Стоит ли говорить с Путиным?

Стоит ли говорить с Путиным?

«Русские всегда действуют одинаково, — говорит баварский предприниматель Франц Зельдмайер (Franz Seldmeyer). — Они долбят свое до тех пор, пока остальные с этим не смирятся». Франц Зельдмайер хорошо знает Россию и еще лучше — ее нынешнего лидера Владимира Путина: они виделись, когда тот был заместителем мэра Санкт-Петербурга. Созданная им сегодня в России система прослеживалась еще тогда. А отношения баварца с будущим российским сатрапом складывались прекрасно до того дня, когда его предприятие отобрали, а вчерашний друг без какой-либо видимой причины обвинил его в коррупции, мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. Франц Зельдмайер подал в суд на российское государство. Его всячески пытались заставить отступиться: затянувшиеся процессы, унижения, угрозы. Но он был тверд и через 20 лет смог добиться компенсации в несколько миллионов долларов.

«Когда имеешь дело с Путиным, отступать нельзя, — отметил он в интервью The New York Times незадолго до переговоров по Украине в Минске. — Россия уважает только язык силы. Больше с ней ничего не работает».

«Опасность тотальной войны в трех часах от Парижа» (Фабиус)

Беседа Ангелы Меркель с Бараком Обамой накануне вылета в Белоруссию на встречу с Франсуа Олландом, Петром Порошенко и Владимиром Путиным прекрасно иллюстрирует дилемму западных демократий, которым нужно добиться от российской автократии окончания агрессии (хотя та отрицает само ее существование).

Канцлер ФРГ пыталась убедить американского лидера в необходимости открытой и недвусмысленной поддержки франко-немецкой дипломатической инициативы, потому что она, возможно, представляет собой последний шанс на предотвращение опасной эскалации насилия в Европе, риска «тотальной войны в трех часах лета от Парижа», как сказал министр иностранных дел Лоран Фабиус в Национальном собрании. Президент США ответил ей, что когда имеешь дело с Путиным, любые дипломатические инициативы в лучшем случае могут дать передышку на несколько дней. В этой связи стоит обратить особое внимание на предложения министра обороны страны Эша Картера и многих членов НАТО о поставках оружия украинской армии для сдерживания неизбежного наступления пророссийских мятежников.

Англосаксы обвиняют Олланда и Меркель в том, что те ведут себя как Даладье и Чемберлен с Гитлером в 1930-х годах, однако главный вопрос сейчас касается тактики, которую нужно выбрать в зависимости от того, что по-настоящему представляет собой Путин. Что подходит лучше, силовая позиция США или дипломатическое давление Европы?

Комплекс окружения

Американский политолог Роберт Джарвис придерживается такой точки зрения: если президент России — идеолог национализма, который ищет завоеваний и мощи для своего народа и любой ценой преследует мечту о воссоздании хотя бы подобия советской империи, то единственный ответ — это военное сдерживание.

Но если агрессивная политика Путина является лишь результатом ощущения уязвимости, которое не отпускает российское правительство после падения берлинской стены из-за стремления Америки расширить свое экономическое и военное влияние вплоть до самых границ России (причем, совершенно не принимая во внимание исторические, языковые и культурные связи с соседними странами вроде Украины), то реакция Путина скорее напоминает синдром осады СССР эпохи Брежнева, а не стремление к завоеваниям Сталина и Гитлера.

В таком случае, отмечает Джарвис, на первое место непременно должны выйти дипломатия и компромисс. Ведь политика военного сдерживания на самом деле только обостряет ситуацию, потому что лишь усиливает ощущение угрозы и может подтолкнуть к агрессии против тех, кто воспринимается как ее источник.

Оригинал публикации: Faut-il discuter avec Poutine ?

Опубликовано: 11/02/2015 13:35

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0