Всемирный карточный домик

Всемирный карточный домик

Экс-заместитель министра финансов США Пол Крейг Робертс анализирует финансовую политику США.

Большинство американцев, кроме финансовых СМИ, знает, что политика количественного смягчения (эвфемизма для эмиссии денег) не смогла поднять экономику США.

Так почему Япония продолжает эту политику? С момента начала печати огромного количества денег в 2013 году японская йена упала на 35% по отношению к доллару США, высокая цена для страны, которая зависит от импорта энергоносителей. Тем более, что японская экономика не показывает рост в ответ на применяемые стимулы, чтобы оправдать рост цен на импорт.

Несмотря на отсутствие реакции на стимулирование экономики, в прошлом месяце Банк Японии анонсировал увеличение политики количественного смягчения на 60% с 50 до 80 триллионов йен в год. Альберт Эдвардс, стратег компании Société Générale, предсказывает увеличение стоимости доллара к йене с 115 до 145 йен за доллар США.

Это предсказание, но зачем рисковать? Что Япония получит от обесценивания своей валюты? Что скрывается за этой политикой?

Самое простое объяснение заключается в том, что Японии было приказано уничтожить свою валюту, чтобы защитить американский доллар. В качестве вассала, Япония не может сопротивляться давлению Америки, а потому страдает от политической и финансовой гегемонии США.

Официальное объяснение в том, что как и ФРС, Банк Японии верит в кривую Филипса, которая связывает экономический рост с инфляцией.

Политика стимулирования экономического роста, проводимая администрацией Рейгана, опровергла утверждение кривой Филипса, что дефляция и стабильная инфляция несовместимы с экономическим ростом. Однако, правительственные экономисты отказались в это верить и продолжили пользоваться старыми догмами, которые им привычны.

В США политика количественного смягчения вызвала инфляцию на бирже, когда курс облигаций, как наиболее ликвидных ценных бумаг среди представленных, ушёл в пользу финансовых рынков, а не рядовых потребителей. Также инфляция потребительских цен намного выше, чем принято сообщать в официальных докладах по антиинфляционным мерам, поскольку занижение реальных проблем позволяет сэкономить на прибавке к заработной плате в связи с ростом прожиточного минимума, но главный эффект количественного смягчения – неэкономический курс акций и облигаций.

Банк Японии надеется, что цены на импортные сырьевые материалы и энергоносители увеличатся вместе с падением курса цены, тогда эта высокая стоимость перейдёт в потребительские цены, увеличивая инфляцию и стимулируя экономический рост. Япония делает ставку на дискредитированную теорию.

Но, самое интересное, это почему финансовые стратеги ожидали падения курса йены от этой политики, но не доллара. Япония – третья самая крупная экономика мира, а примерно 10 лет назад была довольно успешной, несмотря на высокий курс йены. Так почему экономическая политика должна влиять на йену не так, как на доллар?

Возможно, ответ кроется в очень мощном союзе между правительством США и банковским и финансовым секторами, который держится на обязательстве Вашингтона требовать от вассальных государств, чтобы они поддерживали доллар в качестве мировой резервной валюты. Япония нуждается в средствах, которые нейтрализуют нормальные экономические факторы. Способность Вашингтона спекулировать на рынках, позволяет ему удерживать свой “карточный домик”.

Объявление ФРС о прекращении политики количественного смягчения укрепило позиции доллара. Однако, как поясняет Номи Принс, эта политика не прекратилась, она трансформировалась.

Скупка облигаций крупных банков Федеральным резервом оставила им $2,6 триллиона на его депозитах. Банки будут использовать эти деньги, чтобы покупать облигации, вместо ФРС. Когда эти деньги закончатся, ФРС найдёт причину вернуться к политике количественного смягчения. Тем более, что она намерена реинвестировать проценты от $4,5 триллионов в холдингах, обеспеченных ипотечными кредитами и казначейскими билетами, чтобы продолжать скупать облигации. Возможно также, что процентными свопами можно манипулировать, чтобы удерживать ставки низкими. Таким образом, несмотря на анонсированное завершение этой политики, скупки будут продолжаться, чтобы поддерживать высокий уровень стоимости ценных бумаг, эти цены будут поощрять покупку акций и облигаций, что и увековечит этот “карточный домик”.

Как Дэйв Кранцлер и я (и, несомненно, другие) заметили, стабильный рост курса доллара – это необходимое условие сохранения этого “домика”. Ещё 3 года назад доллар стремительно падал по отношению к тройской унции золота. С того времени были использованы массовые продажи ценных бумаг без покрытия в фьючерсных рынках золота, чтобы снизить его стоимость к доллару.

Цены на слитки золота и серебра, очевидно, сфальсифицированы. Спрос высок, но поставки ограничиваются; а цены всё равно падают. Монетный двор США не может удовлетворить спрос на серебряные монеты, поэтому приостановил их продажу. Канадский монетный двор ограничивает продажу своих монет. Азиатский спрос на золото, особенно в Китае, достиг небывалого уровня.

Третий квартал 2014 года стал 15-м кварталом подряд чистых закупок золота центральными банками. Дэйв Кранцлер сообщает, что за последние 8 месяцев 101 тонна была взята из золотых акций в депозитарных расписках Standard & Poor’s, что означает нехватку золота для удовлетворения покупателей. Снижение цены фьючерсов, которая устанавливается на рынке ценных бумаг, где контракты рассчитываются наличными, а не золотом, не согласуется с ростом спроса и ограничением предложения, что является ярким свидетельством фальсификации цен властями США.

Уровень финансовой коррупции, а также тайных сговоров между крупнейшими банками и финансовыми властями является непостижимым. Западная финансовая система – это “карточный домик”, построенный на коррупции.

Этот “домик” простоял больше, чем я считал возможным. Сможет ли он стоять вечно или же рухнет под тяжестью собственных ошибок? Время покажет.

Перевод для новости24.онлайн : Владимир Легенько

Оригинал статьи A Global House Of Cards — Paul Craig Roberts

Поделиться в соц. сетях

0