Соль войны в Донбассе

Пока что в расположенном на севере донецкой области Соледаре не падают бомбы. Но хотя звуки артиллерийского огня, который ведет украинская армия в соседней Попасной, и отдаются в этом небольшом городке с населением в 12 700 человек, на его дома не упал ни один снаряд, даже когда армия отбила Соледар у пророссийских мятежников в июле прошлого года.

Однако на этой неделе вспыхнула экономическая война. В понедельник призванный защищать права российских потребителей Роспотребнадзор ввел временный запрет на импорт украинской соли. Соледар же был построен в 1881 году у огромного месторождения каменной соли, слои которой достигают 40 метров в толщину.

Санитарная безопасность

Занимающемуся разработкой месторождения госпредприятию «Артемсоль» принадлежит монополия на солевую отрасль в стране. Оно выпускает 7 миллионов тонн соли в год и экспортирует ее 22 страны, от Германии до Вьетнама, Йемена и Мали. «55% нашей продукции идет в Россию», — говорит главный инженер «Артемсоли» Любовь Николаевна Лобань.

3200 сотрудников предприятия и так уже были не на шутку обеспокоены обострением военной обстановки, но у них просто перехватило дыхание, когда в начале недели российское телевидение (его активно смотрят в регионе) попыталось успокоить потребителей словами о том, что имеющихся на складах запасов достаточно, но что новых поступлений с Украины лучше не ждать…

«Российская Федерация запрещает ввоз нашей соли по санитарным причинам, это просто возмутительно! У нас есть все документы с подтверждением качества нашей продукции. И ее химический состав не меняется уже 130 лет», — говорит Любовь Николаевна. По ее словам, с начала войны уже было разорвано несколько соглашений.

У рельсов, которые спускаются в шахту 300-метровой глубины нас встречает ответственный за добычу Леонид Феодорович. Ему скоро исполнится 66 лет, он закончил Донецкий политехнический институт и пошел работать на предприятие в 1970 году. Сейчас возобновление боев беспокоит его не меньше экономической угрозы. «Мы хотим, чтобы россияне покупали нашу соль, лучшего качества вам нигде не найти. Кроме того, они — наши братья, у нас всех есть связи с Россией», — говорит он, хотя поддерживает центральные власти и совершенно не симпатизирует сепаратистам, в рядах которых есть немало «бандитов».

«Только в этой шахте работают тысяча человек, половина — женщины, половина — мужчины, — продолжает он. — У каждого есть семьи и дети, будущие шахтеры и машинисты. Если мы потеряем работу, город Соледар прекратит свое существование. Других работодателей тут нет. Но мы готовы сражаться и искать другие рынки».

Несмотря на царящее в Донбассе общее неприятие проевропейских устремлений Киева, в Артемсоли мысль о переориентации на Европу возникла задолго до начала войны. И она может стать ответом на нынешнюю экономическую агрессию.

«Для нас соглашение с Европейским Союзом было очень важным шагом. Мы очень заинтересованы в работе с Европой, мы готовы искать новые рынки, — говорит начальник отдела по связям с общественностью Артемсоли Татьяна Стрищенко. — Мы надеемся, что это всего лишь политическое решение, недоразумение, что все вскоре разрешится».

В другой жизни Юрий Товстокоренко занимался маркетингом в Соледаре. Сегодня он — мэр города, занимается сотнями «гуманитарных пакетов» Фонда Рината Ахметова и пытается разместить «1 167 беженцев». «С лета все затихло, но сейчас опять ощущается подъем напряженности», — говорит он.

Почти две трети городских налогов поступают от шахты, и в стремлении оказать давление на украинское государство российские власти могут разорить местную казну. «Как мы будем платить за школы, проводить социальные программы? Что делать, если соль не продать?» — беспокоится Юрий Товстокоренко. Жителям Соледара из-за войны может стать поистине солоно…

Оригинал публикации: Le sel de la guerre dans le Donbass

Опубликовано: 29/01/2015 19:47

http://inosmi.ru/sngbaltia/20150130/225920531.html

%d такие блоггеры, как: