Стратегические последствия вторых минских соглашений

11 февраля Владимир Путин, Петр Порошенко, Франсуа Олланд и Ангела Меркель отправились в Минск, где при участии представителей ОБСЕ и «властей» Донецкой и Луганской «народных республик» состоялся саммит «последней надежды» для выработки плана урегулирования конфликта в Донбассе и украинского кризиса. После более 16 часов напряженных переговоров четыре лидера, наконец, сообщили утром 12 февраля о подписании соглашения о прекращении огня и состоящего из 13 пунктов документа о политическом разрешении конфликта. Он должен стать своего рода дорожной картой на пути к окончательному договору о мире в Донбассе.

Первой задачей нового саммита стал пересмотр изначальных минских соглашений от 19 сентября прошлого года и их содержания. Таким образом, 12 февраля провал первых соглашений был закреплен подписанием второго договора, который опять-таки заметно играет на руку России и выгоден для сепаратистских сил Донбасса. Если внимательно проанализировать содержание договоренностей с политической и военной точки зрения, напрашивается следующий вывод:

В том, что касается дипломатических уступок и компромиссов, Украина теряет из-за минских соглашений больше, чем кто бы то ни было.

Статья 4 дорожной карты предполагает проведение на оккупированной территории Донбасса местных выборов под началом украинской власти и предоставление «народным республикам» особого статуса. Для Украины это означает множество проблем (чтобы не сказать поражение), так как Киеву теперь придется менять конституцию для введения этого самого статуса Донбасса. Кроме того, Киев вынужден де факто признать представителей Луганска и Донецка почти что легитимными властями (раз они подписали договор 12 февраля в рамках контактной группы ОБСЕ) и сам факт существования восточных «республик».

Более того, вторые минские соглашения закрепляют концепцию децентрализации украинского государства: в «пакете реформ» предусмотрены существенные преобразования в этом направлении, но правительство всячески их тормозит, чтобы не допустить ослабления общенациональной политической власти.

Вопрос пограничного контроля по статье 9 стал еще одной пощечиной Киеву. Так, право Украины осуществлять его в зоне конфликта полностью привязывается к перспективе предварительного политического урегулирования. Это означает, что Киев должен сначала предоставить Донбассу особый статус (то есть изменить конституцию и согласиться на децентрализацию государства) и то только после проведения местных выборов в ближайшие месяцы. Два этих условия становятся настоящим кошмаром для Украины, у которой фактически не остается иных вариантов, кроме как пойти по пути децентрализации и примириться с существованием донбасских «республик».

Новые минские договоренности стали пощечиной для Украины еще и потому, что она вынуждена пойти на радикальные политические и оборонные компромиссы и должна будет заплатить за возвращение Донбасса. Сначала Киев создал для местных жителей тяжелейшие условия существования и называл их «террористами», а теперь ему придется снова начать внутренний политический торг: президента Порошенко избрали за способность вернуть Донбасс военным путем, и ему придется отчитываться перед народом о причинах провала.

Россия же выигрывает от этой ситуации больше, чем кто бы то ни было, и теперь будет корректировать стратегию на основании появившихся в игре новых карт. Как и по предыдущим соглашениям, Киеву пришлось уступить требованиям Москвы, которая вовсе не собиралась поддаваться давлению или военному шантажу.

Однако в отличие от сентябрьских договоренностей (все их пункты были предложены Россией) теперь уже все затронутое конфликтом международное сообщество дало Киеву понять, что уступки отвечают интересам выживания самой Украины.

Активная фаза боев в Донбассе, по всей видимости, подошла к концу (пусть это и не означает, что в будущем все не начнется снова), что сейчас позволяет России сосредоточиться на процессе политической и территориальной экспроприации «народных республик», чтобы продолжить геополитический «тест» Новороссии и обеспечить ей автономное существование в долгосрочной перспективе.

В перспективе нельзя исключать вторую стадию расширения на прибрежный Мариуполь (для формирования сухопутного коридора в Крым) и даже, чем черт не шутит, Харьков и Днепропетровск. Параллельно с этим Кремль будет давить на Киев и международное сообщество с тем, чтобы Украина не смогла вступить в Европейский Союз и НАТО (этот момент не поднимался во втором договоре), потребует восстановления ее статуса неприсоединившейся и нейтральной страны.

Что еще тревожнее, вполне возможно, что президент Путин еще не принял «окончательное решение» по Украине. Поэтому сейчас на кону стоит ее выживание как суверенного государства.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0