Украинский вектор геополитики Российской Федерации: Предпосылки войны

Украинский вектор геополитики Российской Федерации: Предпосылки войны


Российская агрессия против Украины продолжается уже 9 месяцев. Началась она в Крыму с приходом «зеленых человечков» с автоматическим оружием, а продолжается на Донбассе, где «русский мир» насаживается с помощью российских добровольцев и военных в командировках с тяжелой бронетехникой и артиллерией. Обе стороны понесли значительные потери. Украина потеряла оккупированный  Крым и часть Луганской и Донецкой областей. Весомыми являются материальные убытки. Лишь в сфере энергетики аннексия Крыма привела к потере Украиной ряда энергетических объектов, части шельфа Черного моря, что совокупно оценивается в 300 млрд долл. Значительная часть объектов народно-хозяйственного комплекса Донбасса разрушены в результате ведения боевых действий. Их восстановление требует многомиллиардных затрат, осуществление которых в современных обстоятельствах фактически невозможно. Экономика России испытывает также ощутимые убытки: западные экономические санкции, отток инвестиций, падение цены за баррель нефти и соответствующее падение курса рубля. И главное — человеческие потери. По информации ООН, на 20 ноября жертвами конфликта на Донбассе стали 4317 человек. Однако есть другие данные, по которым количество жертв оценивается в более 10 тыс. человек, среди которых как украинские и российские военнослужащие, российские же добровольцы и наемники, боевики бандгруппировок «ЛНР» и «ДНР», так и мирные жители — женщины, дети, старики. И боевые действия продолжаются, забирая ежедневно человеческие жизни. В XXI веке, фактически в центре Европы имеют место смерти от голода на подконтрольных сепаратистам территориях. Лишь в захваченном сепаратистами Червонопартизанске от голода умерло 65 пенсионеров и лежачих инвалидов. В группе риска пенсионеры, инвалиды, дети. Все это практическое воплощение русского геополитического проекта «Новороссия», территория и население которой рассматривались в качестве органической составляющей имперского «русского мира».

В последнее время в глобальной информационной сети появляются публикации, в которых российского президента пытаются рассматривать в качестве психически больного, неуравновешенного человека, объясняя его на первый взгляд иррациональные поступки психическими отклонениями. Так, субъективный фактор имеет место, но он не является определяющим. Как правило, внешняя политика государств, особенно ее военная составляющая, направлена, прежде всего, на реализацию их национальных интересов. И Российская Федерация, которая принимает непосредственное участие в вооруженной конфронтации на востоке Украины, не представляет исключение. Попробуем рассмотреть комплекс факторов, побудивших кремлевскую верхушку во главе с Владимиром Путиным к военной агрессии против Украины.

Политические факторы: на пути к Евразийской империи



Reuters

Украине во внешнеполитической стратегии Кремля традиционно отводится роль номинально независимого государства и фактически подконтрольного сателлита Российской Федерации. Важным условием воплощения в жизнь этой стратегии является установление в Киеве прокремлевского правящего режима, власть которого держалась бы на российской поддержке. Именно таким был коррумпированный режим Виктора Януковича, который имел очень ограниченный ресурс внутригосударственной легитимности (накануне Майдана уровень полного доверия к Януковичу составлял мизерные 1,6%). Россия годами тратила миллиарды для реализации этой стратегии (содействие прихода к власти Виктора Януковича, специальные информационные операции, многомиллиардные кредиты в сочетании с энергетическими и торговыми войнами). И в какой-то момент планы разрушает новый Майдан. Руководителям авторитарного государства с их авторитарным же сознанием трудно понять демократические механизмы самоорганизации общества. Они скорее поверят в очередной антироссийский западный заговор. Результат — резервный силовой сценарий, аннексия Крыма и война на Донбассе.

