силы для удержания от агрессии против членов альянса».

Будничность агрессии

Ни для Латвии, ни для Балтии нет угрозы военного вторжения, сказала премьер-министр ЛР Лаймдота Страуюма в минувший вторник, когда президент Андрис Берзиньш совещался о «геополитической ситуации» с руководителями Бюро по защите Конституции и Службы военной разведки.

Это совещание состоялось за несколько дней до учений российских десантных войск в Псковской области у границы с Латвией и Эстонией с участием около 1500 военных и 500 единиц техники. Заявление премьера о том, что для Латвии нет угрозы вторжения, звучит успокаивающе в том смысле, что эти учения Россия не превратит в реальное вторжение.

Однако с начала войны на Украине различного рода не объявленные заранее учения Вооруженные силы России проводят у наших границ так регулярно, что они становятся уже чуть ли ни буднями. Каждое из этих очередных чрезвычайных учений может в любой момент стать нападением, которое в феврале прошлого года произошло в Крыму.

Такими будничными, что в новостях о них в лучшем случае сообщается лишь в нескольких строках, стали случаи, когда самолеты НАТО вблизи воздушного пространства Балтии отправляются на перехват российских военных летательных аппаратов с выключенными опознавательными сигналами. Прошлой осенью журнал Newsweek подсчитал, что количество таких случаев у границ воздушного пространства Латвии в среднем возросло с пяти в предыдущие пять лет до более 180 в первые десять месяцев 2014 года. В данный период вблизи территориальных вод Латвии более 40 раз были замечены российские военные корабли, в сравнении, к примеру, только с одним таким случаем в 2010 году. Тогда пресса писала об этом довольно широко.

В августе прошлого года мировая пресса еще уделяла большое внимание первому российскому «гуманитарному конвою» с грузом для террористов в восточной Украине. В минувший вторник только некоторые СМИ кратко сообщали о том, что в путь к Донбассу отправился уже шестнадцатый такой конвой.

Приучение к агрессии — это модель тактики России, в том числе и в дипломатии. Наверное, читатели уже устали от постоянно обнаруживаемых новых доказательств того, о чем и так все знают, и что Россия продолжает отрицать, но по-настоящему больше и не скрывает: на востоке Украины воюют подразделения российской регулярной армии. На обвинения во лжи хозяин Кремля лишь пожимает плечами — ну и что? Его заботит результат, и какая разница, как он будет достигнут.

В ответ на очередные заявления европейских политиков и должностных лиц о том, что «Россия должна выполнять Минское соглашение», о чем в среду снова напомнила верховный представитель ЕС по внешним делам Федерика Могерини, Путин может усмехнуться: а что будет, если я не стану выполнять?

В марте прошлого года Могерини, в то время еще министр иностранных дел Италии, во время дискуссии с президентом Эстонии Тоомасом Хендриком Ильвесом, который призывал европейцев более решительно выступить против агрессии России на Украине, риторически спросила: «Что теперь — разбомбим Россию? Каково же решение?»

Если Путин будет уверен, что так же беспомощно НАТО отреагирует на вторжение России в страны Балтии, то что может удержать его от такого вторжения?

Язык силы

Введенные западными странами экономические санкции уже влияют на экономику России, и в долгосрочной перспективе это влияние будет чувствоваться все сильнее. Но до тех пор, пока санкции ЕС и США поступают, как смягченный ответ в дипломатических переговорах на очередную эскалацию агрессии со стороны Путина, он всегда будет на шаг вперед. К тому же, экономические трудности для России, скорее, норма, чем чрезвычайная ситуация, и вряд ли они покажутся слишком высокой ценой за победу в большой геополитической войне.

Канцлер Германии Ангела Меркель, может быть, права в том, что для украинского кризиса нет военного решения. В том смысле, что ни Германия, ни другие страны НАТО из-за Украины не начнут войну с Россией. Однако Путину без дипломатических обиняков необходимо дать понять, что будет совсем иначе, если он выберет военное решение в отношениях с НАТО. Возможно, публичные напоминания высокопоставленных военных командиров НАТО о ядерном оружии являются сигналом для правителя Кремля, чтобы он даже не рассматривал такой выбор. Еще более действенным средством сдерживания может стать постоянное присутствие значительных сил НАТО в Балтии.

Но именно события на Украине в большей мере решат, осмелится ли Путин идти дальне в восстановлении империи. Между войной и дипломатическим решением у Запада имеется большой арсенал экономических, политических средств, — в том числе в целях укрепления обороноспособности Украины, — при помощи которых можно поднять для Кремля цену за агрессию до слишком высокой.

Бывший министр обороны США Леон Панетта две недели назад в интервью Spiegel сказал о российских руководителях: «Они понимают силу, и, если чувствуют, что оппоненты слабы, используют это». По мнению Панетты, Путин вообразил, что может манипулировать Западом безнаказанно. В том случае, если Запад позволит России реализовать на Украине задуманное, «это станет ясным сигналом для Путина, что Украина это только первый шаг». Рано или поздно придется провести черту, и «лучше раньше, чем позже».

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0