Золотая лихорадка в Арктике

Эти события происходили сразу после Рождества 2012 года — нефтяная бурильная платформа Kulluk высотой в 84 метра покачивалась, как метроном, на штормовом ветру в районе залива Аляска. Буксир, с помощью которого осуществлялась ее транспортировка платформы, беспомощно болтался на волнах высотой в 15 метров, его четыре дизельных двигателя были залиты морской водой, а сама платформа вместе с дежурной командой из 18 человек приближалась к барьерному острову. Если платформа Kulluk с ним столкнется, то она может расколоться, и тогда 35 тысяч литров дизельного топлива и еще 3 тысячи литров опасных жидкостей попадут в морскую воду.

К счастью, вертолет Береговой охраны смог снизиться, взять на борт членов команды и доставить их в безопасное место. Через несколько дней платформа все-таки врезалась в остров, однако она не разломилась. Экологической катастрофы удалось избежать, но вероятность ее была высока. И никто из людей не пострадал.

Этот близкий к катастрофе инцидент не вызвал большого удивления у защитников окружающей среды. Они еще раньше предупреждали о возникновении проблем в том случае, если компания Shell, оператор платформы Kulluk, получит разрешение на проведение буровых работ в Арктике. Эта многонациональная нефтяная компания не была подготовлена для работы в суровых условиях крайнего севера, говорили экологи.

В этом месяце компания Shell вновь попытается провести бурение в арктических водах Соединенных Штатов. Если они будут успешными, то это откроет двери полномасштабным работам Америки в одном из самых нетронутых мест на нашей планете, и это будет означать, что Соединенные Штаты вступают в период золотой лихорадки и погони за богатствами Арктики, которая уже началась в других местах.

Однако экологи предупреждают: если произойдет еще один инцидент, то тогда попытки проводить бурение на американском крайнем севере будут прекращены на годы. Добыча нефти является одним из доминирующих спорных вопросов в ходе новейшей Большой игры — так Редьярд Киплинг называл соперничество ведущих держав за доминирование в удаленных, но весьма значимых в стратегическом отношении регионах мира.

В Арктике, занимающей 8% поверхности Земли, температура повышается в два раза быстрее, чем в остальных частях нашей планеты. Если весь лед там растает, то тогда этому региону грозит опасность превратиться в Дикий Запад XXI столетия, во всеобщую схватку за власть и богатства, содержащиеся на верхушке нашей планеты.

«Арктика выходит на мировую арену, и пока еще не ясно, сможет ли бизнес, правительства или другие операторы полностью устранить риски», — подчеркивается в опубликованном в мае 2015 года докладе Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations). Лед исчезает с такой быстротой, что весь Северный ледовитый океан, по данным американских Военно-морских сил, может полностью освободиться от него к 2050 году, и тогда корабли получат возможность пересекать Северный полюс.

Недавно освободившиеся ото льда участки океана уже создают проблемы для Соединенных Штатов в области безопасности и проведения спасательных работ, отмечает контр-адмирал Дэниел Абель (Daniel Abel), возглавляющий Береговую охрану в 17-м районе, площадь которого составляет почти 10 миллионов квадратных километров и включает в себя 75 тысяч километров береговой линии, а также отдельные участки Тихого океана, Берингова моря и Северного ледовитого океана. Так много льда исчезло с 1970 года, что «только площадь освободившейся от него воды, с которой я вынужден иметь дело, составляет 45% от континентальной территории Соединенных Штатов», — сказал Абель.

В американской Арктике нет глубоководных портов, и поэтому в том случае, если лед растает, спасательные команды нужно будет направлять на большее расстояние с тех баз, которые расположены далеко на юге. Угроза пойти ко дну для кораблей в опасных арктических морях является вполне реальной. Во время недавних военно-морских учений представители всех видов вооруженных сил планировали свои действия на случай возможных сценариев ближайшего будущего, включая захват террористами корабля в арктических водах, появление вражеского корабля с ядерным оружием на борту к северу от Аляски, а также устранение последствий масштабного разлива нефти на морской нефтяной платформе.

