Вице-президент НАНУ: заявления Яценюка наносят нам экономический ущерб

Вице-президент НАНУ: заявления Яценюка наносят нам экономический ущерб

В ежегодном Глобальном инновационном индексе, одним из учредителей которого является подразделение ООН, Украина в этом году занимает 64-е место из 141 страны. Рядом с ней расположились Сербия, Сейшелы и Монголия.

Однако этот рейтинг, на который иногда ссылаются критики украинской науки, оценивает ситуацию и с другой стороны. Он также измеряет эффективность страны в зависимости от объема ресурсов, вложенных в инновации. И по этому показателю Украина входит в двадцатку лучших в мире, занимая 15-е место, рядом с Германией, Мали и Швецией.

Вице-президент НАН Украины, профессор физики Антон Наумовец рассказал ВВС Украина, почему его возмущает критика в сторону Академии со стороны правительства, и какие разработки украинских ученых уже внедрены в производство.

ВВС Украина: На минувшей неделе премьер Арсений Яценюк заявил, что ему непонятно, куда идут деньги, которые выделяются на науку, и в Украине нет достаточного количества научных разработок. Что вы на это скажете?

Антон Наумовец: Академия с этим заявлением категорически не согласна. Очень обидно слышать такие заявления от людей, которые никогда не были в Академии. Я его видел у нас только один раз, когда он приезжал в Институт проблем математических машин и систем, чтобы посмотреть на разработки, касающиеся ситуационного центра.

Не зная, чем занимается Академия, не посещая на общих собраний, не посещая институты, президиумы, человек делает такие заявления. Мне кажется, это просто непорядочно. Потому что когда вы кого-то обвиняете, необходимо придоставлять факты.

ВВС Украина: Премьер на заседании правительства сказал следующее: «Мы начали детально изучать, куда расходуются средства госбюджета на научно-исследовательскую деятельность. И я хочу сказать, что ситуация отнюдь непрозрачна».

А.Н.: Добро пожаловать! Если хотят познакомиться, пожалуйста. Мы ежегодно предоставляем такой вот толстый отчет (показывает пальцами. — Ред.), в котором изложена информация о том, что Академия сделала на протяжении подотчетного года.

Кроме того, весной было заседание общего собрания НАНУ, и там академик Борис Патон, президент Академии, выступил с докладом о том, чем Академия занималась последние шесть лет. Пускай бы чиновники почитали это. Это же прозрачно. Я сидел в президиуме рядом с представителем правительства, Вячеславом Кириленко, которому тоже вручили этот отчет.

Нас упрекают в том, что мы якобы не предоставляем ничего, что ощутимо влияло бы на состояние экономики. Из государственного бюджета мы получаем примерно 2,5 миллиарда гривен, это где-то 100 млн долларов. Если посмотреть, сколько выделяют на зарубежную науку, то это на порядок — то есть в десятки раз — меньше.

Поэтому когда нас упрекают в том, что у нас нет Нобелевских премий, то подобные сравнения — это абсолютно нечестно.

Вот вам конкретный пример. В Украине на всех АЭС работает 15 атомных реакторов, производящих электроэнергию. В этом году на долю украинских АЭС пришлось около 60% всей вырабатываемой электроэнергии.

Эти атомные станции начали вводить в эксплуатацию в Украине в 80-е годы с расчетным сроком службы 30 лет. Но на основании выводов экспертов Украина гарантирует, что срок эксплуатации этих блоков можно продлить. Если бы не было НАН Украины, а в ее составе — Института ядерных исследований в Киеве или Харьковского физико-технического института и других малых институтов, и если бы не было специалистов, способных оценить состояние корпуса реактора, то нужно было бы сейчас эти реакторы выводить из эксплуатации. И на каждом таком реакторе Украина теряла бы примерно 1-1,5 млрд долларов в год.

Так каково нам слышать такие упреки?

ВВС Украина: На сколько лет продлили срок эксплуатации реакторов?

А.Н.: Как правило, речь идет о 20 годах. При Институте ядерных исследований есть исследовательский реактор, и там есть горячие камеры, которые позволяют извлекать из реактора так называемые образцы-свидетели. Это кусочки металла, из которого сделан корпус реактора. С этими образцами проводят механические испытания, и на основе этих исследований люди берут на себя ответственность поставить свою подпись (о продлении эксплуатации реактора — Ред.).

Таким образом продлен срок эксплуатации блоков на Южной, Запорожской и Хмельницкой АЭС.

И это только один пример из области энергетики.

ВВС Украина: Пресса писала о различных медицинских разработках украинских ученых, таких как кровоостанавливающие средства, гидрогелевые повязки против ожогов, электросварка живых тканей и многие другие. Была ли хоть одна из этих разработок внедрена в массовое производство?

А.Н.: Была

Вот мамотермограф, небольшой прибор (показывает фотографии. — Ред.) — разработка Донецкого физико-технического института им. Галкина. Эта коробочка чуть больше, чем мобильник. Здесь размещены термочувствительные сенсоры. Этот прибор предназначен для своевременной диагностики рака молочных желез. Информация о распределении температуры подается на монитор с точностью до сотых долей градуса. Эта методика детально описана, есть даже пособие для врачей. Повышенная температура обозначена желтым и красным цветами, и в таком случае есть подозрение, что в этом месте находится зародыш опухоли.

151126125352_mamograf_624x460_nas.gov.ua_nocredit

Еще когда Донецк не была оккупирован, первое внедрение этой разработки состоялось в Буденновском районе Донецка. Представьте себе, за 3-4 года они в восемь раз уменьшили количество женщин, которые впервые приходят на осмотр к врачу с запущенной формой рака.

Чрезвычайно положительным качеством этого прибора является том, что женщина при рентгеновском обследовании не получает дозу облучения.