Кремль понимает, что обеспечение Крыма без материковой Украины крайне затратное и сложное задание. Не менее проблемными являются Донецкая и Луганская области, на территории которых созданы «ДНР» и «ЛНР», с дотационными и уже разрушенными отраслями производства, сложной криминогенной ситуацией и перспективой превращения во вторую Абхазию или Приднестровье, которые будут финансироваться из российского бюджета. Эти территории скорее выгодны Кремлю в составе Украины, как действенные рычаги воздействия на нее. Именно поэтому Россия, несмотря на референдумы по крымскому сценарию и проведение псевдовыборов 2 ноября, не признает независимости «ДНР» и «ЛНР». И тем более никто не спешит принимать их в состав Российской Федерации, как это было сделано в случае Крыма.

В видении российской стороны было два основных варианта развития событий. Первый предусматривал федерализацию Украины, а второй — ее раскол на две части. При этом приоритетной была федерализация. С самого начала сепаратисты требовали не отделения ряда территорий, а именно превращение Украины в федеративное государство. Даже в Крыму сначала предполагалось провести референдум не 16 марта, а 25 мая. И вопрос заключался не в отделении Крыма, а в расширении полномочий автономии: «Автономная Республика Крым имеет государственную самостоятельность и входит в состав Украины на основе договоров и соглашений (за или против)». Впоследствии псевдореферендум перенесли на 30, а затем и на 16 марта, — в Кремле решили аннексировать Крым, а в конце мая многие из крымчан могли понять пагубные последствия аннексии для туристической индустрии полуострова и их личного благосостояния. Наряду с военной интервенцией в Крыму российская сторона пыталась дестабилизировать политическую ситуацию в южных и восточных областях Украины с помощью «политических туристов», которые, например, в Харькове вместо мэрии захватили в свое время театр оперы и балета и требовали встречи с мэром. Однако, как показали последующие события, эта практика имела успех лишь в ряде районов Донецкой и Луганской областей.

Шаги по выходу из состава Украины Донбасса являются скорее следствием провала проекта федерализации. Этот проект под названием «Новороссия», несмотря на громкие заявления пророссийских сепаратистов о расколе Украины и будущую «новороссийскую независимость» или присоединение к России, в реальности направлен скорее на превращение Украины в федеративную республику — зависимого сателлита России. Главное — вывод из-под контроля Киева южных и восточных областей Украины, большинство из которых во времена Российской империи входили в состав Новороссийской губернии. В современную «Новороссию» должны были войти Донецкая, Запорожская, Днепропетровская, Одесская, Херсонская, Николаевская, Луганская, Харьковская области. Соответственно Украина лишается промышленного потенциала и выхода к морю. Таким образом значительно ослаб бы Киев, он фактически потерял бы контроль над политическими процессами в проблемных регионах, а также значительную часть поступлений в государственный бюджет. Воспользовавшись этой ситуацией, Российская Федерация задействовала бы свои экономические и информационные ресурсы с целью усиления влияния на новые субъекты украинской федерации. А это наиболее густонаселенные регионы Украины, политическая ориентация населения которых неоднократно производила решающее влияние на формирование украинской власти. Пророссийские силы должны были получить значительную часть парламентских мест, а вскоре и пророссийского президента Украины. В результате через 5-10 лет Украина вошла бы не в ЕС, а в новое геополитическое и геоэкономическое образование — Евразийский союз во главе с Российской Федерацией, перспективы создания которого Путин очертил в своей программной статье в преддверии президентских выборов в России еще 3 октября 2011 г. Кстати, не дождавшись Украины, 29 мая 2014 Россия таки создала Евразийский экономический союз, к которому присоединились Белоруссия, Казахстан и Армения. Но без украинского участия по экономическим и демографическим обстоятельствам данное объединение не является полноценным.

