Вьетнам и соперничество великих держав

Все началось с безобидной на первый взгляд активности, о которой 4 января сообщила российская и вьетнамская пресса, сославшись на министерство обороны России. Согласно этим сообщениям, российские самолеты-заправщики Ил-78 в прошлом году получили возможность использовать вьетнамский аэродром в бухте Камрань, расположенной в южной вьетнамской провинции Кхань Хоа. Эти самолеты позволили осуществлять дозаправку в воздухе российских стратегических бомбардировщиков Ту-95, что совпало по времени с ростом интенсивности полетов российской военной авиации в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В частности, самолеты Ту-95 совершают облеты крупной военной базы США на острове Гуам.

По мнению Вашингтона, эти полеты, предназначенные для демонстрации силы и сбора разведывательных данных, являются провокационными. Соединенные Штаты направили в Ханой просьбу «лишить Россию возможности использовать бухту Камрань для осуществления действий, могущих усилить напряженность в регионе», о чем сообщил Госдепартамент. Москва отвергла обеспокоенные заявления Вашингтона и выступила на защиту своих военных связей с Вьетнамом.

Проблемы в отношениях?

В некоторых комментариях средств массовой информации проблема Камрани увязывается с трудностями, назревающими в американо-вьетнамских отношениях. Но дело не в этом.

Конечно, было бы странно со стороны Ханоя не предугадать, что такая деятельность останется незамеченной Вашингтоном. Поскольку Вьетнам не использует самолеты Ильюшина, машины на базе в Камрани с их четко нарисованными красными звездами и опознавательными знаками российских ВВС трудно не заметить.

Недавно в двусторонних отношениях между Вьетнамом и США произошел подъем, что в немалой степени объясняется ростом напряженности между Ханоем и Пекином в рамках спора из-за территорий в Южно-Китайском море. Вашингтон частично снял свое многолетнее эмбарго на поставки оружия Вьетнаму, а сейчас ведет разговоры о его полной отмене в будущем. Соединенные Штаты также дали согласие поставить Ханою патрульные катера в рамках масштабного плана по оказанию помощи Вьетнаму в обеспечении его безопасности на море. Согласно имеющейся информации, Вьетнам также очень хочет купить подержанные морские патрульные самолеты большой дальности P-3 Orion.

Конечно, двусторонние отношения далеко не идеальны, поскольку остается немало спорных вопросов. Например, Вашингтон долгое время обеспокоен несоблюдением прав человека во Вьетнаме. Тем не менее, в целом отношения между двумя странами продвигаются в позитивном направлении.

Мнение Вьетнама

Ханой не считает, что он отклоняется от своей внешней политики, провозглашенной после холодной войны, в которой особо выделяются такие принципы как независимость, неприсоединение и отказ от участия в альянсах.

В таком подходе особое внимание уделяется сотрудничеству, борьбе против чужого доминирования и политики исключения. Он также основан на адаптации к геополитическим изменениям, произошедшим после холодной войны, и на содействии процессу обновления. А это значит не только обзаведение новыми друзьями, но и сохранение традиционных дружественных отношений. Давние связи с Россией включены во вторую категорию.

С 1991 года Ханой последовательно проводит в жизнь принципы сотрудничества, борьбы против чужого доминирования и политики исключения. Такая тенденция основана на том, что вьетнамские националисты противостоят любым попыткам «продать» страну иностранными силам, и очень болезненно воспринимают обвинения в том, что Вьетнам является вассалом какой-то конкретной великой державы. В этих целях Ханой ревностно противостоит любым попыткам диктовать ему политику извне.

Например, в 1990-х годах тогдашний министр иностранных дел Нгуен Ко Тхач (Nguyen Co Thanh) заявлял: «Камрань это вьетнамская база, и Советы не имеют к ней никакого отношения». Он подчеркивал, что другие страны, в том числе, США могут получить доступ к этой базе, если они готовы к нормализации отношений с Вьетнамом. Слова Нгуена стали реакцией на попытки Москвы превратить бухту в свой военный форпост на юго-востоке Азии.