Кроме того, потепление освобождает блокированные ранее торговые пути, а также участки акватории для проведения буровых работ и добычи полезных ископаемых, и поскольку ставки очень высоки, арктические нации надеются на то, что нынешний мир будет сохранен. Однако они продолжают вооружаться и готовиться к ухудшению ситуации, а Россия в настоящее время предпринимает наиболее агрессивные шаги.

В марте этого года в России были проведены масштабные военные маневры на крайнем севере, в которых принимали участие 38 тысяч военнослужащих, более 50 кораблей и 110 самолетов. «Россия считает наращивание вооруженных сил в Арктике своим стратегическим приоритетом, она восстанавливает аэродромы и порты советской эпохи, а также осуществляет сосредоточение военно-морских ресурсов», — подчеркивается в докладе Комитета по международным отношениям. Недавно российские военные самолеты, которые называют «медведями», возобновили полеты вблизи воздушного пространства Соединенных Штатов в районе Аляски — последний раз они осуществлялись во время холодной войны.

Военно-морские ведомства и транспортные компании с жадностью наблюдают за возможным сокращением торговых маршрутов, которое становится возможным в вязи с таянием льда. Российский Северный морской путь стал летом свободным ото льда уже в 2007 году, и это сокращает дистанцию от Азии до Европы на 30%. Подобное сокращение позволяет экономить топливо и избегать тех мест у берегов Африки, где много пиратов. Пять грузовых судов прошли по этому маршруту в 2009 году, а в 2013 их уже было 71. Российский президент Владимир Путин хочет сделать расположенный между Аляской и Россией Берингов пролив новым Суэцким каналом, а американские военно-морские планировщики уже стали называть акваторию между Россией и Аляской «Беринговыми воротами» (the Bering Gate).

Речь идет о новом типе геополитической холодной войны, и опасность состоит в том, что Соединенные Штаты могут ее проиграть. «Сегодня мы находимся с Россией в разных лигах, — отмечает начальник Береговой охраны Пол Цукунфт (Paul Zukunft). — Мы вообще не играем в эту игру». В Арктике единственный способ передвижения по поверхности воды, покрытой все более тонким слоем льда, — осуществлять поисково-спасательные операции, проводить военные или коммерческие корабли или реализовывать серьезные исследования — использование ледоколов.

У Соединенных Штатов их всего лишь два, оба они уже старые, а «денег на новые ледоколы нет», сообщает Фрэн Алмер (Fran Ulmer), председатель Арктической исследовательской комиссии США (U.S. Arctic Research Commission). По ее словам, один ледокол может стоить до миллиарда долларов, и «нужны годы для того, чтобы его построить». В Росси действуют 27 ледоколов, а Китай — он не является арктической нацией, но имеет свои виды в отношении этого региона — в следующем году уже будет обладать двумя.

Туристические суда также начали посещать американский арктический регион, проходя через формально покрытый льдом Северо-западный проход, который представляет собой маршрут длинной в 1,5 тысяч километров в районе Аляски и северной части Канады. Это самый короткий путь между Европой и Азией, который западные исследователи искали в течение многих веков. В течение столетий это кладбище кораблей разрушало их с помощью льда, убивало моряков с помощью голода, болезней и холода. Наиболее известными являются трагедии судов British Erebus и Terror, которые были зажаты льдами в 1848 году. Их команды сошли на лед в поисках спасенья, но закончилось это все тем, что они съели друг друга.

Все эти ужасные истории больше не относятся к современному состоянию этого морского пути, а одно немецкое круизное судно в плановом порядке уже провозит своих находящихся на отдыхе пассажиров по Северо-западному проходу. В 2016 году огромный люксовый лайнер Crystal Serenity пройдет по маршруту от города Сьюарда на Аляске до Нью-Йорка с одной тысячей пассажиров на борту, развлекающихся в его холлах, барах и каютах. Цена самого дешевого билета составляет 21455 долларов.

Даже частные яхты начинают появляться в районе города Барроу на Аляске, а Береговая охрана и местные жители ничего об этом заранее не знают. В результате, в отличие от других мест в Соединенных Штатах, международные путешественники оказываются на американской территории без всякой регистрации. Путешественники на борту двух подобных яхт — одной норвежской и одной российской — рассказали мне о своем удивлении при прохождении через американские арктические воды — они нигде не показывали свои паспорта, и никто не задавал им никаких вопросов. «Мы просто сошли на берег», — сказал один из них.

