Турецкий демарш

Турецкий демарш

shurigin

Звонили мои знакомые из Стамбула. Информация на 00 часов следующая:
— Перекрыты все мосты и все основные дороги Стамбула. Везде блок-посты военных. В городе танки и бронетехника. Все машины проверяются.
— Над городом патрулируют вертолёты, кроме того его несколько раз облётывали истребители.

— Под контроль военных взят аэропорт,
— Блокировано здание МВД и полицейские участки.
— Занято здание государственного телецентра

— В разных районах идут редкие спорадические перестрелки

— Где находится Эрдоган и его ближайшее окружение неизвестно.

Противники Эрдогана поздравляют друг друга и утверждают, что военные пришли, чтобы вернуть в страну светский режим, и восстановить светскую — «ататюркскую» Турцию.

По всему похоже, что это действительно военный переворот.

Но насколько он будет успешным, станет ясно только к утру, когда окончательно станет понятно:
— Какие силы армии участвуют в перевороте или поддержали его?
— Удалось ли блокировать и изолировать президента Эрдогана?
— Какие силы остались верными Эрдогану?
— Удалось ли ему обратиться к свои сторонникам и вывести их на улицы?

Очевидно, что все последние месяцы Эрдоган плавно входил в коллапс, о чём я лично писал многократно. Несколько лет назад интересы Эрдогана, саудитов и катарцев совпали в сирийском вопросе. К этому моменту на Востоке уже вовсю бушевала «арабская весна». Вчерашние всесильные режимы падали один за другим. Тунис, Египет, Йемен, Ливия… К власти в этих странах приходили исламистские партии и группы. Настала очередь Сирии. Для её раздела была собрана концессия из Саудовской Аравии, Катара и Турции. Каждый из концессионеров имел свои претензии к правительству Башара Асада и жаждал оторвать от Сирии по лакомому куску и усилить себя этим разделом. Для Катара и Саудовской Аравии территория Сирии это транспортный коридор для новых нефте и газопроводов, а так же контроль над одним из главных мистических центров исламского востока Дамаском, взятие которого ИГИЛом означало бы выход его на квазигосударственный уровень, и окончательное закрепление как лидера исламского возрождения. Для турок же, взятие под контроль северных провинций Сирии и Алеппо означало бы стратегическую победу в полувековой войне с курдами – главной головной болью Анкары, которые оказывались в полной изоляции, зажатые между турками и ИГИЛ. Так возникла «антиассадовская» непримиримая коалиция.
Но, если внимательно присмотреться к этой коалиции, то очень скоро становится очевидным и расхождение целей саудитов и турок. Саудитские принцы строят всемирный ваххабитский халифат, который должен объединить под его чёрным знаменем всех мусульман суннитов. Турция же стремится к укреплению своего влияния до статуса региональной державы. Эрдоган исламист, но он не религиозный фанатик, и совершенно не желает делать Турцию частью саудитского халифата. Его цель модернизация Турции в независимую османскую империю 21 века.
И, если для саудитов пути назад уже нет – ИГИЛ втянут в беспощадную войну со всем миром, в него вложены сотни миллиардов саудовских и катарских денег, то для Эрдогана всё далеко не так однозначно. Турция явно маневрирует между мировыми центрами силы, пытаясь опереться то на США, то на Германию, то на Россию. Эта «гибкость» Турции делает её крайне ненадёжным союзником в глазах партнёров по антиассадовской коалиции.
И в этом случае демонстративный удар исламистов по стамбульскому аэропорту является «чёрной меткой» отправленной Эрдогану его партнёрами. Ясный намёк на то, что вслед за Хусейном, Каддафи и Ассадом Эрдоган тоже может оказаться объявленным вне закона, если продолжит свою двойственную политику. Демонстрация готовности перенести «джихад» и на турецкую территорию. При этом Эрдоган страшно стеснён в возможности ответных шагов. За десять лет Турция была буквально насквозь пронизана грибницей исламского радикализма. Почти все исламистские радикальные течения и группы имеют здесь свои представительства, лагеря, центры подготовки. Здесь исламисты лечатся, отдыхают, торгуют нефтью, закупают вооружение и принимают пополнения. Начать борьбу с ними – значит объявить войну монстру, которого сам же вырастил и выкормил. С ним плотно срослись спецслужбы Турции, которые десятилетиями «курировали» исламистов, всячески их поддерживали и опекали. С исламистами плотно связаны финансовые круги Турции, которые все последние годы активно зарабатывали на войне в Сирии, торгуя краденной в Ираке и Сирии игиловской нефтью, вооружением, продовольствием и снаряжением. Выступить против всего этого клубка змей для Эрдогана почти со стопроцентной вероятностью будет означать смерть. Причём не политическую, а вполне реальную, в виде какого-нибудь прорвавшегося смертника с поясом шахида и фанатика убийцы с пистолетом. Но и уступить, значит похоронить себя как независимого политика. Сжечь свою репутацию как мотылёк в огне и стать безвольной куклой в руках вчерашних «партнёров».

Возможно, что военный переворот в этих условиях это отчаянная попытка военных кругов, которые десятилетиями являлись в Турции главной политической силой, отодвинуть от власти исламистов, фактически загнавших Турцию в тупик.

Очевидно, что турецкие военные, плотно связаны с США, и это значит, что американцы были отлично осведомлены о планах военного переворота. И не исключено, что «задержавшийся» в Москве Кэрри срочно согласовывает с Россией позицию по событиям в Турции. Если США поддержат действия военных, это будет однозначно подтверждать их негласное участие в перевороте.
Оригинал взят у shurigin в Турецкий демарш
http://novosti24online.livejournal.com/17465.html

Поделиться в соц. сетях

0