Расширение и углубление сотрудничества

В сообщениях о российских Ил-78 нет ничего нового, хотя средства массовой информации имеют тенденцию связывать их появление с продолжающимся украинским кризисом. Но присутствие в Камрани самолетов-заправщиков можно расценивать как составную часть обширного соглашения, согласно которому Москва получает право пользоваться вьетнамскими военными объектами в бухте Камрань, и в первую очередь, что самое важное, военно-морской базой.

Но и Москве все это хорошо знакомо. Согласно подписанному в 1979 году сроком на 25 лет соглашению, советский Тихоокеанский флот разместил в Камрани пункт материально-технического обеспечения и целую флотилию боевых кораблей. Когда в мае 2002 года Россия вывела из Камрани свои последние силы, ее военное присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе было незаметно на протяжении целого десятилетия, особенно когда Москва сосредоточила свое основное внимание на Европе.

Сейчас Россия стремится вновь получить доступ к бухте Камрань, поскольку там имеются ценные глубоководные якорные стоянки, и что самое важное с точки зрения стратегии, она напрямую выходит в Южно-Китайское море. То обстоятельство, что в разные времена Камрань находилась под контролем обеих сверхдержав времен холодной войны, сначала США, а потом СССР, подтверждает ее непреходящую стратегическую значимость. Эта бухта определенно является идеальной промежуточной остановкой для российских военных кораблей, курсирующих между российским Дальним Востоком и Аденским заливом. Она аналогична сирийскому порту в Тартусе, к которому российская средизнемноморская эскадра имела регулярный доступ.

На самом деле, интерес к возвращению в Камрань Россия начала проявлять еще до начала украинского кризиса. События в Крыму и ухудшение отношений с Европой стали просто тем катализатором, который заставил Москву обратить взоры на восток, в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, и повысил значимость Камрани. Также свою роль здесь сыграли прежние соглашения с Вьетнамом, например, поставка в 2009 году подводных лодок проекта 877 «Палтус». Во время многочисленных контактов высокопоставленных военных в 2012-2013 годах Россия и Вьетнам согласовали условия использования бухты Камрань. В обмен на предоставление российским военным кораблям более широкого доступа к бухте Москва обязалась оказать Вьетнаму помощь в развитии инфраструктуры Камрани, включая ту, которая обеспечивает стоянку субмарин российской постройки, и что самое важное, в создании крупного центра обслуживания иностранных гражданских и военных судов. Заключенные впоследствии двусторонние соглашения следовали духу и букве этой договоренности.

В 2013-2014 годах, когда назрел украинский кризис, кое-кто из российского истэблишмента, включая видных законодателей, заговорил о необходимости вновь открыть российскую военно-морскую базу в Камрани в рамках реализации грандиозных планов Москвы по наращиванию своего глобального военного присутствия. Российская пресса даже писала о возможном открытии в бухте пункта материально-технического обеспечения флота. Однако ни та, ни другая сторона не поднимали вопрос о восстановлении российской базы в Камрани.

В любом случае, сделать это невозможно, учитывая проводимую Ханоем после окончания холодной войны внешнюю политику. Видимо, чтобы прекратить любые спекуляции и предположения о возрождении иностранной военной базы в Камрани, вьетнамские официальные лица постоянно подчеркивали, что оказать помощь в развитии инфраструктуры бухты они приглашают все страны. Они также отмечали, что бухта Камрань не будет использоваться в качестве военного порта, а станет международным центром обслуживания и ремонта любых иностранных гражданских и военных судов.

Менее чем за два месяца до появления сообщений об Ил-78, во время визита в Россию генерального секретаря Центрального комитета Коммунистической партии Вьетнама Нгуена Фу Чонга 25 ноября было подписано межправительственное соглашение, которое упростило процедуру захода российских военных кораблей на вьетнамскую военно-морскую базу Камрань. Согласно условиям соглашения, подходящие к порту суда должны лишь уведомить руководство порта о своем заходе. Разрешение на заход предоставляется автоматически.