Недавно у меня был директор этого института Виктор Варюхин. Эта разработка внедрена в Нежине на заводе медицинской аппаратуры. А прибор 6-7 лет назад стоил 30 тысяч гривен. И это позволяло проводить массовою диагностику. Еще в те годы Минздрав принял постановление, что такой прибор должен быть в каждой поликлинике.

Можно ли сказать, что ученые, разработавшие это, — дармоеды?

У нас говорят, что наивысшая ценность — жизнь человека. Так сколько жизней этим прибором уже удалось спасти!

ВВС Украина: В Нежине уже начали производство?

А.Н.: Безусловно. Вот, при вас читаю записку от директора этого института: «В медицинские учреждения Украины поставили 64 мамотермографа, и есть заказы на 30 единиц. География — от Запада до Востока, от Севера — до Юга».

Сейчас, возможно, цена немного выросла. Но это не заоблачная цифра для поликлиники, чтобы спасать женщин. Теперь дело за государством.

Это лишь один пример. А еще новый прибор в области кардиологии — фазаграф, разработка Центра информационных технологий и систем. Это новый метод регистрации кардиограмм. Термин «фазаграфия» уже даже вошел в профессиональную литературу. В Киеве есть завод им. Петровского, где налажен выпуск этого прибора.

151126125122_fazagraf_624x351_nas.gov.ua_nocredit

ВВС Україна: А каковы объемы производства?

А.Н.: Я вам не скажу в цифрах, но, исходя из того, что мне сообщили разработчики, где-то в более чем половине областей Украины уже есть такие приборы.

А еще Институт проблем материаловедения им. Францевича разработал биокерамику, которая совместима с организмом и используется в протезировании для замещения твердых тканей. В Украине уже провели сотни операций с ее использованием.

Можно ли сказать, что эти ученые, разработавшие такую керамику, — дармоеды и ничего не дают, кроме кип бумаг?

ВВС Украина: Что, на ваш взгляд, необходимо сделать правительству и парламенту, чтобы стимулировать внедрение этих приборов и чтобы производители и изобретатели находили друг друга?

Если вы хотите ездить на лошадке, нельзя сразу же хлестать ее кнутом — нужно сначала накормить

А.Н.: Прежде всего, необходимо создать то, что называется благоприятным инновационным климатом. Эти методики разработаны во всем мире, здесь не нужно изобретать велосипед. На первой стадии, когда инвесторы начинают внедрять какую-то разработку, их следует финансово стимулировать. Например, создают налоговые каникулы. Я недавно перечитывал книгу бывшего премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю, который умер в этом году. Так он пишет, что к концу 1970-го года правительство выдало 390 сертификатов, которые освобождали инвесторов от налогов на пять лет. Вот, читаю: «Американские компании по производству электроники создали так много рабочих мест, безработица больше не была проблемой».

Поэтому я и говорю: если вы хотите ездить на лошадке, нельзя сразу же хлестать ее кнутом — нужно сначала накормить.

Внедрение инноваций — очень рискованное дело. Мировые цифры свидетельствуют, что в среднем лишь пятая часть разработок доходит до успешного финиша. Однако те прибыли, которые получает государство, когда инновация успешная, покрывают все расходы.

У меня есть целая полка книг, которые доказывают, насколько важны инновации для Украины. Однако реальных сдвигов практически нет.

 
151126131936_nasgovua_624x415_nas.gov.ua_nocredit
В составе НАН Украины действуют более 200 научных институтов и центров, в которых работают в общей сложности 38 тыс. сотрудников. Почти половина из них — ученые

ВВС Украина: Удается ли украинским научным институтам зарабатывать какие-то деньги в сфере государственного оборонного заказа? Сейчас для этого есть все условия.

А.Н.: Этого еще нет. Академия приняла программу повышения обороноспособности нашего государства — пока что только за счет академических средств, полученных от государства.

Из более сотни проектов отобрали 26. Условия были жесткие: чтобы эти разработки были внедрены за один-два года. Все проекты проходили экспертизу в Министерстве обороны и Укроборонпроме.

Среди них много медицинских разработок — кровоостанавливающие препараты, приборы для очистки и хранения крови. Некоторые из них имеют двойное назначение — военное и гражданское.

Институт физической химии разработал печки для солдат, которые можно назвать «высокотехнологичными буржуйками». Конструкция этой печки такова, что она максимально отдает тепло, не выделяя дыма. Здесь также есть сушилка для одежды, а еще термоэлектрический генератор для освещения или зарядки телефонов. Пока институт производит эти печки своими силами на своих площадях.

ВВС Украина: А какие-то сугубо военные разработки есть? Например, вооружение.

А.Н.: Нет, непосредственно вооружениями наша Академия не занимается. У нас есть информационные технологии, которые сейчас очень важны, например, для беспилотников.

ВВС Украина:А броня или бронежилеты?

А.Н.: Безусловно.

Короче говоря, Академия делает все, что может. Но это все разрабатывается за счет средств, которые может выделить Академия. А если бы была поддержка со стороны оборонной промышленности, тогда это вышло бы на другой уровеь. Мы надеемся, что оборонная промышленность «распробует» то, что мы предлагаем, и у нас будет больше заказов.

А эти заявления в наш адрес — они просто оскорбляют нас. Более того, есть такое слово «диффамация» — клевета. Когда из уст высокопоставленных чиновников звучат такие заявления в адрес Академии, они нам наносят экономический ущерб, так как инвесторы, которые могли бы прийти к нам, услышав такие заявления, скажут: «О, если правительство такого мнения о них, мы не пойдем». Это вообще подсудное дело. Так не должно быть.

Источник: сайт BBC Україна. Беседу вёл .

Поделиться в соц. сетях

0