Аэропорт города Барроу находится в километре от берега, и любой оказавшийся на берегу мореплаватель, обладающий американскими водительскими правами, может купить билет на коммерческий рейс в Анкоридж и через день оказаться в любом другом городе Америки — и никто об этом ничего не узнает.

Синдром снежного шарика

Россия и Китай проводят активную политику на крайнем севере, и делают они это не только по причине замечательных пейзажей и более экономичных торговых путей. Они также полагают, что там находятся огромные богатства в виде ресурсов. Расположенные под арктическими водами предполагаемые нефтяные месторождения и залежи минералов — прежде всего новые запасы углеводородов у берегов России, Норвегии, Гренландии и Канады — стали причиной подводной земельной лихорадки.

Все арктические прибрежные государства в настоящее время владеют правами на месторождения минералов, расположенными под водами в районе континентального шельфа, а их «исключительная экономическая зона» составляет 200 миль. Однако по закону, который называется Конвенция ООН по морскому праву (UNCLOS), любое прибрежное государство имеет возможность претендовать на дополнительные 200 миль морского дна, если она докажет работающим в ООН специалистам, что речь идет о части ее континентального шельфа. Россия и Норвегия уже подали соответствующие заявки.

В предыдущие летние периоды ученые на борту американского ледокола Healy провели картографические работы и взяли образцы морского дна у северных берегов Аляски для того, чтобы получить возможность подать такую же заявку — потенциально существует вероятность получить новую территорию, которая по своему размеру в два раза превосходит Калифорнию. Однако, в отличие от других арктических государств, Соединенные Штаты сегодня не имеют возможности подать такого рода заявку, потому что только они еще не подписали этот договор — несмотря на его поддержку администрациями Буша и Обамы, несмотря на поддержку со стороны Министерства обороны, транспортных фирм, нефтяных компаний, Торговой палаты США и экологических объединений.

Республиканцы в течение многих лет блокируют подписание Конвенции ООН по морскому праву. Они выступают против положения, которое предоставляет право Международному органу по морскому дну (ISA) осуществлять контроль над морским глубинным бурением. Они полагают, что любое наблюдение со стороны международных институтов за деятельностью в океане ограничивает суверенитет Соединенных Штатов, и все это происходит, несмотря на произведенный в 1994 году пересмотр правил, в результате которого Соединенные Штаты получили право вето в отношении любого решения Международного органа по морскому дну в том случае, если они подпишут этот закон.

Когда в 2012 году вопрос о Конвенции по морскому праву в последний раз обсуждался в Сенате, 34 республиканских сенатора заявили о том, что они будут голосовать против, и тем самым они, по сути, его «убили», поскольку для его ратификации требуется большинство в две трети голосов.

В течение многих лет Вашингтон лишь наблюдал за более агрессивными шагами других стран в Арктике, однако в последние несколько месяцев он стал уделять арктическому региону больше внимания. В январе президент Барак Обама издал правительственное распоряжение относительно координации федеральных усилий в рамках Национальной арктической стратегии. Нынешняя администрация также призывает к более интенсивным контактам между федеральными ведомствами, осуществляющими контроль за проведением буровых работ на шельфе в Арктике и выдающими соответствующие разрешения. По мнению представителей компании Shell, подобный шаг можно рассматривать как большое подспорье.

А в апреле Соединенные Штаты получили председательство в Арктическом совете, в дипломатической организации восьми арктических наций, задачей которой является совместное решение вопросов, связанных с развитием и сохранением окружающей среды в этом регионе. Пока страны, входящие в Арктический совет, приняли протокол поисково-спасательных работ, а также разработали меры по борьбе с последствиями разлива нефти на море.

Однако «деньги пока еще не потекли. Другие арктические страны действуют более целенаправленно», — отмечает Алмер. Расположенные значительно южнее 48 штатов не связаны с Аляской, и, возможно, «именно поэтому Соединенные Штаты не считают себя арктической нацией, — подчеркивает она. — Обеспечение общественной поддержки, необходимой для получения финансирования, является непростой задачей».