Не следует забывать и про внутрироссийские политические процессы. В России имеются значительные социально-экономические проблемы, система государственного управления более коррумпированная, чем украинская, имеет место сепаратизм в ряде регионов, постоянно происходят террористические акты и антитеррористические операции. Все это дополнительные возможности для усиления демократической оппозиции, несмотря на репрессивные действия авторитарного режима. После аннексии Крыма рейтинг Путина вырос на треть. По результатам опроса, проведенного фондом «Общественное мнение», 29% опрошенных россиян выделили аннексию Крыма как результат усилий Путина. Среди других поступков, решений и высказываний президента РФ россияне выделили политику в отношении Украины (7%). Лишь 1% респондентов обратил внимание на политику Путина в борьбе с коррупцией, а 3% — на рост благосостояния граждан. Впоследствии негативные экономические последствия агрессии против Украины в сочетании с потерями на Донбассе, которые полностью не удается скрыть, на несколько процентов уменьшили рейтинг хозяина Кремля в ноябре, однако он остается достаточно высоким.

Политические факторы являются важными, однако экономические интересы играют не меньшую роль в агрессивной внешней политике Российской Федерации.

Экономические факторы: геоэкономика, транспорт, энергетика



Diritti Globali

Российская Федерация является одним из основных поставщиков энергоносителей, от которых зависит экономика не только Украины, но и государств ЕС. И Кремль заинтересован в сохранении российской монополии, что предоставляет ему возможность влиять на экономику, а соответственно и на политические процессы в зарубежных государствах. Однако уход Украины из зоны российского влияния ставит под сомнение реализацию ряда проектов Кремля.

Украина является одним из крупнейших потребителей российских энергоносителей. При этом в соответствии с соглашениями с РФ мы должны были закупать 50 млрд кубов газа ежегодно при реальной потребности в 30 млрд кубов. При этом в ЕС «Газпром» поставляет около 160 млрд кубов газа в год. То есть одна Украина должна была закупать объем газа, соответствующий трети общеевропейского потребления голубого топлива. Нефть, газ и нефтепродукты по состоянию на 2013 составили 70,6% экспорта России. И Украина является одним из основных потребителей российских энергоносителей. После прекращения поставок газа в Украину и падения мировых цен на нефть чистая прибыль «Газпрома» по сравнению с 2013 упала в 13 раз. Избавлению энергозависимости Украины должны способствовать значительные залежи сланцевого газа на ее территории (Юзовской и Олесской площади — 7 трлн кубометров газа) и энергоносители черноморского шельфа (3,2 млрд тонн условного топлива при том, что залежи разведаны лишь на 45%). К этому следует добавить Северо-Казантипское газовое месторождение южного шельфа Азовского моря. И странным образом проект «Новороссия» территориально совпадает с Днепровско-Донецкой (Днепропетровская, Харьковская, Донецкая, Луганская области) и Причерноморско-Крымской (Крым, Запорожская область) нефтегазоносными областями Украины. Понятно, что в случае федерализации или раскола Украины Российская Федерация могла получить контроль над основными внутренними источниками энергообеспечения украинской экономики. И здесь вопрос может идти не только о добыче, но и о ее блокировке с целью сохранения энергозависимости Украины. Так, боевые действия на территории Донецкой и Луганской областей затрудняют добычу сланцевого газа Юзовской площади (Харьковская и Донецкая области), так как увеличивают инвестиционные риски для западных инвесторов. Понятно, что вряд ли компания «Shell» будет вкладывать миллиардные инвестиции в добычу газа в зоне боевых действий на Донбассе. Еще одним лакомым куском для Кремля является газотранспортная система (ГТС) Украины с уникальными газохранилищами, контроль над которой российская сторона пытается получить уже не один год. Пропускная способность украинской ГТС оценивается в 150 млрд кубометров газа в год (возможность обеспечения транспортировки 95% российского газа для ЕС).

Не менее важным является транспортное значение Украины, через территорию которой проходит ряд панъевропейских транспортных коридоров. Украина вместе с ЕС и партнерами по ГУАМ участвует в реализации проекта транспортного коридора Европа-Кавказ-Азия (TRACECA), что идет в обход территории России, уменьшая значение ее Транссибирской магистрали. Успешная реализация этого проекта обеспечит перевозку более 50 млн т в год между развитыми экономиками старой Европы и развивающимися экономиками Азии. TRACECA представляет собой комбинированную систему железных дорог, автомагистралей, трубопроводов, авиалиний и путей морского сообщения. И все это в обход территории России. Понятно, что Кремль не заинтересован в реализации этого проекта. А установление контроля над приморскими регионами Украины или военно-политическая нестабильность в ее восточных областях значительно усложнят развитие TRACECA.

