Украина-Россия: полет над жерлом вулкана

Отношения Украины и России определяются двойным контекстом:

— основополагающий контекст, который нельзя сбросить со счетов, если мы не хотим скатиться в отрицание в интересах одного из лагерей.

— текущий геополитический контекст, в котором США, НАТО и Европа стремятся окружить Россию и ограничить или даже совсем подорвать ее усилия по восстановлению международного статуса в соответствии со своими природными ресурсами, экономическим потенциалом и многовековой культурой.

1. Исторический контекст

Ни один достойный называться таковым историк не станет отрицать тесные связи двух стран, которые существуют с самого начала их истории.

Да, стоит напомнить, что Россия зародилась на Украине, если точнее — в Киевском княжестве.

Не стоит забывать и о периодах «любви и ненависти» в отношениях двух стран, которые характеризовались подчинением Украины России или же наоборот сепаратистскими настроениями и независимостью последней.

Будет не лишним вспомнить и, что во время революции 1917-1921 годов на Украине существовало анархистское движение, которое присоединялось к белым против красных и наоборот, пока не было окончательно раздавлено большевиками. Речь идет о махновцах. Движение пустило глубокие корни в украинском крестьянстве, но безжалостно подавлялось большевистским режимом.

Оно, кстати говоря, практически неизвестно французской общественности, которая привыкла видеть в революции 1917 года лишь противостояние красных и белых.

Другим долгое время замачивавшимся явлением был голодомор, который по факту никак не эксплуатировали, в отличие от других геноцидов.

На Украине возлагают на советскую Россию вину за этот настоящий холокост, число жертв которого, по разным оценкам, составляет от 3 до 5 миллионов человек.

Это объясняет (пусть и не оправдывает) поддержку частью украинцев нацистской Германии во время вторжения в 1941 году. Память о бесчинствах советской власти была достаточно сильна, чтобы часть жителей предпочли немецких захватчиков защите советской «Родины-матери».

Как бы то ни было, здесь стоит отметить, что в период нацистской оккупации большинство «капо» в концлагерях были украинцами, и что в рядах немецкой армии сражались тысячи украинцев (дивизия СС «Галичина», Украинская повстанческая армия, армия Власова).

В любом случае, после войны воспоминания о варварствах немецких солдат (они считали всех славян «недочеловеками»), заслуженное прославление героизма русско-украинских освободителей и крепкая сталинская власть спаяли Украину и Россию внутри СССР.

Наконец, окончание войны привело к изменению границ: территория Украины расширилась на запад (Польша — линия Керзона), а Польша присоединила часть восточных территорий Германии (граница по Одеру — Нейсе). Как вы понимаете, это не могло не отразиться на демографическом составе новой Украины.

2. Современный геополитический контекст

Нынешнюю геополитическую обстановку следует рассматривать с учетом этих данных, а также стремления американцев буквально окружить Россию и не дать ей вернуть себе статус великой державы, с чем категорически не согласен Путин.

Если даже не поминать Шарля де Голля, который всего лишь реалистично выстраивал отношения с Россией, но всячески противился стремлению американцев превратить Францию в протекторат после Второй мировой войны, остается лишь бессильно признать подчинение Франции США и инструменту их военной силы, НАТО.

Тут мы все же отметим, что в стремлении установить партнерские связи со Сталиным для противодействия американскому влиянию де Голль отправил в Россию несколько десятков тысяч завербованных в Вермахт советских солдат, а также вступивших во французское сопротивление советских дезертиров и противников сталинского режима, единственным проступком которых было неприятие советской власти.

С тех пор французские социалисты вернулись к «феодальным» отношениям с США. Должен сказать, что мы еще никогда не видели столь безоговорочного равнения нашего правительства на Вашингтон, которое совершенно справедливо критикуется Левым фронтом и в частности входящей в него Компартией.

Пусть Саркози и Фийон тоже не вызывают особой симпатии, нельзя не признать их подход к российской проблематике куда более взвешенным, чем у нынешнего недальновидного руководства.

Осмелюсь даже сказать, что ультраправым во главе с Нацфронтом свойственны куда более умные и реалистичные взгляды на роль России в Европе, которые выгодно выделяют их на фоне нынешней внешней политики Франции.

Власть и атлантистски настроенные СМИ (коих большинство) в свою очередь обрушивают целый поток достойной Оруэлла дезинформации, направленный на оправдание ставшей уже классикой «цветной» революции и продвижение НАТО к самым российским границам. Все это — за «демократической» ширмой «потемкинской деревни», которая, как аналогия, прекрасно вписывается в нынешний расклад.

Мы же сейчас против воли оказались в ситуации, чреватой немалой военной опасностью в самом центре Европы.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0