В мае сенатор от штата Аляска Дэн Салливан (Dan Sullivan) представил поправку к Закону об ассигнованиях на национальную оборону (National Defense Authorization Act), в которой содержится требование о том, чтобы министр обороны представлял детали военного плана в отношении Арктики. «Одно дело говорить об этих вопросах, а другое — иметь обязательное положение, подтверждающую нашу стратегию, — подчеркивает он. — Это синдром снежного шарика. Американцы в расположенных ближе к югу 48 штатах рассматривают нас как нечто, что они видят в подобном сосуде. Это им нравится. Но серьезно они нас не воспринимают».

Конечно, Shell Oil и другие компании, купившие права на проведение работ к северу от Аляски, воспринимают Арктику весьма серьезно. Но, несмотря на финансовые ставки, другие компании еще не вступили в холодную арктическую воду. Они сначала хотят посмотреть, что будет происходить с Shell. «Shell опережает нас в своем дерзновении», — сказал мне один из руководителей фирмы ConocoPhillips. И, если Shell добьется успеха, ее примеру, вероятно, последуют многие другие, и тогда расположенные к югу 48 штатов после многих лет отсутствия интереса, возможно, начнут фокусировать свое внимание на американском крайнем севере.

Эскимосы и нефтяники

В 2008 году компания Shell заплатила рекордную сумму в 2 миллиарда долларов за проведение разведки в перспективном районе Burger, и ей был выдан целый набор разрешений на проведение работа по поиску нефтяных и газовых месторождений в Чукотском море, расположенном между проливом Лонга и Мысом Барроу. Парадоксальным образом компания Shell выкупила у правительства право на проведения буровых работ в тех района, за которые она уже заплатила в 1989 году и 1990 году. Сроки этих старых арендных договоров истекли с того момента, как Shell начала проводить бурение, но не обнаружила месторождений нефти.

Другие фирмы также не смогли добиться успеха — 35 скважин были пробурены в арктических водах в период между 1981 годом и 2002 годом, но ни одной из них не удалось добраться до нефтеносных пластов. «Мы нашли природный газ, но нас он не интересовал, — говорит Энн Пикард (Ann Pickard), исполнительный вице-президент Shell по Арктике. — И тогда мы оттуда ушли».

Однако в 2008 году ситуация изменилась. Геологическая служба США (USGS) опубликовала доклад, в котором было сказано: 13% всех еще не найденных запасов нефти на планете и 30% запасов природного газа находятся за Северным полярным кругом, и большая их часть располагается под водой. «Значительный по своим размерам континентальный шельф Арктики может хранить в себе самые большие неразведанные запасы нефти на Земле», — отмечалось в докладе Геологической службы США.

В то же самое время запасы добываемой на Аляске нефти — в свое время они обеспечивали 25% потребностей Соединенных Штатов — истощаются, и по государственным трубопроводам перекачивается лишь треть от пиковых объемов. Эксперты компании Shell решили вновь изучить старые места поиска с использованием недавно разработанного сейсмической техники 3D и компьютерного моделирования. Они согласились с оценками Геологической службы США: расположенные в Арктике в районе Чукотского моря и Моря Бофорта запасы нефти составляют 27 миллиардов баррелей.

Аренда участков в Море Бофорта стоила компании Shell 84 миллиона долларов. Однако приобретение права аренды в Соединенных Штатах не означает одновременно получение права на проведение бурения. Фирме Shell еще нужно получить около 30 разрешений от целого ряда контролирующих органов, включая Агентство по охране окружающей среды (Environmental Protection Agency), Министерство внутренних дел и Национальную океаническую и атмосферную администрации (National Oceanic and Atmospheric Administration). Компания Shell надеялась преодолеть все эти препятствия, но она совершила стратегическую ошибку: она не посоветовалась с местными эскимосами-инупиатами, которые опасаются того, что буровые работы отпугнут китов и других морских млекопитающих, которые являются для них важными источниками пропитания.

«Океан — это наш сад», — сказал Эдвард Итта (Edward Itta), бывший в то время мэром расположенного на севере Аляски округа Норд-Слоуп, который по своим размерам сопоставим со штатом Вайоминг. «Добывание себе пищи с помощью охоты, рыбной ловли и сбора ягод является нашей ДНК. Это и делает нас теми, кто мы есть».