Не нужно также забывать, что на территории мифической «Новороссии» расположены вполне реальные промышленные объекты Украины, значительная часть которых имеет стратегическое значение, в том числе в сфере космонавтики и ракетостроения. Интерес для российского бизнеса представляют украинские металлургия, машиностроение, химическая промышленность, которые могли оказаться на подконтрольных России территориях. Что касается угля Донбасса, то его себестоимость с учетом государственных дотаций слишком высокая, и угольную промышленность «Новороссии» ждала бы судьба российских шахт Ростовской области, большинство которых было закрыто. Однако в современных условиях добыча угля остается едва ли не единственной условно прибыльной отраслью экономики самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР» и источником почти бесплатного угля для России, что и обусловливает ее существование до сих пор. По крайней мере, из 164 угольных шахт Украины 140 расположены на Донбассе. А это на сегодняшний день зона военно-политической нестабильности.

Для российской стороны интерес представляет и сельское хозяйство южных и восточных областей Украины. В случае воплощения в жизнь планов Кремля Россия превратилась бы в мирового лидера по производству подсолнечного масла и значительно усилила бы свои позиции на мировом рынке зерновых культур и сахара. Не нужно забывать и о создании сухопутного коридора по жизнеобеспечению Крыма, который зависит от поставок продовольствия, электроэнергии, воды с материковой Украины. Каховское водохранилище и водоканал на территории Херсонской области имеют стратегическое значение для народно-хозяйственного комплекса Крыма, получив контроль над которыми, Россия решила бы многие социально-экономические и сельскохозяйственные проблемы полуострова.

Таким образом, в результате успешной реализации проекта «Новороссия» Российская Федерация значительно усилила бы свои позиции в качестве товаропроизводителя, а не только поставщика природных ресурсов. И это является важной составляющей реализации российских геоэкономических проектов.

Владимир Путин за время своего многолетнего правления в России сделал достаточно много для успешного создания новой Евразийской империи. Реализация геополитического и геоэкономического проекта «Евразийский союз» должна способствовать вхождению России в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС с участием Китая, России, Киргизии, Казахстана, Таджикистана, Узбекистана) и в БРИКС (англ. BRICS — сокращение от Brazil, Russia, India, China, South Africa). В рамках БРИКС ЮАР, Россия и Бразилия выступают в качестве поставщиков сырья, а Индия и Китай — в качестве мировых производителей и поставщиков товаров. Это означает развитие экономических и политических взаимоотношений, выход на рынки не только Азии, но и Южной Африки и Южной Америки. В современных условиях это может превратить Евразийский экономический союз в мощного геополитического и геоэкономического игрока в системе международных отношений, конкурента США и ЕС. Однако ключевая в этом проекте страна — Китай — не может считаться безоговорочным другом России, к которой с китайской стороны есть территориальные претензии. В частности 30 ноября 2014 лидер КНР Си Цзиньпин заявил, что его страна будет хорошим соседом, но не откажется от спорных территорий. Обратите внимание на китаизацию Сибири и Дальнего Востока, где уже значительную часть населения составляют выходцы из Китая. Вхождение же Украины в Евразийский союз дало бы России кроме украинских природных ресурсов, промышленных объектов и транспортных коммуникаций, еще и демографический человеческий ресурс, который должен быть использован в противовес исламизации и китаизации российских территорий, включая Санкт-Петербург и Москву. Это фактически еще один шанс для России, о котором пойдет речь в следующей части статьи.

Андрей Дацюк для 112.ua

http://112.ua/statji/ukrainskiy-vektor-geopolitiki-rossiyskoy-federacii-predposylki-voyny-158548.html

Поделиться в соц. сетях

0