В оправдание Эдварда Сноудена

В оправдание Эдварда Сноудена

Самое знаменитое разоблачение Сноудена получило частичное оправдание. С июня 2013 года, когда он рассказал о том, как в массовом порядке перехватываются и регистрируются телефонные разговоры американцев, его критики утверждают, что он занимался раскрытием законных секретов. Они настаивали на том, чтобы конгресс разрешил повальное прослушивание телефонов, ссылаясь на раздел 215 закона о борьбе с терроризмом в США, который относится к записи метаданных.

Это требование всегда вызывало подозрения. Текст закона вроде бы не разрешает массовое прослушивание. Главный автор и давний сторонник этого закона признается, что конгресс не намеревался давать разрешение на прослушивание телефонов. И ничего подобного не обсуждалось во время длительных и очень острых дебатов о положениях закона.

Сейчас незаконность действий упорствующего в своих заблуждениях аппарата национальной безопасности подтверждена.

Судьи второго федерального окружного апелляционного суда на прошлой неделе вынесли решение о том, что разоблаченная Сноуденом программа с самого начала была противозаконной. «Патриотический акт» не дает на нее разрешения, вопреки утверждениям Джорджа Буша, Барака Обамы, бывшего шефа ЦРУ Майкла Хайдена, директора АНБ Кита Александера и директора Национальной разведки США Джеймса Клэппера. «Положения законодательного акта, на которые ссылается правительство, никогда не толковались таким образом, будто они разрешают столь масштабную слежку и прослушивание, о которых здесь идет речь, — объявил судья Джерард Линч (Gerard E. Lynch). — Объем информации, которая собиралась, просто ошеломляет».

Тройка судей сделала и ряд других выводов, в том числе:

«То толкование, которое нас просит принять правительство, отрицает все ограничивающие принципы».

«Мы бы хотели, чтобы такому важному решению предшествовали содержательные дебаты, и чтобы формулировки там были однозначными. Но никаких свидетельств, указывающих на эти дебаты, нет…»

«Нельзя с полным основанием говорить о том, что конгресс ратифицировал программу, о которой не знали многие его члены, и никто из общественности… Лишь очень ограниченный круг конгрессменов в полной мере понимал суть данной программы».

«В таких обстоятельствах заключение о том, что правительственное толкование закона „ратифицировано в законодательном порядке“, было бы игнорированием реальности».

Задумайтесь, что это значит.

Рассказ обществу о прослушивании телефонов не был раскрытием государственной тайны. Это было разоблачение нарушения конституционного порядка. Долгие годы исполнительная власть осуществляла имеющие огромные последствия изменения в политике, которые законодательная власть никогда не утверждала. Таким образом, десятки миллионов ни в чем не повинных граждан США подвергались вторжению в их частную жизнь, хотя такое вторжение не было разрешено никакими законами. А противозаконные действия АНБ продолжались бы без ведома общества и судебной власти, если бы не организованные Сноуденом утечки информации, заставившие Американский союз гражданских свобод в судебном порядке оспорить противозаконную программу Агентства национальной безопасности.

Нет сомнений, что Сноуден нарушил свое обещание сохранять в тайне секреты АНБ.

Но такой поступок был для него единственным способом выполнить свое более важное и высокое обязательство — защищать и отстаивать конституцию, которую нарушала исполнительная власть, превышая свои правомочия и узурпируя функции законотворчества, принадлежащие законодательной власти. Это относится только к тем обнародованным Сноуденом документам, где содержится информация о прослушивании телефонов, но не ко всем его разоблачениям. Но что касается этого комплекта документов, то мы должны единогласно выступить за оправдание Сноудена, организовавшего их утечку.

Теперь, когда федеральный апелляционный суд постановил, что раздел 215 закона о борьбе с терроризмом в США не дает разрешения на проведение таких действий, получается, что наказание человека за разоблачение данной программы АНБ создает следующий прецедент: разоблачителей наказывают за разоблачение противозаконной слежки. Если постановление суда не будет отклонено, такова должна быть позиция любого, кто по-прежнему хочет, чтобы Сноудена подвергли осуждению в уголовном порядке за такую утечку информации. (Другие федеральные суды приняли решения, указывающие в противоположном направлении, а поэтому последнее постановление наверняка будет оспорено.)

Задумайтесь о том, что это постановление федерального суда говорит о дебатах на тему государственной тайны в целом. Сторонники гражданских свобод давно уже предупреждают, что тайная политика в вопросах национальной безопасности подрывает как представительную демократию, так и нашу систему сдержек и противовесов.

Именно это произошло в процессе прослушивания телефонов.

Власти занесли эту программу в разряд государственных секретов, выведя ее из сферы действия федеральных судов. Поступив таким образом, они лишили судебную власть возможности рассматривать вопросы о законности слежки АНБ, подорвав ключевой принцип разделения властей.

Из-за секретности программы были затруднены и дебаты в конгрессе.

Кроме того, секретность программы ослабила систему самоуправления, поставив избранных представителей американского народа в неведение относительно тех важнейших решений, которые они принимали.

Как следствие, незаконная программа существовала и действовала на протяжении нескольких лет. Она является яркой иллюстрацией того, почему тайные правительственные программы это настоящая мерзость в нашей демократии.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0