Адвокаты этого округа обратились в суд. Очень быстро к этому делу присоединились другие эскимосы, а также экологические организации. Они обвинили компанию Shell в том, что Служба по контролю за использованием минеральных ресурсов — федеральное агентство Министерства внутренних дел, отвечавшее в то время за выдачу разрешение на проведение бурения, — не провела необходимых научных исследований, которые дали бы ответы на вопрос о том, могут ли буровые работы в Море Бофора нанести ущерб морским млекопитающим и вызвать опасное загрязнение воздуха и воды.

Суд вынес решение не в пользу компании Shell, и поэтому она вынуждена была начать работу по изменению своих планов относительно бурения. Однако с каждым годом количество поданных судебных исков увеличивалось, и все больше экологических групп стали участвовать в этих процессах. Федеральные агентства были напуганы возможностью еще большего количества судебных исков, и процесс выдачи разрешений на проведение буровых работ стал еще более сложным. Только разрешение относительно чистоты воздуха составило 1400 страниц, весило около 4 килограммов, а на его составлением сотрудники компании Shell работали несколько месяцев.

В 2012 году компания Shell потратила 4 миллиарда долларов на проведение различных исследований, на подачу заявок и разного рода подготовительные работы — и в этом время она даже не приступала к бурению.

Большая часть представленных инупиатами возражений в суде были сняты в том же году после того, как фирма Shell сократила свои планы и пообещала не проводить никаких работ в течение нескольких недель, когда идет охота на китов. В конечном итоге специалисты компании Shell начали бурение летом того года, но эти работы продолжались недолго, и никакой нефти не было обнаружено.

Затем ледокол Kulluk сел на мель в районе барьерного острова, и специалисты фирмы Shell были вынуждены вновь прервать работы, несмотря на то, что, по словам Пикард, «собственно бурение в 2012 году проходило хорошо. Инцидент с ледоколом Kulluk случился тогда, когда сезон работ уже закончился — и все это вообще произошло не в Арктике. И уже после того, как мы уехали».

Тем не менее едва не произошедшая катастрофа стала причиной проведения расследования на федеральном уровне, и, кроме того, были выдвинуты обвинения по поводу плохого управления и некомпетентности. Наконец, 11 мая 2015 года Управление по охране окружающей среды Министерства внутренних дел пришло к выводу о том, что планы морского бурения компании Shell «не окажут существенного воздействия» на воду у северных берегов Аляски, а также не нанесут там ущерба дикой природе.

Предохранительные меры включали в себя установление специальных заглушек для предотвращения разлива нефти (они были изготовлены по типу тех, с помощью которых удалось остановить разлив нефти в 2010 году в Мексиканском заливе после разлива нефти на месторождении Macondo). Кроме того, были использованы два буксира вместо одного для погружаемой буровой платформе Polar Pioneer, у которой нет собственных двигателей, а федеральные наблюдатели находились на ней 24 часа в сутки.

Будет также проводится более строгий контроль за деятельностью частных подрядчиков, халатность которых в 2012 году — не было сообщено об остановке двигателей, а представители Береговой охраны не были поставлены в известность относительно возникшей опасной ситуации на борту буровой платформы Noble Discoverer — привела к заключению сделки между сторонами и выплате 12,2 миллиона долларов в виде штрафов и оплаты услуг, предоставленных местным сообществом.

Кроме того, руководство компании Shell согласилось проводить консультации со старейшинами инупиатов относительно любого воздействия на морских млекопитающих, а также о приостановке работ во время охоты инупиатов на китов, как это было в 2012 году.

В июне корабли компании Shell стали прибывать в Голландскую бухту на Алеутских островах, где горы вулканического происхождения защищают глубоководную стоянку, расположенную на расстоянии в 1600 километров от предполагаемого места бурения.

А в июле предполагается формирование целого флота из 30 кораблей — две буровые платформы, баржи технической поддержки, ледоколы, места для проживания персонала и даже нефтяной танкер для сбора нефти в случае ее разлива, — если будет одобрено окончательное разрешение, и тогда корабли направятся вдоль Алеутской гряды, а затем повернут на север в сторону Берингова пролива, где Соединенные Штаты и Россию отделяют друг от друга всего около 60 километров. Позднее в июле этот флот достигнет Чукотского моря, где команда компании Shell попытается начать бурение двух пробных скважин. Эта фирма уже инвестировала в свой арктический проект 7 миллиардов долларов, и ей еще только предстоит начать добычу нефти хотя бы на одной скважине.

