Выбоины на пути чешско-немецкого примирения

В конце Второй мировой войны около двадцати тысяч чешских немцев, жителей Брно, в принудительном порядке отправились к австрийским границам. Позже этот поход был назван брненским маршем смерти — во время него, по данным чешских историков, от истощения и дизентерии погибли около 1700 человек.

Руководство Брно во вторник приняло проект Декларации примирения и общего будущего, в котором выражается глубокое сожаление о выдворении немецкоговорящих брненцев на основании применения принципа коллективной вины или используемого ими языка. «Мы хотим, чтобы были прощены все обиды, нанесенные в прошлом, — заявил мэр Брно Петр Вокржал. Побеседуем с представителем администрации Брно Петром Калоусеком, ставшим инициатором данной декларации.

— Почему подписание документа было приурочено именно к 70-летию окончания войны? Потому что эта дата совпала с официальным началом изгнания немцев из Чехословакии и, в, частности с брненским маршем смерти? Вы полагаете, для этого созрело время?

— По случаю 70-летия окончания войны, отмечаемого в нынешнем году, я инициировал в Брно проект Год примирения, который проходит под патронажем города и напоминает о событиях с 1939 по 1945 г. Декларация является частью проекта, цель которого не только напомнить о прошлом, но и почтить память жертв войны. Жертвами ведь стало и немецкоговорящее население, которое в конце мая 1945 года было выселено. 70 лет после этих событий — последняя, скорее всего, возможность еще встретиться с прямыми участниками или свидетелями тех событий, поэтому, я считаю, следует уделить внимание этой теме.

— Были ли и другие причины, побудившие вас инициировать Декларацию примирения?

— На протяжении всех этих семидесяти лет этой теме у нас почти не уделялось никакого внимания. В 2000 году возник призыв к руководству Брно, инициированный молодежной группой по поощрению межкультурного взаимопонимания. Призыв тогда не был услышан, и мы решили вернуться к этой инициативе, которая нас вдохновила. Юбилейная годовщина окончания войны, на наш взгляд, отвечает поставленной цели. Для того, чтобы у нас была возможность открыто смотреть в будущее, важно знать и все главы нашего прошлого и помнить о них.

Минное поле оскорбленного достоинства

— Даже беглый опрос, касающийся данной темы, как и характер обсуждения в социальных сетях, показывает, что многим из тех, кто пережил войну, трудно начинать примирительный разговор с теми, кто отождествляется в их сознании с чуждой порабощающей силой, хотя среди выдворяемых соотечественников были не только нацистские коллаборанты, но и порядочные немцы. Об этом сохранились свидетельства в чешской литературе. Как подступиться к теме изгнания немцев, которая по-разному интерпретируется официальными кругами и очевидцами тех событий?

— Мы не стремимся в рамках целого проекта оценивать историю, а хотим вспомнить ее. Главным побуждением всего начинания было желание, чтобы ничто подобное в будущем не могло повториться. Это стремление расквитаться с прошлым, примириться, чтобы впоследствии можно было заниматься нашим будущим.

— К инициативе вашей жители Брно, и не только они, отнеслись противоречиво. «В принципе, мы извиняемся перед немцами. За что? За то, что нас во время войны почти ликвидировали?

— В 1945 г. они просто должны были уйти», уверен, к примеру, житель Брно Карел Зедничек, которому вторят многие чехи. Тогда как мнение Каролины Сламовой, также жительницы Брно, созвучно позиции тех, кто не приемлет применения принципов коллективной вины и ответсвенности: «Чехи после войны вели себя по отношению к немцам ужасно. Я считаю, что мы должны извиниться». В подобном духе выразился и куратор секции истории Музея Брно Павел Коштял: «Столько лет прошло с войны, и наступило время осознать все это и события с обеих сторон в духе примирения. Правдой, конечно, остается то, что для людей старшего поколения эти воспоминания преисполнены боли».

И чешскими политиками проект декларации воспринят неоднозначно. Гетман Южно-Моравского края Михал Гашек и его заместитель Станислав Юранек критично отнеслись к данной декларации. Они, во-первых, считают, что политики не должны интерпретировать историю, так как это дело историков, а, во-вторых, что немцы первыми должны попросить прощения за все, что довелось перенести чехам.

Извинялся ли кто-нибудь за изгнание чехов из Южной Моравии осенью в 1938 году, за сотни тысяч убитых участников чешского сопротивления в общежитиях Коуница, за депортированных в концлагеря евреев и цыган Брно? С таким вопросом выступили они по Чешскому телевидению. Против декларации высказались и коммунисты.

Мне хочется надеяться, что такая позиция высказана, скорее всего, из-за непонимания, нежели с другими целями. И если кто-то — например, Зденек Шкромах, заявляет, что инициаторы декларации являются коллаборантами, достойными наказания — Шкромах, к слову, не скрывает своих амбиций баллотироваться в президенты Чехии, пусть каждый гражданин сам составит об этом свое мнение. А что касается коммунистов, которые интерпретировали выдворение немцев как попытку спасти их от линчевания, в отношении такой позиции, думаю, комментарии излишни.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0