У РФ нет сейчас никаких причин расшатывать стабильность Армении

—Госсекретарь Франции по европейским вопросам  Арлем Дезир недавно заявил, что президент Франции Фрасуа Олланд обсудит вопрос Нагорного Карабаха с армянскими и азербайджанскими партнерами во время своих визитов в Ереван и в Баку 24-го и 25-го апреля. Выходит, Олланд приедет в Армению не только в связи со столетней годовщиной Геноцида армян, но и для того, чтобы обсудить Карабахский вопрос. Ознаменуется ли активность, которую проявляет Франция в последнее время, успехом, возможна ли в ближайшем будущем организация встречи Саргсян-Алиев? 

 
—Сначала следует смягчить повышенную напряженность на линии соприкосновения сторон и лишь затем думать об организации новой встречи. Соединенные Штаты, Франция и Россия стремятся спасти переговорный процесс, дабы показать, что кроме политического решения, иного пути нет. Азербайджанская сторона обдумывает проведение этих переговоров. Они считают, что следует вести переговоры вокруг нового договора, стремясь, тем самым, избавиться от Мадридских принципов, поскольку они против этих принципов уже три года, если не больше. Сегодня азербайджанцы придают важное значение, главным образом, экономическим составляющим переговоров. Как известно, цены на нефть упали и инвестиций стало меньше, следовательно, две эти причины вынуждают их двояко выступать в связи с переговорами.
 
—Очевидно, что  Азербайджан ведет политику постоянной  поддержки напряжения на линии  соприкосновения, применения диверсий  и провокаций. Это стремление  поддерживать напряженность в  последние месяцы не удостоилось  адекватной реакции со стороны  Запада. Какую работу, на Ваш взгляд, необходимо провести на дипломатическом фронте, дабы удержать власти Азербайджана от подобных действий? Почему Азербайджан избрал такую тактику, чего он добивается?
 
—Если азербайджанская сторона не будет оказывать это давление на армянскую сторону, не будет использовать этот рычаг —диверсии, провокации, то это будет означать, что она смирилась с потерей Нагорного Карабаха. У них просто нет иного выхода. Поскольку они категорически против Мадридских принципов, но не могут говорить об этом открыто, остается прибегать к другим вариантам —постоянные диверсии и напряженность на границе, дабы показать международному сообществу, что Карабахский вопрос не урегулирован, и поскольку он все еще не решен, провокации и диверсионные действия продолжатся. Власть Армении, дипломатия (кстати, прежде всего, а где, собственно, была дипломатия Армении все эти три, а то и —восемь лет?), коль противник прибегает к такому давлению, должны более активно озвучивать позицию, что до тех пор, пока международное сообщество не обеспечит народ Армении и Карабаха гарантией безопасности, мы не просто откажемся от переговоров, но проявим и определенную пассивность, ибо на дипломатическом фронте сделали столько, что больше сделать уже невозможно. Существует три варианта: либо Армения отходит на второй план и власти Карабаха возвращаются за стол переговоров, либо —война, которую никто не хочет, либо —третий вариант —начало процесса признания Карабаха со стороны Армении. Азербайджанская сторона говорит лишь о принципе территориальной целостности, а между тем, в переговорах речь идет также о самоопределении, принимаются документы властями Армении совместно со странами-сопредседателями, однако в устах Алиева публично звучит лишь один принцип и упоминается о 4 резолюциях Совбеза ООН.
 
Дипломатия Армении после азербайджанских диверсий должна была каждый раз заявлять, что она остается верна переговорному процессу и формату Минской группы ОБСЕ, однако следует также упоминать о трех вышеназванных вариантах. Понятно, что если Армения признает Карабах, то это автоматически будет означать возобновление войны. Но здесь есть внутренняя проблема, внутриполитическая, в плане государственных учреждений: если бы у нас были две парламентские палаты, то мы смогли бы проявлять большую гибкость. Мы бы внесли в повестку дня формулу признания независимости Карабаха и каждый раз отвечали бы на провокации азербайджанской стороны, поднимая вопрос о рассмотрении формулы признания Нагорно-Карабахской Республики в комиссии Национального Собрания Армении по внешним отношениям, проголосовали бы, дабы вопрос уже вошел бы и в главную повестку дня. Наверняка, азербайджанская сторона начала бы выражать свое недовольство, страны-сопредседатели МГ ОБСЕ также заявили бы: что вы делаете? А мы бы смогли ответить им: ветви нашей власти разделены, существует законодательная, исполнительная власть, и этот вопрос находится в повестке законодательного органа, а не исполнительной власти и мы не можем влиять на этот процесс. Ведь именно таким образом американская и французская стороны отвечают армянской и турецкой сторонам, используя резолюции о Геноциде армян в своих парламентах. Поскольку парламент Армении не имеет двух палат, то применить этот вариант можно, внеся вопрос о признании независимости НКР в повестку Конституционного суда —так, как это было сделано с армяно-турецкими протоколами. Но что делает наша дипломатия? Министр иностранных дел Эдвард Налбандян правильно говорит, когда заявляет, что позиция Армении созвучна с позицией международного сообщества, но этого недостаточно, на практике следует проявлять гибкость.
 