«Мы считаем этот регион потенциальным Мексиканским заливом, — говорит Пикард. — По нашему мнению, объем добычи в будущем составит здесь больше 1 миллиона баррелей в день». Однако экологи опасаются того, что этот проект закончится катастрофой даже в том случае, если компания Shell найдет черное золото. «Если все пойдет по худшему варианту, то не будет никакой возможности провести работы по очистке или сдержать разлив нефти на льду, — отмечает Эрик Графе (Erik Grafe), адвокат некоммерческой организации Earthjustice, занимающейся юридическими аспектами охраны окружающей среды. — Даже наилучшим образом подготовленные компании не готовы к тому, чтобы работать в условиях Арктики». В начале июня организация Earthjustice вместе с консорциумом экологических объединений подала иск в суд, оспаривая законность проекта фирмы Shell.

Хотя эскимосы, занимающиеся охотой на китов, не присоединились к новым искам, они продолжают занимать осторожную позицию. В прошлом месяце Гарри Броуэр (Harry Brower) из Барроу, охотник на китов и председатель Комиссии эскимосов Аляски по китам (Alaska Eskimo Whaling Commission) находился в своем офисе, расположенном в северной оконечности Америки, в 512 километрах к северу от Северного полярного круга, на другой стороне улицы, напротив пляжа с черным песком и Чукотского моря.

Весенний сезон охоты на китов только что закончился. Этот вид — черная вода и белый лед, мало чем отличался от того, что видели его предки 4 тысячи лет назад. Полярные киты недавно прошли около Барроу на пути к их летним местам кормления у берегов Канады.

«У нас много вопросов, которые пока остаются без ответа, — сказал Броуэр. — Мы не знаем, как шум (от буровых работ и от проходящих кораблей) будет воздействовать на морских животных. Мы не знаем, что произойдет в случае разлива нефти. Технологии очистки могут оказаться несовершенными. Тестирование способов очистки проводилось при спокойном море. Я не уверен, что полученный опыт может быть применен при ветре 56 километров в час и высоте волн 4 метра».

Если компания Shell, как говорит Пикард, этим летом будет сопутствовать удача, то ей, все равно, нужно будет начать новый процесс подачи заявки для получения разрешения на добычу нефти. Фирма Shell вынуждена будет построить новый трубопровод по тундре в Аляске, ей нужно будет создать условия для подводной транспортировки нефти и установить соединение с существующим трубопроводом, который проходит от наземных месторождений от Прадхо-Бей (Prudhoe Bay) до Вальдиза. Новое строительство потребует «самого серьезного заявления относительно воздействия на окружающую среду, — говорит Пикард. И добавляет: «первые работы по добыче могут начаться в период с 2025 года по 2030 год».

Существующие барьеры чуть было не заставили Shell отказаться от этого проекта, признает она. «Мы не один раз оказывались на грани того, чтобы прекратить работы. Самый главный аргумент состоял в следующем: если не мы будем реализовывать этот проект, то это сделают другие. Если проект освоения месторождения Burger окажется успешным, то это приведет к развитию всего региона».

Судьба арктического проекта компании Shell этим летом, а также в течение следующих несколько летний периодов будет одним из ключевых индикаторов того, как Соединенные Штаты могут одновременно справляться с задачей, связанной с сохранением влияния, использованием существующих коммерческих возможностей, а также с защитой окружающей среды в одном из самых девственных мест на планете.

Пикард подаст в отставку после завершения операции на Аляске, и сделает это независимо от того, каким будет результат. Однако она продолжает ощущать давление. «Когда я посещаю одну из арктических стран, представители других правительств мне говорят: Весь мир на вас смотрит. Вам необходимо добиться успеха. Если вы не добьетесь успеха, то это нанесет нам ущерб — в других частях Арктики. Я думаю, что это лето является историческим. Историческое бремя».

ИноСМИ

%d такие блоггеры, как: