Запад ведет дело к «большой катастрофе». Но обвиняет Москву

Россия предупреждает о возможности «большой катастрофы» в случае дальнейшей поддержки Украины Западом, — отметила The Washington Times (30.01), пересказав заявление постпреда РФ при ОБСЕ Андрея Келина. Посланник России в ОБСЕ назвал руководство Украины «партией войны», которая направляет мир на опасный геополитический курс. «Я хотел бы обратиться к государствам, которые имеют влияние на киевское руководство, прежде всего, к Вашингтону. […] Только катастрофа может произойти в результате такого развития событий, — цитировала газета его выступление. — Пора прекратить покрывать бесчеловечные действия [Киева]. Недопустимо подталкивать их к продолжению войны в восточной Украине».

Подобного рода публикации были единичными и весьма краткими – их надо было читателю еще найти в изданиях.

Журнал Time (28.01) сообщил о позиции РФ: «Москва продолжала взваливать на кабинет Порошенко ответственность за конфликт на этой неделе и упрекала его администрацию за отказ выработать политическое урегулирование с действующими под координацией Кремля силами, которые фактически отделились от государства». Вроде бы и объективную информацию дал журнал, но эмоционально указал – «взваливать».

Тем не менее, Time даже позволил себе процитировать высказанные накануне президентом РФ Владимиром Путиным обвинения в адрес Киева: «На самом деле кто там воюет? Действительно, частично официальные подразделения вооружённых сил, но в значительной степени так называемые добровольческие националистические батальоны. По сути, это даже не армия – это иностранный легион, в данном случае иностранный натовский легион, который, конечно, не преследует национальных интересов Украины. Там совсем другие цели, связаны они с достижением геополитических целей сдерживания России, что абсолютно не совпадает с национальными интересами украинского народа. Но, к сожалению, мы видим то, что видим».

Christian Science Monitor (30.01) сообщила, что Михаил Горбачев осудил Запад и США, в частности, за втягивание России в конфликт из-за событий на Украине, который может стать более серьезной «горячей войной».

«В последние месяцы, — с нескрываемым сожалением указала газета, — бывший советский лидер полностью изменил некоторые из своих интернационалистских взглядов и с одобрением высказывается о политике Путина в отношении спорной территории в так называемом ближнем зарубежье. В официальных заявлениях он утверждает, что фактическая аннексия Россией Крымского полуострова законна и является исправлением исторической ошибки — при том, что большая часть мирового сообщества не признает изменившиеся границы».

«Западные лидеры грозятся ввести новые санкции против России после того, как десятки человек погибли в выходные из-за применения силы в восточной Украине. Новые бои изменили ситуацию, которая ранее, казалось, шла на ослабление конфликта, и превратили ее в дипломатический кризис для Европы и США», — писала The Christian Science Monitor (27.01).

«Меркель назвала атаку на Мариуполь „ясным и совершенно необоснованным нарушением перемирия“ в телефонных разговорах с президентами Украины и России в воскресенье и попросила Владимира Путина предотвратить дальнейшую эскалацию» — указала газета.

СМИ подробно и много цитировали тех, кто с возмущением осуждал ополченцев Донбасса в гибели жителей Мариуполя. При этом сами издания занимали вроде бы нейтральную позицию и не проявляли эмоций. Однако, ранее — при сообщениях о гибели десятков и сотен мирных жителей Донецка, Луганска и других городов Донбасса от артиллерийских обстрелов киевских силовиков — в публикациях нельзя было найти аналогичных возмущенных откликов.

Единственным автором, у которого в буквальном смысле «прорвало» эмоции, был Дэвид Крамер (David J. Kramer). В статье «Шесть способов помочь Украине противостоять недавней российской агрессии» (The Wall Street Journal, 2.02) он дошел почти до истерики, призывая включить президента РФ Владимира Путина в санкционный список США. А заодно и министра иностранных дел Сергея Лаврова, министра обороны Сергея Шойгу и главу Газпрома Алексея Миллера.

Тема о санкциях против России стала главной для ведущей газеты деловых кругов The Wall Street Journal. Так, 28 января она оповестила читателей о том, что «лидеры стран Евросоюза опубликовали во вторник жесткое заявление, в котором осудили действия России на Украине и попросили министров иностранных дел ЕС разработать варианты новых санкций».

Газета, правда, допустила, что новое греческое правительство может выступить против оказания дополнительного давления на Москву. Однако, эти предположения были развеяны прагматичным подходом греков к собственным финансовым проблемам. По мнению агентства Associated Press (29.01), отношения с Россией дают в руки греческих властей козырь в деле урегулирования вопроса об их собственной огромной задолженности.

Это мнение оправдалось, и 30 января та же The Wall Street Journal сообщила, что главы МИД стран ЕС продлили срок действия санкций в отношении России. «Министры также выпустили заявление, критикующее Москву за предоставление „продолжающейся и растущей“ поддержки украинских повстанцев, со словами о том, что Россия разделяет „ответственность“ за недавний всплеск насилия. Язык заявления был слегка смягчен по сравнению с ранней версией, отчасти из-за уважения к озабоченности Греции, говорят дипломаты», — указала газета.

Термин «гражданская война» применительно к Украине совсем вышел из употребления в ведущих СМИ. Украинский кризис они рассматривают исключительно как конфликт Украины с Россией или как конфликт Запада с Россией в связи с её вовлеченностью (Запад, получается, совсем не вовлечен) в события на Украине.

«Конфликт Украины с Россией — не американское дело», — такое мнение высказал автор журнала Forbes (29.01). Обосновывая свою позицию, Дуг Бэндоу (Doug Bandow), в частности, напомнил американским читателям, что «Россия — не Сербия, не Ирак, не Афганистан и не Ливия». Кроме того, указал автор — «У Москвы на Украине больше интересов, чем у Запада, и действовать она будет соответственно. Воинственные американские болтуны из числа обозревателей и аналитиков полагают, что одного резкого слова Вашингтона достаточно, чтобы заставить любую страну броситься наутек. Если бы только президент Барак Обама „проявил лидерские качества“ и „продемонстрировал решимость“, Владимир Путин сразу бы признал, что он неправ, отказался помогать украинским сепаратистам, бросил Крым и отправился в сибирскую ссылку».

О том, что ФБР обвиняет «российского банкира» в шпионаже в пользу Москвы в Нью-Йорке, сообщила The Washington Post (27.01) и буквально все влиятельные и не очень медиаисточники США. По сути, СМИ раздували скандал не только и не столько вокруг Евгения Бурякова (фамилию которого, кстати, почти везде писали как Боряков) и еще двоих подозреваемых, сколько вокруг России, которая — ни много, ни мало — стремилась через них «дестабилизировать американский фондовый рынок» (Newsweek, 28.01).

А «шпионская сеть» в составе трех человек (один из которых покинул Нью-Йорк осенью 2013 года, второй — осенью 2014-го) занималась сбором секретных экономических данных в интересах России, в том числе сведений о введенных против Москвы экономических санкциях. Ни один из журналистов, описывавших ситуацию, не поинтересовался простым вопросом: почему же о «шпионской сети», которую ФБР «вело» не один год, власти США заговорили только что…

О понижении рейтинга РФ американским агентством Standard & Poor’s в начале недели писали практически все ведущие издания страны, увязывая его чаще всего с результатом санкций Запада против России. И откровенно называли причину — украинский кризис. Вернее, не так, ведь словосочетание «украинский кризис» предполагает конфликт между сторонами внутри Украины, поэтому — напомню — СМИ его избегают, предпочитая говорить о кризисе, конфликте в отношениях России с Западом «из-за ситуации на Украине».

Вот так, например, как The Wall Street Journal (27.01): «До усиления напряженности с Западом из-за ситуации на Украине Россия предпринимала шаги, направленные на поощрение и поддержку управляющих фондами по всему миру инвестировать в рублевые долговые инструменты».

Фактически, понижение рейтинга России американским рейтинговым агентством нужно рассматривать исключительно как продолжение антироссийских санкций, организованных США, но эти выводы американские аналитики и СМИ предпочитают во всеуслышание не делать.

О том, что Россия обречена, заявил Мэтт О’Брайан (Matt O’Brien) в The Washington Post (28.01). В большой статье он приводит много доводов в подтверждение своей идеи, но в итоге все они сводятся вот к этим: «Россия обречена до тех пор, пока нефть остается дешевой, а санкции никто не отменяет. Она могла бы продержаться с какой-то одной из этих проблем. Но действуя вместе, эти два фактора разрушают российскую экономику, а также ее способность брать и погашать кредиты».

Другой автор, Чарльз Выплош (Charles Wyplosz), в Project Syndicate (27.01) доказывает обратное, приводя в пример те же санкции и цены на нефть: экономика России не рухнет. И его доводы вполне логичны — «В последние годы Россия наслаждается существенным профицитом бюджета, а госдолг не превышает 20% ВВП. Да, доходы от нефти и газа — а это львиная доля доходов правительства — упали вдвое, если считать в долларах. Однако российская валюта упала примерно на столько же, а это значит, что доходы правительства в рублях остались приблизительно неизменными. Российский баланс счета текущих операций также был в основном в плюсе в последние годы. Валовой государственный и частный внешний долг — ниже 40% ВВП, причем его большая часть номинирована в рублях. Резкое падение экспортных доходов быстро меняет ситуацию, но Россия стартует из комфортного положения. Паниковать было бы преждевременно».

Отмечены позитивные, местами восторженные рецензии в газетах The Wall Street Journal (29.01) и The Washington Post (29.01) на гастроли балета Мариинского театра в городах США.

Одновременно публиковались негативные статьи о восприятии в России фильма Андрея Звягинцева «Левиафан». Авторы всячески подчеркивали, что препоны фильму в России ставят именно властные структуры и РПЦ. А причина тому — правдивое изображение в фильме картины российской жизни и бюрократии. При этом в The New York Times (28.01) авторы даже не упомянули, что «Левиафан» получил 23 января получил несколько престижных премий национальной кинонаграды России «Золотой орел».

А Маша Липман (Masha Lipman) откровенно назвала статью объемом в 1200 слов «Кампания против «Левиафана» в России» (The New Yorker, 28.01). Однако уделила в последнем абзаце целых 17 английских слов тому, что кинофильм все-таки выиграл в России «Золотого Орла» за лучшую режиссуру, а два его актера были удостоены высших премий. Забыла почему-то сказать о четвертой награде – за лучший монтаж.

И надо отдать ей должное — ещё 31 английское слово в том же абзаце она отдала информации о том, что пресс-секретарь Владимира Путина не считает «Левиафан» антирусской картиной, и «он будет болеть за него, чтобы тот выиграл премию „Оскар“».

Более того, в середине статьи Липман почти полсотни слов посвятила предыстории фильма: «Звягинцев неоднократно говорил, что на создание фильма его вдохновила история Марвина Джона Химейера (Marvin John Heemeyer), сварщика из американского штата Колорадо. После потери своей земли в споре с властями в 2004 году он снес бульдозером несколько зданий в своем городке, а затем покончил с собой. И подобная история, по мнению Звягинцева, могла произойти где угодно».

Опубликовано: 03/02/2015 12:11

http://inosmi.ru/overview/20150203/226014028.html

Поделиться в соц. сетях

0