—Серж Саргсян недавно обратился к теме продажи Россией вооружения Азербайджану, отметив, что в армяно-российских отношениях беспокоит то обстоятельство, что стоящий на нашей границе молодой армянин, понимает, что его пытаются уничтожить с помощью российского оружия. Существует ли вероятность того, что Россия ограничит свои поставки оружия Азербайджану в контексте этого заявления, нарушится ли баланс между продажами оружия Армении и Азербайджану?
 
—Во-первых, Серж Саргсян уже во второй раз озвучивает тему продажи оружия Россией Азербайджану. В прошлый раз он говорил на эту тему в интервью аргентинской газете. К сожалению, об этом было сказано с довольно большим опозданием, однако отложим пока этот вопрос в сторону —лучше поздно, чем никогда. Думаю, Серж Саргсян ведет здесь особую тактику. Армения вступила в ЕАЭС, дабы Россия не мешала стабильности в Армении, а также —из соображений безопасности. В каком-то смысле поддерживается баланс: Армения является членом ОДКБ, но также сотрудничает с НАТО. Сейчас Армения желает сохранить баланс и в отношениях с ЕС. Возможно, Армения достигнет согласия с ЕС в политической сфере. Следующим важным обстоятельством является то, что предложили русские —вступление Азербайджана в ЕАЭС, вероятно, пообещав взамен вернуть освобожденные территории или просто весь Карабах. Азербайджан отказался вступать в ЕАЭС. Тогда Серж Саргсян стал вести другую игру, понимая, что отношения между РФ и Азербайджаном не столь уж хороши. Если бы Армения не вступила в ЕАЭС, то РФ расшатала бы стабильность в Армении, а сейчас нет никаких для этого причин. Русские не желают обострения в регионе —существует украинский кризис, также как и внутри самой РФ существуют социально-экономические проблемы. В такой ситуации Серж Саргсян стал вести свою дипломатическую тактику: воспользовавшись некоторыми проблемами в отношениях между РФ и Азербайджаном, он заговорил на тему продажи Россией оружия Азербайджану.
 
Серж Саргсян готов подписать политическую часть взаимного сотрудничества с ЕС, поскольку знает, что РФ стремится урегулировать проблемы с ЕС. Третье: президент Армении посетил Китай, это также —важный шаг в военном и экономическом плане, а Китай заинтересован в отношениях с Арменией. Китай стремится найти новые пути к Западу, наиболее удобный и безопасный путь —это наш регион, ибо не придется добираться до Суэцкого канала и Южной Африки. О программах этого нового пути знают и русские, и европейцы, и американцы. Но возникает вопрос: под чьим же контролем будет находиться этот путь? Армения расположена на важном перекрестке, и крайне важной является сегодня роль Армении. Два года назад РФ воспротивилась тому, чтобы Украина и Армения приняли соглашение об Ассоциации с ЕС, ибо она —против этой программы нового пути.
 
—Посол Франции  в Армении Жан-Франсуа Шарпантье недавно отметил, что перед планируемым в Риге в мае саммитом, техническая часть переговоров Евросоюз-Армения, пожалуй, будет завершена. Посол также заявил, что в ходе визита президента Франции в Армению 24-го апреля будут также обсуждаться отношения Евросоюз-Армения. Ожидаются ли сюрпризы от рижского саммита ЕС, будет ли подписан некий конкретный документ между Арменией и ЕС?
 
—В принципе, возможно. Но важно понять, чего мы достигли в переговорах с ЕС, возможно ли подписание документа. Это положительный факт, что переговоры ведут французы. Важна здесь также роль Германии, и этот вопрос необходимо уточнить также и с Германией. Если мы хотим понять, насколько серьезны разговоры вокруг того или иного вопроса, то следует выяснить позиции Франции и Германии. Если со стороны этих двух стран последуют заявления, то можно ожидать подписание документа, ну, а если нет, то никакого документа между РА и ЕС подписано не будет. Для РФ также важны позиции Франции и Германии, Москва доверяет двум этим европейским странам. После грузино-российской войны в августе 2008-го года, РФ вела переговоры с Францией, РФ одобрила деятельность наблюдательской миссии ЕС, поскольку ее представляли Франция и Германия. Сегодня по вопросу Украины переговоры с РФ ведут Олланд и Меркель, то есть вновь —Франция и Германия.

ИноСМИ

 

Поделиться в соц. сетях

0