Ось «Россия-Китай» в Азиатско-Тихоокеанском регионе?

Если проследить эти события, становится очевидно, что бухта Камрань занимает важное место в новой глобальной военной стратегии Москвы. Интерес к возвращению в Камрань Россия начала проявлять еще до украинского кризиса, а он лишь дал новый толчок кремлевским устремлениям. Не будь этого кризиса, российские действия вызвали бы гораздо меньшую обеспокоенность.

Но с ростом военной напористости России в Европе и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, которая якобы направлена против США и их союзников, появились основания для тревоги. Более того, размещение российских самолетов-заправщиков в Камрани и их полеты с этой базы можно истолковать как нарушение вьетнамского принципа не давать другим странам разрешение на открытие военных баз на своей территории и на использование ее для осуществления военной деятельности против других государств. Поскольку Ханой пока не дал четких разъяснений на сей счет, Вашингтон наверняка задается вопросом о том, насколько последователен Вьетнам в своей политике, и не отдает ли он предпочтение России перед другими партнерами, включая США, с которыми связи в последнее время укрепляются.

Вашингтон в рамках своей стратегии переноса внимания на Азию очень хочет получить больший доступ к бухте Камрань, поскольку в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях нарастает напряженность по причине морских споров. Не исключено, что по мнению Вашингтона, Пекин окажется в выгодном положении, если Камрань станет катализатором ухудшения американо-вьетнамских отношений и вынудит США отказаться от своей привязки к данному региону. Если оглянуться назад и взглянуть не только на недавние, но и на более отдаленные события в российско-китайских отношениях, то возникает довольно любопытная картина.

И Китай, и Россия заинтересованы в многополярном мировом порядке, о чем свидетельствуют некоторые их совместные декларации, подписанные в последние десятилетия. Такое стратегическое сближение стало еще заметнее после терактов 11 сентября 2001 года и последовавших за ними американских военных кампаний в Афганистане и Ираке. Российско-китайская концепция многополярного мирового порядка косвенным образом указывает на то, что эти страны считают глобальной гегемонией США.

Эскалация напряженности между США и Россией из-за Украины создает идеальный предлог для расширения и углубления российско-китайского сотрудничества. Подписанное в мае 2014 года газовое соглашение на 400 миллиардов долларов свидетельствует о готовности Китая помогать Москве в трудные времена, поскольку Запад из-за событий на Украине пытается изолировать Россию. Тем временем, Москва призывает Китай играть более существенную роль в развитии российского Дальнего Востока. Несмотря на непрекращающуюся тревогу по поводу посягательств КНР на права интеллектуальной собственности в военно-технической сфере, Москва настаивает на расширении военно-промышленного сотрудничества с Пекином, предлагая ему некоторые новейшие образцы вооружений.

Похоже, что наращивание российского присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая полеты Ту-95 возле Гуама, призвано подать Вашингтону два взаимосвязанных сигнала. Во-первых, Вашингтон не должен мешать российским интересам в Европе, особенно на востоке Украины и в бывшем Содружестве Независимых Государств. Во-вторых, если американцы будут продолжать свои действия, и среди прочего, активизировать военную деятельность НАТО в Европе, Россия в ответ воспользуется Азиатско-Тихоокеанским регионом как черным ходом, и будет проводить свою собственную дипломатию канонерок.

Хотя между Москвой и Пекином нет официального соглашения о потенциальной роли России в кризисе в районе Южно-Китайского моря, в интересах обеих стран противодействовать устремлениям США в этом взрывоопасном регионе. У китайцев пока еще нет необходимых средств для проецирования военной силы и для выхода на просторы западной части Тихого океана, а НОАК только начинает свою подготовку к такой деятельности. Пекин наверняка приветствует полеты российских Ту-95 вокруг Гуама в момент нарастания американской военной активности, которая включает полеты патрульных самолетов P-8 Poseidon в Южно-Китайском море вблизи стратегической военно-морской базы КНР на острове Хайнань.

