Возможен ли альянс с Ираном против ИГ?

Открывает ли подписанный в Вене исторический договор по иранскому атому путь для альянса с Ираном против Исламского государства?

Открытый альянс с исламской республикой все еще кажется невозможным, главным образом из-за глубокого недоверия между Ираном и США.

По факту же (это секрет Полишинеля) Иран с 2014 года борется с халифатом шейха Абу Бакра аль-Багдади вместе с арабскими и западными странами.

В таких условиях курдские пешмерга и воздушные удары арабско-западной коалиции получают наземную поддержку иранского экспедиционного корпуса во главе с подразделением «Эль-Кудс» (элитные части «стражей революции», которым поручены военные и разведывательные операции за пределами страны), а также шиитских отрядов вроде «Хезболлы» шейха Насраллы, бывшей «Армии Махди» Муктады ас-Садра и «Организации Бадра» Хади аль-Амери.

Поэтому власти старательно пытаются сохранить завесу тайны вокруг альянса западной коалиции с исламской республикой. Да и вообще, как можно было бы оправдать и объяснить его, не подчеркнув при этом все идеологические и тактические разногласия?

Вашингтон обвиняет Тегеран в коммунитаристских соображениях, потому что тот отдает предпочтение защите шиитских святынь. Однако не стоит сбрасывать со счетов и политическую сторону дела: Иран подозревает, что коалиция может попытаться избавиться от Башара Асада под предлогом борьбы с ИГ.

На пути союза Вашингтона с Тегераном имеется и другое препятствие: категорическое несогласие двух традиционных союзников США в регионе, Израиля и Саудовской Аравии. Сейчас они просто в бешенстве из-за того, что американцы подписали после 12 лет переговоров соглашение с их злейшим врагом.

Еврейское государство и ваххабитская монархия вот уже год ведут тайные переговоры насчет способов ограничения растущего влияния Исламской республики в регионе.

Как известно, Иран помогает союзническим движениям в регионе, потому что считает себя окруженным американскими базами. Если судить по обычным вооружениям, разве все получающие поддержку США суннитские соседи не оставляют его позади? Кроме того, разве он не исключен из всех региональных оборонных соглашений? Если вы оказались в изоляции, единственная жизнеспособная для вас политика носит асимметричный характер: вам нужно поддерживать далеких союзников, чтобы отпугнуть врагов от мысли о нападении.

В такой перспективе президент Сирии Башар Асад поздравил иранского коллегу с подписанным с великими державами договором по ядерной программе, назвал его «Большой победой» и «поворотным моментом» для Ирана.

Если помните, в Сирии недавно ратифицировали соглашение о предоставлении Тегераном кредитной линии в миллиард долларов.

В любом случае, не стоит сбрасывать со счетов и помощь России, примерно 10% ее оружейного экспорта направлено в Сирию. Москва считает Дамаск одним из ключевых игроков в борьбе с ИГ.

Альянс Вашингтона с Эр-Риядом под вопросом?

Договор по ядерной программе, по всей видимости, серьезно не отразится на альянсе США с Израилем, который считается важнейшей структурной составляющей американской политики на Ближнем Востоке. Тем не менее, союзнические связи Вашингтона с Эр-Риядом могут в перспективе быть принесены в жертву на алтаре новых американских интересов в регионе и нового соотношения сил. Американо-саудовская ось начинает рушиться при том, что сланцевая нефть сегодня становится для США неотъемлемой частью стратегии энергонезависимости.

В войне с Исламским государством Вашингтон может попытаться опереться не на Эр-Рияд, средоточие суннитского ислама, а на Тегеран, центр шиитского ислама. В такой перспективе Иран далеко обходит ваххабитскую монархию по дипломатической, военной и научной мощи, не говоря уже о демографических ресурсах. Получается, что этот исторический договор по ядерной программе может стать «реваншем Кира Великого» на фоне противостояния Тегерана с Эр-Риядом в Йемене.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0