Последствия

История с бухтой Камрань показывает, какие трудности соперничество великих держав создает в этом неспокойном регионе. Вьетнам оказался в весьма деликатном положении. Конечно, те официальные лица в Вашингтоне, которые считают присутствие российских военных в бухте Камрань угрозой безопасности США, будут и дальше давить на Ханой, чтобы тот выгнал русских. Но грозные заявления Вашингтона о том, что он не отменит полностью эмбарго на поставки оружия Вьетнаму, весьма сомнительного свойства, и он не реализует их на практике по трем причинам.

Во-первых, даже если Вашингтон решит частично сохранить эмбарго, у Вьетнама есть запасные варианты. В последние годы он укрепляет военные связи с Израилем и другими европейскими странами, желающими продавать ему оружие. И Ханой уже принял некоторые их предложения. Во-вторых, Вашингтон сегодня больше, чем прежде, ценит свои отношения с Ханоем. Поэтому США всячески стараются подчеркнуть, что полеты российских самолетов-заправщиков из бухты Камрань никоим образом не усиливают напряженность в американо-вьетнамских отношениях. И наконец, Ханой по-прежнему может рассчитывать на поддержку Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), членом которой он является, в случае политических и экономических репрессий со стороны Вашингтона.

Безусловно, Вьетнам нуждается в США, которые играют роль противовеса усиливающемуся Китаю. В то же время, реальность такова, что США сейчас это не единственный вариант для Ханоя. У него сегодня более прочные позиции в дипломатических, экономических и военных отношениях с разными странами мира. В распоряжении у Вьетнама имеется широкий набор стратегических инструментов для отстаивания и продвижения своих национальных интересов.

Все как обычно?

Будучи небольшой страной, оказавшейся в жерновах политики великих держав, Вьетнам должен отстаивать свои национальные интересы, проводя хорошо продуманную и принципиальную внешнюю политику. Такие внешнеполитические принципы как независимость и неприсоединение это весьма прагматичный подход, требующий от Ханоя не складывать все яйца в одну корзину. Ему необходима диверсификация отношений, силовых инструментов и стратегий. Принципиальная позиция во внешней политике означает, что Вьетнам не должен отдавать предпочтение одной иностранной державе перед другой, и указывает на то, что ни у одного из этих внешних игроков нет ни малейшей возможности диктовать Ханою направление движения. С точки зрения Ханоя, Вашингтон не может помешать Вьетнаму предоставлять России доступ к своим военным объектам. Все дело в том, что пользуется ими не только Россия. Вьетнамские базы регулярно посещают американские военные и представители других стран, в частности, ВМС Индии, а поэтому от такой всеохватывающей схемы выигрывают все.

В конечном счете, выборочный подход и предвзятость Вьетнама в предоставлении доступа иностранцам к своим военным базам может создать для него опасный прецедент. Он уже оказался в весьма уязвимом положении на фоне соперничества между великими державами и зреющей напряженности в районе Южно-Китайского моря. Более того, какие-то действия, идущие вразрез с его внешней политикой после холодной войны, или отказ от такой политики нанесут мощный удар по позициям Вьетнама в АСЕАН. Это особенно верно в связи с тем, что данный региональный блок придерживается набора норм, известных под названием «Путь АСЕАН». Одна из таких норм это принцип невмешательства. Если Вашингтон попытается войти на это минное поле, он нанесет больше вреда, чем пользы.

Если Вьетнам хочет, чтобы на мировой сцене на него смотрели как на самостоятельного игрока, ему придется твердо придерживаться своих внешнеполитических принципов, установленных после Холодной войны. В интересах Ханоя вновь заявить всему миру, что бухта Камрань открыта для самых разных стран и флотов, как военных, так и гражданских. Несмотря на ворчание США, для Вьетнама ситуация с Камранью остается прежней.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0